Глава Национальной полиции Украины Игорь Клименко (второй слева), министр внутренних дел Арсен Аваков (в центре) с заместителем Антоном Геращенко (справа) во время заседания Верховной Рады и председательства об ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом, Киев, 4 июня 2020 года
Фото:

Кузьмин Александр/УНИАН

«Преступный мир — это государство в государстве. Свои законы, устав, иерархия и бюджет», — заявил глава Национальной полиции Украины Игорь Клименко. На прошлой неделе депутаты во втором чтении поддержали законопроект №2513 президента Владимира Зеленского — так называемый документ о «ворах в законе». Чем он важен, что изменит и какие в нем есть риски, — в материале hromadske.

Кто такие «воры в законе»?

«Воры в законе» появились в России в начале 1930-х годов и называли себя хранителями уголовных традиций дореволюционного государства — выступали за неполитическое противодействие и неповиновение властям. Во время Второй мировой войны часть из них вступила в ряды Красной армии. Впоследствии между ними и «законниками», которые не отступили от традиций, началась так называемая «сучья война».

«Вором в законе» ранее считали человека с судимостями, авторитетом в преступном мире и без постоянных связей с женщинами и государственными органами. Сейчас это изменилось: «Деньги, которые идут от преступной деятельности каждой криминальной группировки, оседают у "воров в законе". Соответственно, эти лица могут влиять как на социально-политическую, так и на социально-экономическую ситуацию в государстве. Они могут дестабилизировать ситуацию как в отдельном регионе за эти деньги, так и в дальнейшем во всем государстве», — говорит председатель Национальной полиции Игорь Клименко и добавляет, что Верховная Рада предыдущего созыва именно поэтому не смогла принять этот закон: «Было огромное давление на депутатов, в частности от тех людей, в отношении которых мы этот закон приняли».

В полиции говорят, что группы, которыми руководят «воры в законе», насчитывают по несколько тысяч человек. «Воры в законе» стремятся к установлению контроля над осужденными в тюрьмах и над использованием общих преступных касс — так называемых «общаков». Сергей Старенький, экс-голова Государственной пенитенциарной службы Украины, рассказывает, что «общак» только Лукьяновского СИЗО составляет 500 000 долларов в месяц.

«Вор в законе по прозвищу "Лёра Сумской" курирует эти вопросы. Он занимается правозащитными организациями, котрые отчитываются ему о проделанной работе. Следственные изоляторы это один из крупнейших источников денежных поступлений в воровские «общаки». Основные виды тюремного бизнеса отжимания в состоятельных узников денег, имущества. Телефонные махинации, мошенничество, торговля наркотиками, азартные игры. Одна зона дает минимум 300 000 гривен в месяц. А по всей стране это миллионы гривен в месяц», говорит Вячеслав Аброськин, экс-начальник уголовной полиции Украины.

Вор в законе Лёра Сумской
Фото:

скриншот из видео

Сколько их в Украине?

«В мире почти 450 "воров в законе". В Украину заезжает примерно 50. Часто они управляют преступными организациями на расстоянии: из Турции, Греции, Кипра, Испании и так далее. Но вдумайтесь: 10 процентов "воров в законе" осело в Украине»,говорит Игорь Клименко.

Вячеслав Аброськин говорит, что в Украине постоянно находятся около 15 «воров в законе», из которых двенадцать — долларовые миллионеры: «Есть два основных клана. "Днепровский", его лидер "Умка". Второй клан "Неделя", он контролирует Западную и Центральную Украину. Остальные кланы менее мощные. Есть также воры, которые не относятся к основным кланам. Например, вор "Лёра Сумской". Его "специализация" контроль мест лишения свободы. Вор "Полтава", вор "Шарик". Все воры, которые не относятся к основным кланам, также играют роль "третейских судей", но и криминальным бизнесом тоже занимаются. Воры не идут на пенсию. Если человек "вор в законе", она будет им до смерти».

Пресс-секретарь Департамента стратегических расследований Наталья Калиновская рассказала hromadske, что в 2019-2020 годах задержали 26 «воров в законе». Девять выдворили из страны. «Остальные ждут выдворения, один осужден, он отбывает наказание. Лица, которые были задержаны в течение этого времени, ранее уже задерживались правоохранительными органами, их принудительно выдворили с запретом въезда в Украину», — говорит Калиновская.

В марте этого года правоохранители задержали двух «воров в законе» — Каху Тбилисского и Кобу Руставского. Последнего с 2016 года разыскивают правоохранители Испании за совершение особо тяжких преступлений. По испанскому законодательству ему грозит до 24 лет лишения свободы.

В ноябре прошлого года в Ровенской области задержали 37-летнего «Тенго Питерского». Он получил статус «вора в законе» в 2014 году в Санкт-Петербурге. У него есть несколько судимостей за тяжкие и особо тяжкие преступления, в том числе — покушение на убийство. Несмотря на запрет въезда, он в очередной раз незаконно попал в Украину.

В декабре прошлого года полиция задержала «вора в законе» по кличке «Камо Московский». Он, по данным следователей, незаконно попал в Украину, чтобы избежать уголовной ответственности за статус «вора в законе» на территории России.

Слева направо задержаны полицией «воры в законе» Коба Руставский, Каха Тбилисский и Камо Московский
Фото:

Национальная полиция Украины

Почему для «воров в законе» надо принимать отдельный закон?

Игорь Клименко объясняет, что особенность «воров в законе» в том, что они лично не совершают преступлений, поэтому их трудно привлечь к ответственности: «Мы документируем группы снизу и идем к "вору в законе", а не сверху, называя человека руководителем. Он сидит на Майами, на Кипре, может, даже в любой части Украины и руководит преступной организацией. Каким образом? К нему приходит человек и говорит: "Помоги выбить мой долг". Что делает "вор в законе"? Он дает команду подчиненному».

В Уголовном кодексе есть статья 258 — об организованной преступной группировке. Но, объясняет Вячеслав Аброськин, она не предоставляет столько возможностей, как новый закон: «По этому закону будут привлекаться к ответственности и те, кто поддерживают их ("воров в законе" ред). Люди, которые сейчас связаны с ворами, бояться того, что их задокументируют и сообщат о подозрении в связях и поддержке лидеров организованной преступности».

Что еще предлагает документ?

Вводит понятие «преступное сообщество» и определяет ответственность за преступления, совершенные им. «Вором в законе» предлагают считать того, кто координирует деятельность других преступников и благодаря авторитету «осуществляет преступное влияние». Под этим термином предлагают понимать любые действия тех, кто способствует, побуждает к преступной деятельности, распределяет средства на ее обеспечение.

Игорь Клименко говорит, что этот закон позволит доказывать причастность «воров» к преступлениям, а также запретит им въезд в страну. Денис Монастырский объясняет, как это теперь будет работать: «Такие лица хорошо известны правоохранителям, и информацией о них обмениваются между собой правоохранительные органы государств. Если "вор в законе" или другой криминальный авторитет приедет в Украину, то на границе ему могут временно запретить въезд сроком на 3 года. Конечно, с правом пересмотреть этот запрет».

Также закон повышает ответственность за преступное влияние в СИЗО или колониях. Отныне разделят и усилят уровень содержания осужденных, задержанных за организованную преступность. Для криминальных авторитетов это — одиночные камеры. «Тех, кто поддерживает воров в местах лишения свободы, будут документировать, судить и добавлять сроки», — рассказывает Вячеслав Аброськин. В Уголовном кодексе сохраняются поощрительные нормы об освобождении от ответственности, если человек добровольно сообщил о преступлении, которое готовят «воры в законе» и сотрудничает со следствием.

Но такое сотрудничество не поможет организаторам преступной деятельности. Они получат наказание без каких-либо послаблений.

Камера Лукьяновского СИЗО в Киеве, 17 апреля 2015 года
Фото:

Мусиенко Владислав/УНИАН

Какие сроки наказания для «воров в законе»?

«Создал преступную организацию и/или руководил ею получи наказание в виде лишения свободы от 7 до 12 лет с конфискацией имущества. Принимал участие в преступной организации получи от 5 до 12 лет с конфискацией имущества. Создал преступное сообщество, то есть объединение двух или более преступных организаций, руководил им от 10 до 15 лет заключения с конфискацией имущества»,объясняет Денис Монастырский.

Также предусмотрена уголовная ответственность от 3 до 7 лет для тех, кто просит «вора в законе» совершить преступление или запугать других людей. За организацию так называемой «сходки» представителей преступных организаций или сообществ — лишение свободы от 7 до 12 лет с конфискацией имущества.

Будут сажать просто за статус «вор в законе»?

«Никто не говорит, что будут сажать за признание статуса "вора в законе". Нужно будет собрать доказательную базу, которая будет указывать на роль руководителя преступного сообщества. И это уже дело правоохранительных органов», — говорит Вячеслав Аброськин.

Денис Монастырский утверждает, что, перед тем как инициировать уголовное производство, правоохранители должны доказать, что «конкретное лицо, благодаря своему авторитету и своим качествам, конкретным способом способствует, побуждает, координирует или организует и распределяет средства для обеспечения преступной деятельности»: «Не берет непосредственного участия в одном из этих преступлений и не знает об объемах хищений, а просто влияет на следователя, прокурора, суд, чтобы помешать уголовному преследованию определенных группировок. И заинтересованность в совершении преступлений прежде материальная: больше преступлений больше доход, а следовательно, больше возможностей для самообогащения и негативного влияния на другие общественные правоотношения».

Какие страны уже победили «воров в законе»?

В Грузии в начале 2000-х годов было около 300 "воров в законе». Об этом рассказывал бывший работник грузинского МВД Константин Мчедлишвили: «Все страна, начиная от мала до велика: депутаты, министры, все "блатные", все жили по воровским понятиям. Все бежали не в полицию, а к ворам, и они были такими себе "третейскими судьями"». По инициативе тогдашнего президента Грузии Саакашвили приняли закон для борьбы с «ворами». Уголовная ответственность наступала уже просто за сам статус. После этого, по словам Мчедлишвили, они начали эмигрировать в Турцию, Украину, Россию, Грецию.

Похожий подход использовали в Уголовном кодексе Китая. Закон против «воров в законе» приняли в Армении и России. В Казахстане провели комплекс мероприятий по тюрьмам и задокументировали связи тех, кто сидит в тюрьмах, и тех, что их поддерживали на свободе. «Те, кто сидели в тюрьмах, получили дополнительные сроки, те, кто были на свободе сели за решетку. Так они ликвидировали связь между местами лишения свободы и их преступными кураторами извне», — говорит Вячеслав Аброськин.

Нарисованные на стене березы во дворе Лукьяновского СИЗО в Киеве, 17 апреля 2015 года
Фото:

Мусиенко Владислав/УНИАН

Какие риски в законе?

Часть депутатов считает, что закон предоставит больше полномочий полиции и министру внутренних дел Арсену Авакову. «Во втором чтении там появилось длинная формулировка, что звучит как «субъект повышенного преступного влияния». Вот если вы хоть как-то пересекаетесь с "вором в законе", вас уже можно привлечь к уголовной ответственности»,утверждает народный депутат от партии «Голос» Александра Устинова.

Владимир Вятрович, депутат от «Европейской солидарности» говорит, что закон смогут использовать для политического давления: «Нам, например, не нравятся ваши политические взгляды, завтра мы опираясь на этот закон сможем обвинить вас, что вы являетесь человеком с особым влиянием и, соответственно, "вором в законе"».

О возможном политическом давлении говорит и бывший народный депутат Игорь Мосийчук: «Огромное беспокойство вызывает толком не выписанный и не конкретизированный термин "связанные с "ворами в законе" лица". Под эту размытую формулировку может попасть любой. Например, я, Юрий Луценко или Юлия Тимошенко во время нашего заключения в Лукьяновском СИЗО, где в это же время содержались несколько "воров в законе". Или Сергей Старенький, который тогда возглавлял Лукьяновку и по работе контактировал с "ворами в законе". А может, Игорь Коломойский, чье фото на баскетбольном матче рядом с "Умкой" гуляет сетью».

Сергей Старенький говорит, что полномочия в полиции для борьбы с таким людьми уже есть: «Что вкладывается в понятие "координировал"? Если это отдание преступных приказов и заказов на совершение преступлений, то и сейчас это уголовное деяние согласно Уголовному Кодексу. Название ему"подстрекатель" или "организатор". И, даже имея такой инструмент, полиция их еще не пересажала».

Харьковская правозащитная группа назвала этот закон антидемократичным.

Глава Национальной полиции Игорь Клименко уверяет, что полиция не будет именно так использовать этот закон: «Есть прокуратура, которая контролирует деятельность полиции, есть суды, которые рассматривают достаточность доказательной базы. Это искажение фактов, что мы сможем каким-то образом влиять».

Поделиться: