Тысячи иранцев вышли на улицы, чтобы почтить память погибшего во время американского авиаудара генерала Касема Сулеймани, Тегеран, 3 января 2020 года
Фото:

EPA-EFE/ABEDIN TAHERKENAREH

Почти все сегодняшние посты Дональда Трампа в Twitter — об Иране. А точнее — об иранском военном по имени Касем Сулеймани.

Среди прочего, президент США написал: «Генерал Касем Сулеймани убил или серьезно травмировал тысячи американцев за долгое время и планировал убить еще многих... но попался!». «Попался» — значит «был ликвидирован американскими военными».

Сообщение о смерти Сулеймани появилось на сайте Министерства обороны США вечером 2 января. Еще ранее СМИ сообщили об авиаударе американских военных по Международному аэропорту Багдада, столицы Ирака.

Весть об убийстве генерала Сулеймани всколыхнула весь Ближний Восток и вообще мир. Еще никогда за последнее время США и Иран не были столь близки к открытой вооруженной конфронтации. Почему произошло обострение и насколько вероятна новая война в этом регионе — выясняло hromadske.

Убийство за убийство

Американские военные провели операцию поздно вечером 2 января. С помощью дрона они попали тремя ракетами в две машины, которые выезжали из аэропорта в Багдаде. Погибли семь человек — пятеро иракцев и два «важных гостя», сообщили рано утром 3 января СМИ со ссылкой на лояльных к Тегерану иракских боевиков, которые были в то время в аэропорту.

Позже стало известно, что среди убитых — Абу Магди аль-Мугандес, командующий иракских «Сил народной мобилизации», которые в свое время вели борьбу против «Исламского государства» в регионе, а также иранский генерал Касем Сулеймани — аль-Мугандес был его советником.

Подбитый в результате ракетного удара автомобиль пылает у Международного аэропорта Багдада, 3 января 2020 года
Фото:

EPA-EFE/IRAQ'S SECURITY MEDIA CELL HANDOUT

Нападение американских военных произошло после двухдневной акции протеста перед посольством США в Багдаде. Несколько тысяч демонстрантов штурмовали здание дипломатического представительства и подожгли забор, протестуя против авиаудара США по позициям парамилитарной группировки «Катаиб Хезболла» в Ираке и Сирии.

Вашингтон заявил, что именно боевики «Катаиб Хезболлы», которых связывают с Ираном, напали на военную базу США в Ираке 27 декабря. Тогда погиб один американец, а еще несколько членов персонала (в том числе и иракцы) получили ранения. Тогда Тегеран отрицал любую причастность к нападению, а власти Ирака заявили, что США не согласовывали с ними авиаудар.

Как заявил Пентагон, и акция протеста у американского посольства в Багдаде, и убийство американца на военной базе произошли по одобрению генерала Касема Сулеймани. А цель авиаудара 2 января — «сдерживание дальнейших планов наступа Ирана».

Примечательно, что решение об авиаударе принял лично Дональд Трамп. Поэтому не стоит исключать, что оно было скорее внутриполитическим, утверждает эксперт по международной политике Украинского института будущего Илия Куса.

«Мне кажется, решение Трампа было рассчитано на выборы 2020 года, мобилизацию сторонников и нивелирование токсического информационного шума вокруг импичмента», — объясняет он в комментарии hromadske.

Кто такой Касем Сулеймани?

Из сообщения Пентагона следует, что Сулеймани был основной мишенью атаки — об остальных убитых там не упоминается вообще. Отмечается, что он «активно разрабатывал планы нападения на американских дипломатов и военнослужащих в Ираке и по всему региону», а его спецподразделение «Кодс» несет ответственность за «смерть сотен и ранения тысяч военных США и их союзников».

62-летний Касем Сулеймани был руководителем сил специального назначения «Кодс» Корпуса стражей Исламской революции — военной ветви исполнительной власти Ирана, которая была создана в 1979 году и существует параллельно с вооруженными силами страны.

Задача «Кодс» заключалось в распространении влияния Ирана на Ближнем Востоке — и под руководством Сулеймани ему это действительно удалось: Тегеран так или иначе причастен к движению «Хезболла» в Ливане, гражданским войнам в Сирии и Йемене, поддержке шиитских парамилитарных группировок в Ираке и тому подобное.

Генерала Сулеймани считали фактически вторым лицом в государстве после Верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Предполагали даже, что он мог бы стать будущим президентом страны.

«Сулеймани был живым идолом, легендой для многих иранцев и других жителей Ближнего Востока», — объясняет Илья Куса.

Впрочем специалист Института политики Ближнего Востока Тимоти Калдас замечает, что к иранскому генералу в Ираке относились по-разному:

«Его или превозносили, или ненавидели. Некоторые из иракцев в самом деле праздновали его смерть, потому что для них он символизировал внешнее вмешательство и стоял за некоторыми более жестокими боевиками в стране».

Командующий силами специального назначения «Кодс» Корпуса стражей Исламской революции генерал Касем Сулеймани в офисе Верховного лидера Ирана, Тегеран, 1 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/IRANIAN SUPREME LEADER'S OFFICE HANDOUT

Давнее противостояние

Со времен Исламской революции 1979 года отношения между США и Ираном и так были не самыми лучшими. Но после избрания президентом Дональда Трампа Вашингтон взял курс на резкое обострение отношений с Тегераном, объясняет Тимоти Калдас.

Так, 8 мая 2018 года США вышли из ядерной сделки, которая устанавливала ограничения на ядерную программу Тегерана. Тогда Трамп заявил, что она работала в интересах только одной страны — Ирана и сообщил о возобновлении санкций против него.

Следующий этап эскалации произошел в апреле 2019 года, когда США признали террористической организацией Корпус стражей Исламской революции — впервые предоставив такой статус правительственному органу другой страны. В ответ президент Ирана Рухани назвал США «лидером мирового терроризма».

«Вместо того, чтобы развивать прогресс, достигнутый Иранским ядерным соглашением, администрация Трампа ее похоронила и усилила давление на Иран, не имея какого-либо реалистического или согласованного плана по стабилизации ситуации в будущем», — считает Тимоти Калдас.

Британский журналист Давид Патрикаракос утверждает, что авиаудар США вполне вписывается в логику американо-иранского противостояния, которое длится уже несколько лет.

«Авиаудар состоялся только через два дня после того, как члены вооруженной группировки "Катаиб Хезболла", которая поддерживает Иран, напали на посольство США в Багдаде. Кроме того, в течение последнего года Иран сбил американский беспилотник, атаковал большой нефтяной завод Саудовской Аравии и напал на американскую базу», — отметил он в комментарии hromadske.

Мы работаем каждый день, чтобы вы первыми узнавали о новостях в Украине и мире. Поддерживайте нашу деятельность на Спильнокоште, hromadske действительно нуждается в вашей помощи.

Последствия: экономические и геополитические

После новостей об американском авиаударе по аэропорту в Багдаде цены на нефть подскочили более чем на $2 за баррель. В частности, цена нефти Brent 3 января выросла почти на 4% и составляет более $69 за баррель. Дело в том, что почти пятая часть всех поставок нефти в мире осуществляется через Ормузский пролив, расположенный между Оманом и Ираном. Любая нестабильность в этих странах непременно сказывается на мировой экономике.

Среагировали на убийство Сулеймани и фондовые рынки: биржевые индексы S&P 500 и Stoxx Europe 600 просели. А вот цены на золото и курс китайского юаня выросли.

Впрочем сейчас гораздо более серьезной выглядит угроза военных действий между Тегераном и Вашингтоном. Ведь американские военные фактически убили чиновника другого государства на территории третьей страны — при этом не согласовав с ней своих действий.

Иран уже пообещал «жестоко отомстить» Штатам за убийство Сулеймани. Исходя из осторожных заявлений других мировых лидеров и их многочисленных переговоров с американскими чиновниками следует: они всерьез рассматривают угрозу полномасштабной войны на Ближнем Востоке.

Опрошенные hromadske эксперты, впрочем, такую перспективу отвергают.

Давид Патрикаракос считает, что Иран, скорее всего, воспользуется сетью подконтрольных ему боевиков для ответа США, однако называет любые заявления о возможной войне «преувеличенными». Причина — как в очевидном военном превосходстве США, так и в протестах внутри Ирана из-за экономических трудностей.

«Ни Иран, ни США не хотят войны, которую ни один из них не может себе позволить, не говоря уже — выиграть. Но, так или иначе, стороны прибегнут к определенным действиям, и всем нам только придется наблюдать за их непреднамеренными последствиями», — замечает британский журналист.

Согласен с таким мнением и Илия Куса:

«На мой взгляд, полноценной войны между ними не будет, если только Штаты сами не инициируют удары по территории Ирана. Скорее, речь пойдет о гибридной эскалации на территории третьих стран, в частности Сирии, Ливана, Ирака и т.д.».

«Иран, безусловно, будет пытаться дать достойный ответ на убийство [Сулеймани]. В то же время, скорее всего, он будет пытаться действовать так, чтобы предотвратить полномасштабный конфликт. В конце концов, Тегеран более приспособлен и имеет больше опыта в борьбе со своими врагами — особенно такими, как США — через наемные силы, а не открытый конфликт», — отмечает Тимоти Калдас.

Поделиться: