Врач Ольга Кобевко во время общения с журналистами в областной больнице в Черновцах, Украина, 10 мая 2020 года
Фото:

AP Photo/Evgeniy Maloletka

Ольга Кобевко — врач-инфекционист из Черновцов. Она одной из первых в Украине начала говорить, что медицинские учреждения надо готовить для приема больных COVID-19, и его нельзя сравнивать с обычным гриппом. Недавно за свою активную позицию Кобевко вошла в десятку самых влиятельных женщин Украины.

В начале мая мы ездили в Черновцы, чтобы пообщаться с Олей о ситуации с COVID-19. С тех пор прошло полгода. Ситуация с коронавирусом только усложнилась. Врач и теперь беспощадно критикует руководство своей больницы и местные власти. hromadske решило снова поговорить с Ольгой Кобевко.

Не проблема добавить койки — нечем и кому лечить

В мае у нас в среднем было 60-80 пациентов на больницу, теперь только в одном корпусе — 80 человек, а всего в больнице более 150 пациентов. Много молодых, пациенты более «тяжелые». Со стороны руководства — полная бездеятельность, у нас нет медицинского оснащения, средств помощи больным. Сейчас идет пик заболеваемости, начинается поток тяжелых пациентов, но совершенно нечем оказывать помощь.

С местами проблемы нет. Но есть юридическое количество коек, а есть фактическое. На бумаге каждая область увеличивает количество коек. Это дает возможность думать, что они хорошо работают. Однако пациентов все равно много, а медперсонала мало. Мы болеем, мы истощены, некоторые даже увольняются из-за тяжелого графика работы. Мы можем оборудовать дополнительные места, у нас есть комнаты, где можно еще поставить койки, но нам нечем помогать больным. Нет концентраторов, нет точек подачи кислорода. Вчера госпитализировали человека, у нас не было кислорода, чтобы подключить к нему, так родственники сами привезли кислородный баллон.

Врач Ольга Кобевко разговаривает с пациентом с подозрением на коронавирус в областной больнице в Черновцах, Украина, 9 мая 2020 года
Фото:

AP Photo/Evgeniy Maloletka

Суточное дежурство: один врач на 80 пациентов

Штат врачей не увеличился. Последние два моих суточные дежурства — это полное истощение, постоянно на ногах. На таком дежурстве — один врач, а в отделении 80 пациентов. На прошлом дежурстве мы одновременно откачивали троих. Это физически невозможно для одного врача.

Руководство не следит за этим. Мы снова остаемся один на один с пациентами. Суточные дежурства очень тяжелые. Плюс каждый день на работе. Завтра у меня, например, выходной, а я все равно иду на работу. Очень редко бывает, что мы можем два дня отдохнуть дома. Один день все-таки стараемся брать, потому что происходит полное истощение. Со свободным временем то же самое. Его просто нет. Сегодня у моего папы день рождения, я видела его утром, когда он забирал меня с дежурства.

С сентября нам подняли доплаты. За сентябрь нам дали 5051 грн, в мае было 4772 грн. За октябрь — еще не получили. 300% нам также выплачивают, то есть на руки врач получает 15-16 тысяч.

Кислород не мне нужен — я здорова, он нужен пациентам

Глава Черновицкой ОГА Сергей Осачук заблокировал меня и на странице в Facebook, и в мессенджерах. Я ему посылала видео из больницы, писала о проблемах, о том, чего нам не хватает, то есть держала в курсе всех событий. Он обиделся на меня, потому что сказала, что он лжец. Я до сих пор не понимаю, на что он обиделся, потому что кислорода у больных действительно нет. Он требовал извинений, я ответила, что тоже их от него жду. Однако сейчас не время, поскольку мы все должны объединиться, сейчас начнется тяжелый бой с болезнью. Вместо этого он меня заблокировал.

Из-за такого отношения и руководства, и власти опускаются руки. Я много об этом думала. Кислород не мне нужен, я здорова, он нужен пациентам, я не для себя его прошу. Просто удивительно, как можно за семь месяцев ничего не изменить, имея при этом средства, имея ресурсы. Меня больше всего поражает их равнодушие и вред, который они наносят. Они поднимают показатели тем, что увеличивают количество коек, но от этого лучше не становится.

Я сегодня отказала только двум «легким» пациентам, а всех остальных мы принимаем. Но для этого нашего медицинского ресурса не хватает. Дайте нам средства: концентраторы, несколько человек, чтобы нам было немного легче, и мы сможем нормально работать.

Равнодушие к пациентам — это просто ужас. Поэтому я решила идти в депутаты

Еще в феврале я начала писать о том, что в больнице нет обычных масок, тогда как уже везде в мире был коронавирус. Меня тогда впервые вызвали на ковер и сказали фразу, которая и теперь прокручивается в моей голове: «Ты не депутат, ты не имеешь права писать такие вещи» (ранее Кобевко уже была депутатом областного совета, но в декабре 2019-го сложила мандат — ред.).

За последний месяц ко мне обращались очень многие партии, и я все-таки решила, что надо идти в депутаты. Прошло более полугода, а в отделении до сих пор нет кислорода, в котором нуждаются больные. Уже вся Украина знает и меня, и эту проблему с кислородом, а руководство не делает ничего. Их безразличие к пациентам — это просто ужас. Поэтому я решила идти.

Выборами не занималась, потому что для этого надо было бы брать отпуск, а я не могла оставить пациентов.

Если я пройду, то буду бороться за медицину. Я очень эгоистична к ней. Я хочу, чтобы в Украине медицина была лучшей. Мне кажется, что я бы все деньги мира вкладывала бы только в медицинские учреждения. Это у меня еще с университета. Я тайком от родителей поступила в медучилище. Папа хотел, чтобы я была экономистом или журналистом, полгода со мной не разговаривал, когда я пошла учиться на медика.

Я не брошу медицину. Депутатская работа бесплатная. Пока будет коронавирус, пока в Украине будет такая ситуация, то как можно бросить это дело? Но если я и дальше буду писать такие открытые сообщения, говорить о проблемах в отделении, то работу я могу потерять.

С 2009 года в отделении не произошло абсолютно никаких изменений. Почти все краны сломаны, один туалет на этаже минимум на 30 пациентов, кислорода нет, лекарств нет, резерва медиков нет. Горячей воды для пациентов нет. Люди лежат три недели с температурой, и им вообще негде помыться. Это бездействие просто поражает. Когда я говорю об этом, им не нравится. Но если ты хозяин в доме, то ты должен быть таким же хозяином и на своей работе.

Врач Ольга Кобевко во время короткого перерыва в работе у областной больницы в Черновцах, Украина, 9 мая 2020 года
Фото:

AP Photo/Evgeniy Maloletka

Я, обычный врач, — среди людей, известных всей Украине

Когда узнала, что я — в десятке самых влиятельных женщин Украины, это был приятный шок. Я тогда была на работе. Мне пришло сообщение, что кто-то отметил меня на фото. Я еще и рассердилась, почему меня кто-то отмечает. Когда открыла, была в шоке: я, обычный врач, — среди тех людей, которые известны всей Украине.

Потом, когда я попала еще и в десятку, я вообще не могла поверить. Но я понимаю, что это все было по делу. В этом списке есть женщины-шоумены, женщины-политики, бизнесвумен, то есть люди, которых страна знает, а я — врач, который борется за пациентов и медиков. Получается, что мои общественные действия и поступки оценили, это очень приятно. Благодарая таким вещам понимаешь, что ты все-таки недаром это делаешь, не надо опускать руки.

У нас сейчас такая же война, как и на востоке Украины, но с другими потерями. Коронавирус — это тот индикатор, который показал нам, что это та проблема, с медициной, которую надо было решать на протяжении всех лет независимости. Раньше на нас, медиков, никто не обращал внимания. Если кто-то поймал медика на взятке, то на этом только хайповали. Сейчас к нам начали поворачиваться лицом. Это, наверное, лучшее изменение, которое произошло за это время. Коронавирус надо воспринимать как войну, которую можно выиграть совместными делами и действиями.

Хочу выспаться

О планах на будущее стараюсь не думать. У меня были планы, но в один момент они все были разрушены. Работа преобладала над личной жизнью. Мне трудно говорить о дальнейших планах, пока у нас такая беда.

Единственная вещь — я хочу выспаться. Нам, медикам, необходим будет карантин: отключить телефон и выспаться. Когда я родила ребенка, думала: вот он подрастет, и тогда я высплюсь. Потом начался Майдан, потом война, теперь коронавирус, а я так и не выспалась. Такие простые желания.

2020-й показал, какие у нас должны быть ценности. Если до этого люди думали о материальных вещах, то этот год показал, что мы должны ценить жизнь и здоровье.

Поделиться: