Экс-беркутовцы Павел Аброськин, Сергей Тамтура, Александр Маринченко и Олег Янишевский на скамье подсудимых в Святошинском суде, Киев, 11 июня 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/Громадское

Святошинский суд Киева продолжает рассматривать дело о расстрелах на Майдане 20 февраля 2014 года. На скамье подсудимых пятеро экс-беркутовцев. Их обвиняют в убийстве 48 людей и ранениях 80 человек на улице Институтской. Суд продолжается уже четвертый год. И перешел к показаниям силовиков.

На заседании 11 июня свидетельствовали трое работников Управления государственной охраны. В тот день они охраняли Кабинет министров. Один из них «тайный» свидетель в маске, контрснайпер Александр.

— У него было холодное оружие? — спрашивает девушка-полицейская своего коллегу под дверью зала заседаний в Святошинском суде.

— Горячее, — смеясь отвечает тот, глядя в экран своего смартфона.

Именно в этом зале через несколько минут начнется очередное судебное заседание по делу о расстрелах 20 февраля 2014 года на Евромайдане. Вместе с полицейскими под дверью дежурят коренастые мужчины в гражданской одежде и родственники экс-беркутовцев.

Охрана открывает дверь. Зал мгновенно заполняют слушатели. Свободных мест почти не остается. В стеклянной клетке пятеро обвиняемых — Сергей Зинченко, Павел Аброськин, Сергей Тамтура, Александр Маринченко и Олег Янишевский. Именно в таком порядке экс-беркутовцы сидят на скамье подсудимых каждое судебное заседание.

Олег Янишевский — экс-замкомандир полка «Беркут», остальные — из спецроты. Среди них должен был быть еще один сотрудник «Беркута» — командир спецроты Дмитрий Садовник. Однако, в 2014 году, когда дело в отношении расстрелов на Евромайдане передали в суд, Садовник убежал. Даже в стеклянной клетке суда Олег Янишевский пытается отдавать приказы ниже по званию силовикам, комментируя за них вопросы журналистов.

Заседание Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года. Рассмотрение дела расстрелов на Майдане 20 февраля 2014 года
Фото:

Громадское

Родственники подходят к защитному стеклу, за которым находятся обвиняемые. Здороваются с ними, пытаются подержаться за руки через узкие отверстия клетки. Впоследствии к экс-беркутовцам подходят и адвокаты. Они рассказывают, что залегендированный свидетель будет в маске.

— В маске? Он что Зеленского защищает? — говорит Олег Янишевский и начинает смеяться.

За моей спиной, в белом платье, сидит сестра Павла Аброськина Евгения. Она обсуждает с пожилой женщиной то, почему так много людей пришли на в суд.

— Проплатили, наверное, — говорит одна из них.

Родственники подсудимых бывших бойцов спецподразделения «Беркут» и родственники погибших на Майдане в зале Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Начинается заседание. Судья Сергей Дячук просит всех свидетелей, кроме залегендированного Александра, покинуть зал.

Свидетель Александр — консультант-эксперт контрснайперской службы, 20 февраля 2014 года работал в Управлении государственной охраны Украины. Его работа была связана с противодействием снайперам, которые могли совершить покушение на высших должностных лиц в стране. В день массовых расстрелов на Майдане появилась информация, что в гостинице «Украина» есть снайпер, который стреляет в милицию. Руководитель свидетеля поставил ему задачу найти снайпера в отеле.

О расстрелах на Майдане Александр узнал из СМИ утром 20 февраля во время завтрака. Тогда свидетель увидел видео, как люди в черной форме с автоматами, в районе «Октябрьского» дворца, стреляли в сторону Майдана. Впоследствии Александра вызвали на базу. Там руководитель Александра — Игорь дал ему и трем его коллегам команду переодеваться, вооружаться и выезжать в Кабинет министров.

— Он [руководитель — ред.] тогда от себя добавил: «Думайте, чьи приказы выполняете и что вы делаете». Я запомнил это правило, — сказал во время показаний прокурору Янису Симонову Александр.

Свидетель Александр, консультант-эксперт контрснайперской службы, заседание Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Судьи Святошинского райсуда Киева во время заседания 11 июня 2019 года. Слева — судья Сергей Дячук
Фото:

Громадское

В Кабинет министров свидетель попал через подземный ход Верховной Рады. Из оружия у Александра была снайперская винтовка 308-го калибра и пистолет «Форт 14».

— Как происходила коммуникация с другими подразделениями? Вас осведомляли о том, кто там еще был? — спрашивает прокурор.

— Я помню из разговоров. Была крымская «Альфа», «Омега» и сотрудники милиции. — ответил свидетель.

— Какое подразделение милиции?

— В самом помещении Кабмина видел «Беркут». Они были в синем камуфляже.

— Скажите, в этот промежуток времени вы начали наблюдения?

— Мы не начали наблюдения. У нас было достаточно подавленное состояние из-за общей ситуации в Киеве, массовыми убийствами. И то, что мы здесь делаем... мы наблюдения не вели, окна не открывали. — ответил Александр.

Свидетель также рассказал, что крымскую «Альфу» возглавлял Владимир Савчук. Александр знал Савчука еще до встречи 20 февраля. Они познакомились во время одной из командировок свидетеля. Александр также добавил, что потом Владимир Савчук присягнул на верность России, но впоследствии был задержан.

В Кабмине свидетель был до обеда, потом перешел в Администрацию президента. Впоследствии, через площадь, — в «дом с химерами».

— Когда мы туда перешли, начинало темнеть. Там уже ребята поднимались на крышу, смотрели «Украину». Но никаких признаков, что там есть какой-то снайпер наши сотрудники не обнаружили, — рассказал Александр.

Свидетель Александр (в центре), консультант-эксперт контрснайперской службы, заседание Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Экс-беркутовцы Павел Аброськин (слева) и Сергей Тамтура на скамье подсудимых в Святошинском суде, Киев, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

За все время пребывания в Администрации президента и в Кабмине свидетель не слышал выстрелов в сторону этих зданий.

— Находясь в АП, вам было известно, какие подразделения несут службу на улице Банковой? — спрашивает прокурор Симонов.

— Нам не говорили, но насколько я знаю это «Беркут» и внутренние войска. Мы ни с кем не общались, просто визуально прошлись из Администрации в «химеры». И опять же с крымской «Альфой», — говорит Александр.

— Коммуникация с «Альфой» или внутренними войсками происходила?

— Нет, нам не было необходимости с ними общаться. Единственное, что крымская «Альфа» была непосредственно с нами. Поэтому да, просто обычный разговор.

— Возможно, они сообщали, что использовали огнестрельное оружие?

— Нет, не слышал. То есть они не говорили такого. Говорили: «Если будут солдатиков валить, тогда будем валить и мы». Это все, что они сказали.

— Еще раз?

— Ну «если будут в солдатиков, ну с внутренних войск, стрелять, тогда будем и мы». Но о применении они ничего не говорили.

— А вам было известно о потерях или повреждениях правоохранителей в этот день 20 февраля?

— Нет, ничего не известно.

О раненых правоохранителях Александра спросил и адвокат экс-«беркутовцев» Александр Горошинский. Свидетель ответил, что вся информация, которую он знал, была из интернета и телевидения.

По словам контрснайперов, среди протестующих было много его знакомых.

— Я воевать не собирался, — заявил он.

Свидетель Александр отвечает на вопросы стороны обвинения — адвоката Евгении Закревской, заседание Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Судьи Святошинского райсуда Киева во время заседания 11 июня 2019 года. Слева — судья Сергей Дячук
Фото:

Громадское

Отвечая на вопрос адвоката потерпевших Виталия Тытыча, Александр рассказал, что понимал противоправность действий, которые происходили.

— Вам известен порядок применения оружия? — спрашивает адвокат Тытыч.

— При значительном скоплении граждан, если от этого могут пострадать посторонние лица — запрещено, — ответил залегендированный свидетель.

— Вы сказали, что пересмотрели видео 20 февраля, на котором лица в черной форме применяют автоматическое оружие. Можете описать момент, чтобы мы сориентировались?

— Это видео, где люди в черной форме, в масках, с желтым скотчем и автоматами рядом с Октябрьским стреляют в сторону Майдана.

— Вы можете дать профессиональную характеристику действиям тех лиц, которые ведут огонь. Нарушили ли они закон о применении оружия?

— Если говорить о действиях тех, кто был с автоматами, то в тех условиях, в которых они использовали оружие, оружие было достаточно мощным и могли пострадать посторонние лица.

— Это не выборочный огонь?

— Даже если он был выборочный, то учитывая калибр оружия, пуля могла пройти дальше и убить других.

Также Александр сказал, что не считает, что силовики в черной форме чувствовали опасность огнестрельных ранений. По его словам «беркутовцы» ходили спокойно и не прятались.

В конце допроса свидетеля к вопросам присоединился и обвиняемый Олег Янишевский. Он спросил у Александра, может ли тот предоставить конкретные показания о возможных незаконных действиях пяти обвиняемых экс-сотрудников «Беркута» на время событий 18-20 февраля 2014 года. На что свидетель ответил «Нет».

Олег Янишевский (справа) во время заседания Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Следующим начался допрос второго свидетеля Юрия Марченко, который 20 февраля 2014 года был руководителем охраны Кабинета министров.

После чего судья объявил перерыв.

Свидетель Юрий Марченко — бывший руководитель охраны Кабинета министров в феврале 2014 года, на заседании Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

На заднем плане экс-беркутовцы Павел Аброськин, Сергей Тамтура, Александр Маринченко и Олег Янишевский на скамье подсудимых в Святошинском суде, Киев, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Быстро включаю телефон и иду к Олегу Янишевскому. Именно его обвинение считает тем человеком в пятнистой камуфляже, который на многочисленных видео единственный стреляет очередью в толпу.

— Давайте поговорим, — прошу Янишевского.

— Я не даю интервью, — отвечает тот.

— Может ваши коллеги будут готовы?

— Коллеги также не могут дать интервью — не уступает Янишевский.

Даже здесь, в суде, в клетке и в статусе обвиняемого он руководит своими подчиненными. Хотя Янишевский и отказывается от разговора, однако, заметно готов к нему. Даже улыбается, шутит.

— Этот суд не эффективен, — говорит он мне.

— Почему? — переспрашиваю его.

— Они не говорят о нас, а только о Кабмине.

Опять беру телефон, чтобы его сфотографировать. Сначала экс-беркутовец уклоняется и просит не снимать. Но через несколько секунд снова смеется и даже начинает позировать. В конце поднимает большой палец и ждет, пока я его сфотографирую.

Охрана подгоняет, просит выйти из зала суда. На телефоне остается нечеткий снимок улыбающегося экс-беркутовца, замкомандира полка Олега Янишевского в выглаженной рубашке.

Олег Янишевский во время заседания Святошинского райсуда Киева, 11 июня 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/Громадское

автор: Татьяна Безрук
Поделиться: