То, что 25 октября Кремль освободил двух заместителей председателя Меджлиса крымскотатарского народа, стало неожиданностью не только для всех неравнодушных, но и для самих политзаключенных.

Митинг в поддержку политических узников Кремля на Майдане в Киеве, архивное фото, 26 августа 2016 года. На плакатах — фотографии двух заместителей председателя Меджлиса крымскотатарского народа — Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова Фото: Epa/sergey DOLZHENKO

Авторы: Максим Кошелев и Наталия Кокорина

То, что 25 октября Кремль освободил двух заместителей председателя Меджлиса крымскотатарского народа, стало неожиданностью не только для всех неравнодушных, но и для самих политзаключенных.

В середине сентября так называемые «суды» в оккупированном Крыму вынесли приговоры Ахтему Чийгозу и Ильми Умерову. А уже вчера вместо российской тюрьмы они оказались в Анкаре, откуда в ближайшее время отправятся в Киев.

Громадское выяснило детали их освобождения.

Почти неожиданность

Ахтем Чийгоз должен был провести в российской колонии 8 лет, Ильми Умеров — 2 года с запретом публичных выступлений еще на 3 года. И Умеров, и Чийгоз приговоры не признавали и подали апелляции. Чийгоз оставался в СИЗО, у Умерова — подписка о невыезде, но последние пять дней он провел в больнице, куда попал с высоким давлением.

25 октября оба прибыли сначала в Анапу, а оттуда полетели в Анкару.

Ахтем Чийгоз (справа) и Ильми Умеров в аэропорту Анкары, Турция, 26 октября 2017 года Фото: Namik Kemal Bayar

Родные, дипломаты и коллеги по Меджлису признаются, что переговоры об освобождении Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова велись на наивысшем уровне. Они активизировались две недели тому назад после встречи президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным, а затем — с президентом Украины Петром Порошенко.

О чем договорились лидеры точно неизвестно. Однако известны некоторые условия, которые выдвигала оккупационная власть Крыма непосредственно политзаключенным. Так, по информации народного депутата и лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева, в камеру СИЗО к Ахтему Чийгозу приходили два российских генерала, которые рассказали о существующей договоренности между Путиным и Эрдоганом относительно его освобождения, однако заметили, что есть «формальность». Мол, «нужно написать просьбу о помиловании и отзывать апелляционную жалобу».

«Ахтем Чийгоз сказал, что никаких просьб о помиловании он не будет писать, а вот отозвать апелляционную жалобу с трактовкой, что в России вообще-то нет никакого правосудия и ничего от этой апелляции он не ждет, — он может», — рассказал Джемилев телеканалу АТР. С подобными предложениями обращались и к Ильми Умерову. Впрочем, его реакция была такой же.

На каких условиях освобождения политзаключенных сошлись лидеры государств точно неизвестно (на фото — президент Украины Петр Порошенко (второй справа) и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (в центре) во время встречи в Киеве, 9 октября 2017 года) Фото: Михаил Палинчак/pool/УНИАН

Однако для освобождения политзаключенных Россия все же должна провести определенные процедуры. Одна из них предусматривает наличие просьб о помиловании. По легенде Кремля, вроде бы с такой просьбой обратился муфтий Крыма Эмирали Аблаев. А Путин подписал соответствующие указы. Однако по неизвестной причине они засекречены.

Как сказала Громадскому Айше Умерова — дочь Ильми Умерова — ни о деталях переговоров, ни о возможном формате освобождения родственникам не рассказывали:

«Мы знали, что последние несколько недель длился переговорный процесс на уровне президентов государств, дипломатов, политиков. Но не знали, как технически это состоится. О том, что их вывезут в Турцию, мы узнали, когда они уже летели через Анапу в Анкару. Отец позвонил по телефону и сказал: «Мы здесь как-то очутились в Турции, в Анкаре». То есть для него это тоже стало неожиданностью. Потом уже расспросили о здоровье. Он рассказал, что сразу после прилета их обследовали врачи, нашли аналоги всех необходимых медпрепаратов, ведь он не планировал никуда лететь, поэтому не имел с собой лекарств.

Теперь можно будет полноценно заняться его лечением, чего мы требовали еще с прошлого лета — были обращения Ангелы Меркель относительно его выезда на лечение в Германию и украинское МОЗ».

После прилета в Анкару Ахтем Чийгоз рассказал изданию QHA, что, когда утром за ним в СИЗО приехала машина, он морально готовился к этапу в колонию. Поняв, что его, действительно, освобождают, он надеялся очутиться на админгранице с Украиной. Говорит, психологический эффект их с Умеровым освобождения трудно переоценить:

«Символичность в том, что все свыклись с мыслью, что Чийгоз будет сидеть долго и далеко, где-то в лагерях России. И я, в принципе, тоже готовился пойти этапом к лагерю. Я думаю, что это огромное событие для всего народа Украины. Конечно, и мои соотечественники получили «послание», что безнаказанная несправедливость, репрессии — не пройдут».

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров (слева) и его заместитель Ахтем Чийгоз перед торжественной церемонией получения полномочий новоизбранными членами Меджлиса крымскотатарского народа, в Бахчисарайскому ханском дворце в Крыму, архивное фото, 1 ноября 2013 года Фото: Светлана Борисовская/УНИАН

Первое освобождение за полтора года

Последними украинскими политзаключенными, которых удалось освободить из российских тюрем, были крымчанин из «группы Сенцова» Геннадий Афанасьев и пенсионер Юрий Солошенко — их обменяли на двух пророссийски настроенных и осужденных за сепаратизм одесситов. После этого ни обменов, ни освобождений не было.

Освобожденные из российских тюрем украинцы Юрий Солошенко (справа) и Геннадий Афанасьев (слева) в аэропорту «Борисполь», 14 июня 2016 года Фото: Михаил Палинчак/pool/УНИАН

Адвокат Ахтема Чийгоза Николай Полозов, который также вел дело Ильми Умерова отмечает, что только лишь политических решений для освобождения политзаключенных недостаточно:

«Процесс освобождения был длительным и тяжелым. Кроме непосредственно юридической работы на предварительном следствии в судах, проведена значительная политическая работа. В первую очередь это касается усилий президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента Украины Петра Порошенко.

Однако на пустом месте политические договоренности возникнуть не могут. Для этого должен быть проведен значительный объем подготовительных юридических работ. Необходимо убедить мировое сообщество, договорные стороны, что дело не имеет под собой никакой реальной основы, является абсолютно надуманным и заказным. Подобных обстоятельств можно достичь лишь путем реализации юридических инструментов.

Дело Чийгоза длилось больше года. Мы приводили несостоятельность предъявленных обвинений. То же касается и дела Ильми Умерова. Иначе не было бы о чем договариваться. Кремль настаивал бы на законности приговоров. Оснований выходить на политический уровень не было бы», — рассказал Полозов. (Смотрите полное интервью в программе  «Громадское.Крим»).

Удачная «партия» Эрдогана

Причастные к переговорам рассказывают, что комбинацию по освобождению Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза разрабатывали на международном уровне. Еще в прошлом году Москва неожиданно таки согласилась на визит в Крым украинского омбудсмена Валерии Лутковской, которая встретилась с Чийгозом в СИЗО Симферополя.

Впрочем, на последующие уступки или прекращение репрессий Кремль не шел. Даже после решений международных судов о незаконности преследования Меджлиса крымскотатарского народа и докладов ООН о массовых нарушениях прав человека в оккупированном Крыму.

Украинская власть постоянно затрагивала вопрос политзаключенных на международной арене. Не меньшую работу провели и крымские правозащитные организации, а также Меджлис крымских татар.

Но уговорить Кремль пойти на уступки удалось именно президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. С его стороны «шахматная партия» блестела — заявления о поддержке крымских татар как братского туркам народа, встреча с Путиным, личные переговоры с Порошенко, после которых Эрдоган еще раз подчеркнул, что Турция не признает Крым российским, и обеспокоенности судьбой крымских татар. Детали встреч нам неизвестны, но уже через две недели появился результат. Репутационно именно Эрдоган выглядит победителем этой «партии».

Уговорить Кремль пойти на уступки удалось именно президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану (на архивном фото — встреча Путина с Эрдоганом в российском городе Сочи, 3 мая 2017 года) Фото: EPA/YURI KOCHETKOV

Что дальше?

Сразу после освобождения украинский президент Петр Порошенко позвонил по телефону Умерову и Чийгозу.

«Счастлив вместе со всем украинским народом, что мы имеем возможность, наконец, поздравить вас с освобождением. Это еще не окончательное торжество. Окончательное будет, когда мы освободим Крым и весь крымскотатарский народ, когда все крымчане смогут очутиться, наконец, на свободе в Украине. Но я очень счастлив, что моя договоренность с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом... тогда мы не могли обнародовать эти договоренности, но я проинформировал и Мустафу-ага Джемилева, и наших партнеров о том, что в ближайшие дни этого ожидаем. И, к счастью, это состоялось», — сказал Порошенко Ахтему Чийгозу.

Тот в ответ поблагодарил и настоял на скорейшей личной встрече в Киеве. Ильми Умеров был более лаконичным: «Главное наше задание — возобновить границы Украины».

Поскольку Россия не обнародовала никаких указов Путина относительно процедуры их освобождения, трудно сказать, имеют ли теперь уже прежние политзаключенные возможность вернуться в Крым. Скорее всего, нет — об этом говорят и родные, и адвокаты — поэтому Умерову и Чийгозу, после медицинской реабилитации, придется жить и работать в Киеве.

Поэтому частично Москва таки добилась своего, фактически устранив лидеров крымскотатарского национального движения из Крыма. Ранее так поступили с главой Междлиса Рефатом Чубаровым и лидером крымскотатарского народа Мустафой Джемилевым, которым просто запретили въезд на полуостров.

Слева направо: национальный лидер крымских татар, народный депутат Украины Мустафа Джемилев, глава Бахчисарайской райгосадминистрации Ильми Умеров и председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров во время закладки капсулы на месте строительства будущей Соборной мечети в Симферополе, архивное фото, 3 марта 2011 года Фото: УНИАН

«Сепаратист» и «организатор массовых беспорядков»

Ахтема Чийгоза, заместителя председателя Меджлиса крымских татар, российские силовики задержали и арестовали в начале 2015 года. Формальным поводом стало так называемое «дело 26 февраля» — противостояние проукраинских и пророссийских активистов под стенами Верховного Совета Автономной республики Крым 26 февраля 2014 года. Тогда в многотысячной давке погибли два человека. Вину возложили на крымских татар. Никого из активистов «Русского единства», другого организатора митинга, на скамье подсудимых нет и до сих пор.

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз (в центре) пытается сдержать натиск людей на митинге 26 февраля 2014 года около здания Верховного Совета Крыма в Симферополе Фото: krymr.org (RFE/RL)

Больше двух лет Чийгоз провел в СИЗО. За это время состоялось около 150 судебных заседаний, следователи допросили 200 свидетелей, пересмотрели полторы тысячи фотографий и сотни часов видео.

11 сентября этого года так называемый «Верховный суд» оккупированного Крыма признал Чийгоза виновным в организации массовых беспорядков на митинге под зданием Верховного Совета Крыма 26 февраля 2014 года в Симферополе — в преддверие так называемого референдума. Чийгоза приговорили к 8 годам заключения с отбыванием в колонии строгого режима.

Ахтема Чийгоза привезли в суд в Симферополе, архивное фото 2015 года Фото: krymr.org (RFE/RL)

Ильми Умерова оккупационный «суд» признал виновным в публичных призывах к сепаратизму из-за его интервью каналу АТР, где Умеров выразил мнение о необходимости усиления международного давления на Россию, чтобы заставить ее уйти с полуострова. Судебный процесс сопровождали многочисленные экспертизы, давление со стороны «прокуратуры» и ФСБ, и даже принудительная карательная психиатрия.

В конце сентября «суд» приговорил Умерова к двум годам колонии-поселения. Преследование и следствие подорвали здоровье Умерова — 21 октября он попал в больницу, откуда утром 25 октября его и забрали сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний России.

Заседание по делу Ильми Умерова в Симферополе, 6 сентября 2017 года Фото: Ayshe Umerova

За решеткой в Крыму до сих пор остаются десятки крымчан-политзаключенных — фигуранты дел «26 февраля», «Хизб ут-Тахрир», «украинские диверсанты», журналисты и проукраинские активисты.

Поделиться: