Жены боевиков «Исламского государства» с детьми, которых депортировали из лагеря беженцев Аль-Холл в лагерь Эль-Хасака на северо-восток Сирии, 3 июня 2019 года
Фото:

EPA-EFE/AHMED MARDNLI

В конце марта 2019 года «Исламское государство» потеряло свое последнее укрепление в сирийском населенном пункте Багуз на границе с Ираком. И хотя мировая борьба с ИГИЛ продолжается, после поражения в Багузе некоторые бывшие боевики и члены их семей говорят, что перестали верить в создание всемирного исламского халифата.

По данным Международного центра изучения радикализации Королевского колледжа Лондона, в начале гражданской войны в Сирии к ИГИЛ присоединились около шести тысяч граждан Западной Европы.

В лагере беженцев Аль-Холл на севере Сирии, где более 90% жителей — женщины и дети, проживает немало родственников бывших боевиков «Исламского государства», которые приехали из европейских стран. Здесь растут малолетние дети, которые по закону имеют право на гражданство Евросоюза. В лагерях у них нет они доступа к образованию, качественной медицине и даже базовым санитарным условиям.

Поскольку дети не нарушали европейских законов, они имеют право вернуться на родину своих родителей. Но курды, которые удерживают лагеря беженцев на севере Сирии, против разделения семей. Поэтому остается или возвращать детей вместе с матерями, или не возвращать никого вообще. Hromadske рассказывает, как проблему пытаются решить в различных европейских государствах.

Финляндия, ты серьезно?

18 декабря 2019 года финское правительство во главе с Санни Марин получило вотум доверия в парламенте. Всего лишь за неделю до этого будущее финского кабмина было под вопросом.

Будущий министр финансов Катри Кулмуни решила узнать, как финны относятся к идее репатриировать в Финляндию не только детей, но также и их матерей, так называемых «жен ИГИЛ». Для этого она спросила у своих подписчиков в Instagram: как репатриировать финских граждан, находящихся в лагере беженцев — «только детей» или «вместе с матерями»? Из-за этого поста министр столкнулась с критикой.

«Финляндия, ты серьезно? Если это правда, то это ужасно», — так отреагировал на опрос европейский медиадиректор правозащитной организации Human Rights Watch Эндрю Строляйн. «В определенный момент казалось, что министр — а может, и все правительство, — под угрозой отставки», — рассказывает hromadske Антти Куронен, корреспондент финского общественного вещателя YLE.

В конце концов Кулмуни удалила свой пост, а действующее правительство пообещало разбираться с каждым случаем индивидуально. На сегодня финскому министерству иностранных дел удалось вернуть двух сирот из лагеря Аль-Холл. Как возвращать детей, живущих в лагере с матерями — пока непонятно.

Антти Куронен был первым репортером из Финляндии, который поехал в этот лагерь. Приехав, он узнал, что там находятся 11 финских женщин с 30 детьми. Куронен рассказывает, что большинство финских детей в лагере очень маленькие, а условия почти непригодны для жизни, и уж точно для воспитания детей. «Я считаю, мы должны будем вернуть матерей тоже. Ведь, кажется, это единственный путь спасти детей», — объясняет Куронен.

Согласно опросу, который проводился в июне 2019 года, лишь 23% финнов хотят вернуть детей боевиков ИГИЛ вместе с матерями, 25% выступают за возвращение только детей. 36% — против возвращения детей вместе с матерями.

Жены боевиков «Исламского государства» с детьми, которых депортировали из лагеря беженцев Аль-Холл в лагерь Эль-Хасака на северо-восток Сирии, 3 июня 2019 года
Фото:

EPA-EFE/AHMED MARDNLI

Британка, которая хотела вернуться

В 2014 году 15-летняя британка Шамим Бегам вместе с двумя подругами отправилась в Турцию, чтобы пересечь границу с Сирией и присоединиться к ИГИЛ. Журналист издания The Times Энтони Ллойд нашел ее в лагере Аль-Холл в феврале 2019 года. Тогда она была на девятом месяце беременности и стремилась вернуться на родину, чтобы спасти ребенка. До этого она была дважды беременна — ни один из младенцев не выжил.

После того, как о случае Бегам рассказали в СМИ, встал вопрос: должно ли правительство Великобритании репатриировать бывших бойцов ИГИЛ и их жен? Для женщины беременность могла бы стать билетом для возвращения, поскольку ее ребенок по законам Великобритании унаследовал бы гражданство матери.

Однако общественное мнение было против. Многих возмущало отсутствие раскаяния Шамим Бегам. В интервью The Times она рассказала, что видела отрубленную голову мужчины, и ее это не возмутило, ведь «он был врагом ислама». Хотя Бегам стремилась вернуться домой и «все еще разделяла некоторые британские ценности», она сказала, что не жалеет о решении присоединиться к ИГИЛ.

Через три дня после встречи с британским журналистом Шамим Бегам родила мальчика в лагере Аль-Холл. Вскоре он умер от легочной инфекции. Однако смерть младенца не изменила позицию Лондона: граждан Великобритании, которые присоединились к ИГИЛ, дома не ждут.

По закону страны британцы, которые присоединились к ИГИЛ, могут быть лишены гражданства, если у них есть какое-либо другое гражданство. Такую процедуру начали и в отношении Бегам. Как отметили в британском правительстве, она может претендовать на автоматическое гражданство Бангладеш. Но в мае 2019-го правительство этой страны заявил, что Бегам ждет смертная казнь, если она попытается туда въехать.

Кроме Шамим Бегам, в сирийских лагерях беженцев сегодня находятся около 25 британских женщин и 60 их детей. Большинству из них менее пяти лет, а значит они, вероятно, родились на территории, которая была подконтрольна ИГИЛ. Возвращать их домой Лондон не спешит.

В ноябре 2019 года правительство объявило, что возвращать будут только тех детей, чьи родители погибли. Остальные пока остаются вместе с матерями в лагерях. Имея право на британское гражданство, они растут вдали от родины родителей в плохих жизненных условиях. Многих из них с детства воспитывают сторонники ИГИЛ.

Мы работаем каждый день, чтобы вы первыми узнавали о новостях в Украине и мире. Поддержите нашу деятельность на платформе Спільнокошт, hromadske действительно нуждается в вашей поддержке.

Противоречивые законы

Кроме Великобритании, бывших бойцов ИГИЛ и их жен лишают гражданства в Германии и Дании.

Однако в декабре 2019 года суд Берлина постановил репатриировать немку, которая в 2014 году присоединилась к ИГИЛ вместе с тремя ее малолетними детьми. Для Германии этот случай — беспрецедентный.

По решению суда, нет достаточных доказательств того, что немка несет угрозу национальной безопасности, а репатриировать детей без матери не представляется возможным. Кроме того, у женщины не было никакого другого гражданства, кроме немецкого.

Мероприятия по лишению гражданства сталкиваются с критикой, в частности потому, что таким образом этих людей лишают права на справедливый суд. Например, та же Шамим Бегам после смерти своего третьего ребенка умоляла власти Британии вернуть ее домой, даже если бы это означало, что она будет сидеть в тюрьме. Но правительство заявило, что ей никогда не позволят вернуться в Великобританию.

А вот в Швеции от таких мероприятий официально отказались. Премьер-министр страны Стефан Лёвен еще в марте 2019 года заявил, что бывшие боевики ИГИЛ со шведскими паспортами имеют право вернуться домой, однако спецслужбы и правоохранительные органы могут их арестовать и расследовать их преступления.

В ноябре 2019 года нидерландский суд постановил, что правительство страны обязано вернуть детей бывших участников ИГИЛ нидерландского происхождения на родину родителей. «Дети не несут ответственности за поступки своих родителей, какими бы серьезными они ни были», — говорится в решении суда. Таким образом, он обязал правительство «приложить все усилия», чтобы вернуть 56 детей, рожденных 23 нидерландскими женщинами.

Однако впоследствии правительство выиграло апелляцию и доказало, что эти меры несут неоправданные риски для национальной безопасности и должностных лиц, которые поедут на поиски детей и женщин в лагеря беженцев.

Одной из причин, почему европейские правительства отказываются судить своих граждан за присоединение к террористическим организациям, является невозможность собрать доказательства их преступлений на территории, которая была подконтрольна ИГИЛ. Между тем, в таких лагерях, как Аль-Холл, остаются тысячи европейских граждан и их детей. Вырастая в среде пропаганды ИГИЛ, они могут нести угрозу нового витка терроризма.

Жены боевиков «Исламского государства» с детьми, которых депортировали из лагеря беженцев Аль-Холл в лагерь Эль-Хасака на северо-восток Сирии, 3 июня 2019 года
Фото:

EPA-EFE/AHMED MARDNLI

Почему европейцы присоединялись к ИГИЛ?

Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) было основано еще в конце ХХ века. Его цель — создание исламского государства суннитского толка. Бойевики ИГИЛ поддерживают салафитский джихад, который признает насилие против представителей других религий законным с точки зрения ислама.

Широкую известность организация получила в 2014 году, когда начала наступление в Ираке и на севере Сирии. Среди европейских участников ИГИЛ есть как потомки выходцев из мусульманских стран, так называемое «второе поколение эмигрантов», так и коренные европейцы, принявшие мусульманство. Однако все они родились и выросли в демократических странах Европы и имеют их паспорта.

Дискриминация является одной из причин, почему многие из них решили присоединиться к ИГИЛ, считает датский журналист Нагиб Хая. В комментарии hromadske он объясняет, что пропагандисты ИГИЛ убеждают таких европейцев, что случаи травли мусульман является частью структурной дискриминации со стороны колонизаторов и угнетателей, которыми ИГИЛ считает Западный мир. «Это люди, которые не чувствуют себя частью общества. „Исламское государство“ предлагает таким людям почувствовать себя частью братства или сестричества, которое имеет общую цель — создание государства, которое даст отпор Западу», — объясняет Хая.

И хотя пропаганда оказалась довольно эффективной в 2014 году, сегодня многие из тех, кто на нее поддался, хотят вернуться домой — особенно беременные или уже родившие женщины. Для многих из них репатриация — единственный шанс спасти детей.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile