Армянский артиллерист стреляет из пушки в сторону позиций азербайджанской армии во время столкновения из-за самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики
Фото:

Пресс-служба Министерства обороны Армении

Танки, артиллерия, военная авиация — уже почти неделю между Азербайджаном и Арменией идут бои за территорию Нагорного Карабаха. Обе стороны сообщают о погибших военных и мирных жителях и обвиняют друг друга в провокациях и обострении. Не признанную ни одной страной мира Нагорно-Карабахскую Республику Азербайджан считает своей территорией. Армения настаивает: Арцах (армянское название Нагорного Карабаха) имеет право на самоопределение, после чего может быть либо независимым, либо в составе Армении.

Мы поговорили с послами Армении и Азербайджана в Украине Тиграном Сейраняном и Эльмирой Ахундовой о ситуации в обеих странах, условиях для начала переговоров, позиции Украины и о том, смогут ли страны прекратить этот конфликт.

Посол Армении в Украине Тигран Сейранян
Фото:

Tigran Seiranian / Facebook

О текущей ситуации в Азербайджане и Армении

Тигран Сейранян: И в Нагорном Карабахе, и в Армении объявили мобилизацию. И даже не каждого берут: столько желающих, добровольцев, что пока нет возможности отправить всех на линию фронта. Паники нет не только в Армении, но и в самом Нагорном Карабахе. Потому что все стоят до конца — победа или перемирие. Вариант поражения не рассматривается.

Эльмира Ахундова: Весь Азербайджан мобилизован для отражения агрессии со стороны Армении. О панике речь не идет. Все наши состоятельные люди перечисляют средства в фонд обороны. И люди записываются добровольцами, идут в армию. Я не слышала ни об одном случае уклонения от призыва. Резервисты, бывшие офицеры и даже генералы запаса, обратились к главнокомандующему с просьбой отправить их в боевые части.

Об участии других стран в конфликте

Тигран Сейранян: У нашего министерства обороны есть такие факты. В частности, о привлечении турецкой военной авиации. Инцидент произошел 29 сентября. Турецкий F-16, который базировался на аэродроме Гянджа, ракетой сбил армянский Су-25. К сожалению, пилот погиб.

Условием(для обращения за военной помощью Россииред.) может быть широкомасштабная агрессия против Армении. Было нападение в районе города Варденис, сожгли автобус, убили гражданского... Но это не тот масштаб, который заставит просить помощи у ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности ред.).

Посол Азербайджана в Украине Эльмира Ахундова
Фото:

Embassy of the Republic of Azerbaijan in Ukraine / Facebook

Эльмира Ахундова: Турецкий истребитель — это так смешно, что даже опровергать не надо. Представьте себе самолет F-16. Он направляется со стороны Турции. Территория Армении контролируется российскими войсками, а самое главное — есть Армавирская радиолокационная станция, которая отслеживает все в радиусе 4000 километров. И вот она не засекла, что самолет пересек границу Армении всего в 300 километрах. Для чего тогда этот Армавир? Самая мощная радиолокационная станция.

Затем он сбивает Су-25, самолет падает, но рядом с ним где-то должна быть ракета. Она должен оставить после себя какие-то доказательства, да? 

Два армянских Су-25 разбились утром, врезавшись в тумане в свои же горы. Вот вам и F-16. Ну, свалить на кого-то надо. Это совершенно ясно. Им нужно сказать всему миру, что поскольку Турция участвует в боевых действиях и помогает Азербайджану не только морально, то логично позвать на помощь Россию, ОДКБ.

О жертвах среди гражданских

Эльмира Ахундова: Нет ни одного весомого доказательства того, что в Армении и Нагорном Карабахе есть жертвы среди мирного населения. Мы стреляем по военным объектам. А тут вдруг у нас уже около 100 мирных жителей и четверо детей пострадали.

Они атакуют артиллерийскими снарядами. Это мощные зенитки, которые стреляют по городу. У заправки попало, возле больницы. По гражданским объектам стреляют.

Тигран Сейранян: Они отрицают нападение на армянские населенные пункты. По нашим данным уже более 10 гражданских погибли и почти сто человек ранены. Это в традициях азербайджанской военщины — ставить ракетные артиллерийские комплексы непосредственно в населенных пунктах или на окраинах и обстреливать оттуда армянские военные позиции и населенные пункты. Ну можно не отвечать день или два, а как быть дальше? Это традиционная тактика азербайджанских вооруженных сил — делать живой щит из своего гражданского населения.

Магазин, поврежденный в результате обстрела в поселке Бахарлы в Агдамской области в Нагорном Карабахе, 1 октября 2020 года
Фото:

EPA / AZIZ KARIMOV

О поддержке территориальной целостности Азербайджана со стороны Украины

Тигран Сейранян: Сейчас идет активная фаза конфликта, продолжаются бои, льется кровь, идет масштабная агрессия Азербайджана против Нагорного Карабаха. Это очень однобокое заявление, оно неприемлемо. Азербайджан рассматривает его как поощрение своих агрессивных действий. Это как подливать масло или бензин в огонь. 

В первый день военных действий, 27 сентября, МИД Украины сделал очень умеренное заявление, где призвал стороны найти в себе силы и сесть за стол переговоров, а также выразил соболезнование семьям и близким погибших. Мы восприняли это как позитивный шаг. Может, под давлением каких-то внутренних или внешних сил украинская дипломатия поставила себя рядом с Азербайджаном. Этот вопрос точки зрения и позиции, но выражать их сейчас неправильно и недопустимо.

Эльмира Ахундова:  Мы очень благодарны Дмитрию Кулебе, всем вашим депутатам во главе с вице-президентом ПАСЕ Александром Мережко, а также Людмиле Марченко и Елизавете Ясько. Вчера было обсуждение этой ситуации в ОБСЕ. И ваш представитель выступил с принципиальной позицией.

Дмитрий Кулеба отметил, что замороженные конфликты рано или поздно могут взорваться, поэтому международное сообщество должно внимательнее и принципиальнее относиться к ним. По предложению украинской стороны мы включили этот пункт в заявление стран-членов ГУАМ, которое в ближайшее время, надеемся, будет принято.

Азербайджанские военные несут гроб с телом военного, погибшего во время столкновений за самопровозглашенную Нагорно-Карабахскую Республику, город Барда, Азербайджан, 1 октября 2020 года
Фото:

EPA / AZIZ KARIMOV

Об условиях, при которых страны могут пойти на переговоры

Тигран Сейранян: Мы исходим из того, что право Арцаха на свободное самоопределение ни при каких обстоятельствах, даже при силовой угрозе, не может быть предметом торга. Нагорный Карабах уже самоопределился во время коллапса Советского Союза на 19 дней раньше, чем сам Азербайджан.

Мы всегда были готовы вести переговоры, и наш премьер-министр, лидер государства, предложил такую формулу: решение нагорно-карабахской проблемы должно быть выгодным как для Карабаха, так и для Азербайджана и Армении. Все три субъекта (хотя один из них не признан на международном уровне) должны согласиться с компромиссным решением. 

Но когда мы говорим о компромиссе, Азербайджан занимает максималистскую позицию: ни независимости, ни самоопределения. Право на самоопределение является таким же основополагающим принципом международного права, зафиксированным уставом ООН и Хельсинкским пактом 1975 г., как и территориальная целостность, неприкосновенность границ и исключение применения силы.

Эльмира Ахундова: Карабах — наша родная древняя историческая земля. Вывод один: переговоры должны состояться, а завершение войны — только после полной деоккупации азербайджанских земель и вывода армянских вооруженных формирований. 

Или мы освободим свою землю, или не заслуживаем называться нацией. Мы должны отстоять свою самостоятельность или прекратить называться независимой страной. Мы должны удержать свою территориальную целостность и суверенитет. Просто потому, что международное сообщество этого сделать не смогло. 

30 лет переговоров закончились тем, что премьер-министр Армении сказал: Карабах — это Армения, и точка. И возвращаться к этому не собирается. Такой результат мирного урегулирования конфликта.

Поделиться: