Силовики, Бурейко, тиндер и суд над блогерами: что происходит Юлиана Скибицкая

Юлиана Скибицкая

Украинского блогера Александра Барабошко (известного как Крус) арестовали на два месяца, а его коллегу Владимира Петрова отправили под домашний арест на такой же срок. Их подозревают в организации скандала с чиновником Нацполиции Александром Варченко. Студентка Киевского политехнического института Наталья Бурейко обвиняла его в онлайн-домогательствах в приложении для знакомств Tinder и угрозах. Но потом она заявила, что стала жертвой провокации и исчезла. 29 ноября у Петрова и Барабошко прошли обыски. Громадское рассказывает, что известно об этой запутанной истории.

Что случилось?

7 ноября Наталья Бурейко в Facebook попросила о помощи. Девушка написала, что Александр Варченко — чиновник Нацполиции и муж первой заместительницы руководителя Государственного бюро расследований (ГБР) Ольги Варченко — начал агрессивно ухаживать за ней в Tinder, а затем и угрожать. Она предоставила скриншоты переписки с ним в приложении.

Сам Варченко все обвинения опровергал. На следующий день девушка написала, что подала заявление в прокуратуру, но уже вечером удалила старые посты и извинилась перед Варченко. Она сказала, что стала жертвой провокации «российских хакеров». После этого девушка исчезла, в университете ее объявили в розыск.

Кого и за что арестовали?

29 ноября у блоггеров Александра Барабошка, Владимира Петрова и Василия Крутчака прошли обыски. Первых двух задержали. По словам Барабошко, силовики пришли за ним в кафе, где он сидел с друзьями, и в момент задержания жестко обращались с ним.

Петров сказал, что его задержали на трассе.

Василий Крутчак, который проходит по этому делу как свидетель, рассказал Громадскому, что вчера его дом тоже обыскали «без соответствующего постановления» и изъяли технику.

Военная прокуратура сообщила, что проводит расследование по фактам:

— заведомо ложного сообщения о преступлении, объединенного с искусственным созданием доказательств обвинения;

— нарушения тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной или другой корреспонденции, передаваемой средствами связи или через компьютер, в частности относительно должностного лица;

— воздействия на сотрудника правоохранительного органа с целью помешать выполнению служебных обязанностей, а также по факту незаконного сбора, хранения и использования конфиденциальной информации о лице.

30 ноября состоялся суд в закрытом режиме, на котором обоим блогерам избрали меру пресечения: Барабошко арестовали на два месяца с возможностью залога в 3 млн. гривен, или $106 тыс. (прокуратура просила 6,5 млн. гривен — почти $230 тыс.), Петрова отпустили под домашний арест (прокуратура просила залог за него в 48 млн. гривен — почти $1,7 млн.). И Барабошко, и Петров собрались подавать апелляцию.

Ким Веремейчук, адвокат Владимира Петрова, объяснил Громадскому, чем вероятно руководствовался суд, когда выбирал подозреваемым различные меры пресечения. По его мнению, то, что у Петрова есть 14-летняя дочь, могло стать причиной назначения домашнего ареста. А у Барабошко детей нет.

«Единственная серьезная статья, которая угрожает Владимиру — это 163, там семь лет лишения свободы. Речь идет о нарушении тайны переписки и телефонных разговоров. Однако по словам обвинения Владимир, возможно, получал информацию о факте этих разговоров и времени, когда это было. А это абсурд», — добавил адвокат.

Наталья Бурейко. Фото: Страница в Facebook

Что с Натальей Бурейко?

Наталья Бурейко до 29 ноября не выходила на связь. В университете говорили, что не видели ее с 8 ноября, ее родители и друзья отказывались от комментариев. Однако через несколько часов после обысков у блогеров, на сайте издания «Страна.UA» появилось короткое интервью с ней.

Девушка рассказала, что ее знакомые — Илья и Вадим — попросили предоставить доступ к своей странице в Facebook, чтобы разместить там «одно сообщение». Речь шла о первом посте, где были скриншоты из мнимой переписки с Варченко. За это ей пообещали 1500 гривен ($53). После того, как история стала резонансной, девушка написала заявление в прокуратуру. Знакомые забрали у нее телефон и, по ее словам, переписывались с ее страницы в Facebook. Поэтому Бурейко должна была свидетельствовать в полиции, что ей действительно угрожали. «Я поняла, что это бессмысленно и я даю ложные показания. Я рассказала, как все было на самом деле», — сказала она. По словам Бурейко, теперь силовики снимают для нее жилье. Также она добавила, что никогда не слышала о Владимире Петрове.

В «Страна.UA» сообщили, что встретились с девушкой 29 ноября. В тот же день издание опубликовало свою версию того, в чем обвиняют Петрова — со ссылкой на «источники в правоохранительных органах». Они утверждают, что Петров создал пиар-структуру, выполнявшую заказы политиков и занимавшуюся «черным пиаром». Якобы осенью Петров получил заказ против Александра Варченко для того, чтобы подорвать позиции Ольги Варченко в Госбюро.

Как уже писало Громадское, у Ольги Варченко конфликт с руководителем ГБР Романом Трубой. В августе этого года Труба на брифинге единолично решил отказать конкурсной комиссии рассматривать вопрос о назначении 27 кандидатов на руководящие должности в ГБР.

Тогда Ольга Варченко заявляла, что ни о решении руководителя ГБР, ни о факте проведения самого брифинге Трубы не знала. «Провокацию» с секс-скандалом своего мужа Ольга Варченко связывала с попытками «не дать возможность запустить работу ГБР» согласно плану 27 ноября.

Петров якобы получил $9500 за заказ против Варченко, нашел через своих подельников Наталью Бурейко, которая согласилась принять в этом участие. Поэтому исполнители «нарисовали» переписку в Tinder и дальше разжигали скандал.

Блогеры Владимир Петров (слева) и Александр Барабошко. ото: Страница в Facebook

Кто такие Петров и Барабошко?

Александр Барабошко — киевский блогер, ставший популярным во время Евромайдана, откуда вел стрим-трансляции. В 2015 году меньше месяца проработал советником министра информполитики Юрия Стеця, потом уволился. Барабошко объяснял, что это было «решение министра». На странице в Facebook он занимался рекламой различных брендов, а также проводил лекции в Киеве о «троллинге и провокации как методе в журналистике».

Владимир Петров — ведущий и политтехнолог. В Украине известен под прозвищем «Люмпен» — под таким ником вел страницу в «Живом Журнале». Также работал с Арсением Яценюком в 2009 году, вел все его страницы, в том числе и аккаунт в ЖЖ. Там от имени политика как-то нецензурно обругал одного из комментаторов. Этот комментарий быстро удалили — он потом появился под ником самого Петрова — но это сохранилось в кэше.

В 2010 году человек в костюме ягодиц раздавал на Крещатике газету «Зеркало недели» — эту акцию придумал Петров. Ему также приписывают продвижение скандала с педофилами в «Артеке» — в 2009 году руководство лагеря и народных депутатов от «Блока Юлии Тимошенко» обвинили в насилии над детьми, однако через два года дело закрыли из-за отсутствия доказательств.

Петров начал движение «За чистоту прессы» — в противовес «Стоп цензуре», организованному во времена Виктора Януковича независимыми журналистами. Петров создал сайт «Неправда» — как «зеркало» «Украинской правды». Сам Петров говорил о себе: «Я не скрываю, что я продажный — я за деньги ищу компромат».

После Евромайдана Петров вел «Люмпен-шоу» на канале НЛО TV, а также программу «Опасные гастроли» на телеканале «Пятница». Также основал собственные проекты — «Исландия», «Школа коррупции», где критиковал чиновников и депутатов.

Петров и Барабошко не признают свою вину и говорят, что причина — в их журналистской деятельности. «Мы критикуем [депутата от «Народного фронта» Сергея] Пашинского, [министра внутренних дел Арсена] Авакова, в этом причина», — утверждает Василий Крутчак.

По данным главного эксперта Антикоррупционной группы Реанимационного пакета реформ Александра Леменова, заказчики кампании против Варченко — «отдельные народные депутаты из Блока Петра Порошенко». «Интересантов был Роман Труба, но вроде непосредственного участия не принимал. Если взять в расчет, что Труба сблизился с Глебом Загорием [депутат от БПП], то возможно речь идет именно о последнем», — пишет он.

Сам Роман Труба в комментарии Громадскому опроверг близкое знакомство с Загорием. «В силу своих полномочий я общаюсь со многими депутатами. Многих я знаю или поддерживаю отношения. Лично с Загорием я никогда не общался, но не исключаю, что мы могли быть в сессионном зале, могли здороваться и говорить на те или иные темы. Я не имею никакого отношения к тем информационным атакам, которые происходят на Бюро или на руководство Бюро», — заявил Труба.

Громадское связалось с Глебом Загорием, и он отказался от комментариев.

Поделиться: