Экс-депутат Сергей Пашинский дает показания по делу о расстрелах на Майдане по видеосвязи, Киев, 21 ноября 2019 года. В центре — судья Сергей Дячук
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

21 ноября, в шестую годовщину начала Революции Достоинства, приостановилось следствие по делам Майдана. С 20 ноября его должна вести уже не прокуратура, а Государственное бюро расследований. Но следователей в нем пока недостаточно. Адвокат семей Героев небесной сотни Евгения Закревская объявила голодовку — она настаивает, чтобы следователей прокуратуры, которые расследовали дела Майдана, перевели в соответствующее подразделение ГБР.

Еще в этот день в Святошинском суде Киева по делам Майдана допросили Сергея Пашинского и Андрея Парубия.

«Средства массовой информации распространили информацию, что прокурор Донской не прошел тестирование, которое было в Генпрокуратуре. И был уволен. Как я понимаю, был уволен за нарушение дисциплины. Какова его функция сейчас? Он консультант другого прокурора?» — спрашивает судью Сергея Дячука экс-беркутовец Олег Янишевский, один из обвиняемых в расстрелах на Евромайдане.

Янишевский стоит в стеклянной «клетке» Святошинского суда Киева. Каждый вторник и четверг здесь проходят заседания по делу об убийствах на улице Институтской 20 февраля 2014 года. Его и еще четырех бывших сотрудников расформированного спецподразделения «Беркут» — Сергея Зинченко, Павла Аброськина, Сергея Тамтуру и Александра Маринченко — обвиняют в убийстве 48 и ранении 80 человек.

«Ваша честь, вот мое удостоверение, я и сейчас работаю в Генпрокуратуре», — Алексей Донской передает судье документы, подтверждающие его должность. Дячук проверяет их и продолжает заседание.

Экс-беркутовец Олег Янишевский (в центре) — один из обвиняемых в расстрелах на Евромайдане. Заседание в Святошинском суде Киева, 21 ноября 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

Прокурор Алексей Донской (слева) на заседании Святошинского суда Киева по делам Майдана, 21 ноября 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

Сейчас по делу заслушивают свидетелей защиты экс-беркутовцев. В начале октября должен был состояться допрос бывшего министр внутренних дел Украины Виталия Захарченко. Он бежал в Россию, поэтому между Святошинским судом Киева и Ростовским областным судом РФ даже настроили скайп-связь. Но Захарченко на допрос не пришел.

21 ноября, в шестую годовщину начала Евромайдана, в суде допрашивали бывшего и нынешнего депутатов — Сергея Пашинского и Андрея Парубия. Парубий пришел, а Пашинский давал показания по видеосвязи из СИЗО, где он сейчас находится под арестом по делу о стрельбе в декабре 2016 года. Тогда Пашинский выстрелил в ногу мужчине. Почти через три года его взяли под стражу.

Сергея Пашинского видно на двух небольших экранах. Рядом с ним — его адвокат. Он времени от времени что-то говорит на ухо Пашинскому. Самого свидетеля чуть слышно, во время допроса несколько раз исчезает изображение.

Первым допрос начал адвокат обвиняемых Стефан Решко. Он спрашивал у Сергея Пашинского про самооборону и Совет Майдана, о захвате Октябрьского дворца и Киевской городской администрации, организацию протеста и то, кто его финансировал.

«"Свобода","Батькивщина" и партия Кличко финансировали оборудование для сцены на Майдане. Привозили топливо», — отвечает Пашинский.
«А кто посоветовал бросать „коктейли Молотова“ в милицию, вы знаете?» — обращается к экрану Решко.
«Я не видел, чтобы в правоохранителей бросали „коктейли Молотова“».
«А кто дал команду громить отделения милиции в регионах?»
«Не было такой команды».
«С кем из руководства МВД вы контактировали 20 февраля?»
«Ни с кем. После 21 февраля кто-то дал мой телефон всем подразделениям „Беркута“, и они начали мне звонить и говорить, что я отведу их на место постоянной дислокации. И мы отвели. А потом на этот телефон мне звонили террористы „ДНР“».
Адвокат обвиняемых Стефан Решко (справа) проводит допрос экс-депутата Сергея Пашинского, которого видно на экране видеосвязи. Святошинский суд Киева, 21 ноября 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

Адвокаты Александр Горошинский (слева) и Игорь Варфоломеев на заседании Святошинского райсуда, 21 ноября 2019 года. На заднем плане — Аброськин, Маринченко и Янишевский
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

Пашинский во время допроса постоянно делает замечания адвокатам.

«Господа адвокаты, прислушайтесь к моему совету, записывайте вопросы и не повторяйте их снова».
«Господин Пашинский, ведите себя вежливо, — обращается к свидетелю адвокат экс-беркутовцев Александр Горошинский и начинает свою часть допроса. — С какой целью вы имели при себе помповое ружье и ходили с ним? »
Пашинский смеется. На несколько секунд возникает пауза.
«Я не знаю, несут ли адвокаты уголовную ответственность за ложь в суде, но я действительно говорил, что в багажнике моего автомобиля было помповое ружье. Я его ни разу не доставал за все время Майдана. До того, как у меня появилась охрана, меня пытались убить, арестовать, несколько раз мы отрывались от погони. И в целях самозащиты у меня в багажнике было законно зарегистрированное помповое ружье».
«Какого калибра?» — продолжает Горошинский.
«Не помню. В магазине спросите».
«Какие боеприпасы были?»
«Я вообще не помню. Скорее всего — резиновые ».

В зале снова смех. На этот раз от обвиняемых экс-беркутовцев. Один из них, Сергей Тамтура, прикрывает лицо бумажным блокнотом, чтобы не было заметно улыбку.

Экс-беркутовец Сергей Тамтура (справа) — один из обвиняемых в расстрелах на Евромайдане. Заседание Святошинском суде Киева, 21 ноября 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

Слева направо адвокаты Александр Горошинский и Игорь Варфоломеев и экс-беркутовец Павел Аброськин на заседании Святошинского райсуда, 21 ноября 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

Адвокат Александр Горошинский также спрашивает экс-депутата об оружии, которое 18 февраля 2014 года появилось у активистов Майдана. По словам адвоката, об этом Пашинский говорил прокурорам на предварительном расследовании.

«Процитируйте мне вопрос прокурора», — говорит Пашинский.

«Я процитирую, когда у меня будет право перекрестного допроса. К этому вопросу мы вернемся», — отвечает Горошинский.

Далее допрашивать Сергея Пашинского начинают прокуроры и адвокат семей погибших на Майдане протестующих Евгения Закревская. Судья Дячук просит ускориться, потому что еще должен давать показания Андрей Парубий. Он отвечает на вопрос почти три часа, рассказывает об организации самообороны, «Правом секторе» и разгоне Майдана. После шести часов работы судья Дячук закрыл заседание.

Народный депутат Андрей Парубий (в центре) и адвокат семей Героев небесной сотни Евгения Закревская (справа) на заседании Святошинского суда Киева, 21 ноября 2019 года
Фото:

Татьяна Безрук/hromadske

В этот день в зале суда было много журналистов с камерами. То ли известные фамилии, то ли день начала Евромайдана вызвали ажиотаж на одном из заседаний по делу, которое в суде слушают уже четвертый год.

Всего в деле Майдана 89 уголовных производств. 66 человек являются подозреваемыми в причастности к убийствам на Майдане. 36 подозреваемых в преступлениях на Майдане до сих пор работают в правоохранительных органах, десять из них — занимают руководящие должности. 21 экс-беркутовец из «черной роты» бежал в Россию, часть из них получили российское гражданство.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: