Дональд Трамп встретился с Петром Порошенко, заскочив на встречу украинского лидера с вице-президентом США Майклом Пенсом.

Фото: EPA/ROMAN PILIPEY

Дональд Трамп встретился с Петром Порошенко, заскочив на встречу украинского лидера с вице-президентом США Майклом Пенсом.

Здесь важно понимать, кто именно в многослойной системе формирования внешней политики прописывает ключевые пункты разговора и готовит черновики ключевых документов для американского президента. Это может быть команда госсекретаря или директор по Европе и России президентской администрации, это может быть и советник по вопросам нацбезопасности.

При президенте Трампе к этому добавилась еще одно условие: всем, кто хочет убедить его в чем-то, стоит учиться коммуницировать немногословно, молниеносно, одним словом - доносить свои месседжи, как в твиттере, или как в бизнесе. Тогда есть шанс, даже если у вас всего 10 минут.

Сегодня тон в вопросах России и Украины задает именно госсекретарь Рекс Тиллерсон. Не Фиона Хилл, старший директор по Европе и России Белого дома, не Герберт Макмастер, советник по нацвопросам. По крайней мере глава Госдепа старается это делать.

Президент Украины Петр Порошенко отправился в Вашингтон с рабочим визитом. 20 июня он сначала встретился с вице-президентом США Майком Пенсом. Вот именно на эту встречу пожаловал и американский президент Дональд Трамп. Звучит — словно зайти между прочим. Такой стиль решения вопросов — это тоже часть сегодняшних реалий Белого дома. Его нельзя изменить, вместо этого стоит к нему адаптироваться и прагматично использовать в свою пользу. Удастся ли это украинскому президенту? 

«Рабочий» — это значит минимум протокола. Он предусматривает проведение целевых переговоров. Во время таких визитов президенты не обсуждают весь спектр вопросов сотрудничества государств, не завтракают и ужинают вместе со всем церемониалом, а решают проблемы. Это должно быть очень конкретное решение на высшем уровне. И тест для украинской власти и дипломатов на понимание вашингтонской конъюнктуры. 

20 июня Порошенко встретиться с вице-президентом США Майком Пенсом (архивное фото встречи в Мюнхене 18 февраля) Фото: Николай Лазаренко / POOL / УНИАН

Украинская дипломатия и сам Петр Порошенко проводят эту поездку в США под слоганом: «Главное встретиться с Трампом до того, как он на G20 в Гамбурге в июле проведет переговоры с Путиным». Но главная задача — убедить ключевые фигуры в Белом доме в том, что конфликт на востоке нужно решать не на российских, а на украинских условиях.

В то же время на разных уровнях говорится о том, что пришло время перейти к более серьезному формату, чем Минские договоренности, которые сфокусированы на конфликте на Донбассе. Вашингтон — весомый участник широкой дискуссии: что дальше делать с Крымом, какими будут отношения Киева и Москвы — и в вопросах безопасности, и в экономике, — какой будет сотрудничество Украины с Евросоюзом и НАТО сегодня и через несколько лет, а также какой на этом фоне будет политика Запада в отношении России. Эти вопросы ни при каких обстоятельствах не будут решены и оговорены сегодня, но именно первая встреча президентов США и Украины положит начало этому процессу.

Джон Хербст, экс-посол США в Украине, директор Евразийского центра Патричиу при Атлантическом совете, в разговоре с Громадским так описал возможную повестку дня встреч Петра Порошенко в Белом доме: 

«Прежде всего, какова позиция Америки по поддержке Украины в ситуации российской агрессии на Донбассе, какова ее позиция относительно реформ в этой стране, что именно Соединенные Штаты будут делать, чтобы поддержать ее в войне с Россией». 

Для американской администрации посещение Порошенко Белого дома именно сейчас также необходимо — как доказательство, что нынешняя президентская администрация не пророссийская. И доказательство готовности выслушивать украинскую сторону до того, как могут быть приняты какие-либо конкретные решения. А они сейчас вызревают. 

Сайт BuzzFeed, ссылаясь на собственные источники, написал, что госсекретарь Рекс Тиллерсон готовит новый документ о российско-американских отношениях. Он, по их информации, содержит три ключевых части. 

В первой говорится о том, в чем США не уступят ни при каких обстоятельствах, что не может быть предметом компромиссов. Это предоставление россиянами оружия для талибов в Афганистане, слежка и запугивание американских дипломатов в Москве, вмешательство в американские выборы. 

Второй блок касается вопросов, по которым Кремль и Белый дом могли бы в  перспективе успешно сотрудничать: решение конфликта в Сирии, координация усилий в борьбе против «Исламского государства», усиление кибербезопасности, сотрудничество по Северной Корее. Для Тиллерсона важно добиться от России ограничения ее торговли с этой закрытой для мира диктатурой. 

Третий блок касается достижения «стратегической стабильности» в отношениях США и России. Что именно под этим подразумевается — сказать сложно. Зато те, кто видел проект этого документа, обратили внимание, что в нем нет идеи «увеличения сопротивляемости» стран-соседей России ее давлению и реальной или потенциальной агрессии путем поддержки местных реформ и демократии. Во времена Обамы такие вещи прописывались в рамочных документах и в годовых бюджетах.

Встречу Пенса с Порошенко посетит и Дональд Трамп Фото: EPA / SHAWN THEW

В проекте государственной сметы на 2018 год администрация Трампа предлагает сократить финансовую помощь 77 странам, которые развиваются. Среди них и Украина: финансирование украинского-американских программ может быть уменьшено на 68,8%. Для Грузии этот показатель — около 66%.

Между тем госсекретарь США в конце июня отправляет в Россию Тома Шеннона, одного из высших должностных лиц Госдепа. Предполагают, он будет договариваться о возвращении российским дипломатам в США двух их дач: домов в Мэриленде и в Нью-Йорке. В декабре 2016-го, еще при президентстве Обамы, их забрали у россиян в связи с подозрениями, что здания использовались для сбора разведданных. За это Тиллерсона в США критикуют: мол, это будет ложным и преждевременным сигналом для сближения.

Одно из ключевых слов в нынешней риторике Тиллерсона по украинскому вопросу — «гибкость». Быть гибкими в этом вопросе для него — значит допустить другие форматы, кроме Минского, для достижения тех же целей. 

«Я считаю, важно, чтобы мы имели достаточную гибкость, чтобы реализовать цели Минска. Вполне вероятно, что правительство Украины и правительство России смогут прийти к удовлетворительному урегулированию благодаря определенной структуре, отличной от Минска, но для реализации целей Минска», — заявил госсекретарь на слушаниях в комитете по иностранным делам Сената. 

Это заявление прозвучало накануне визита Петра Порошенко — и это неплохая публичная подсказка о том, как Тиллерсон мыслит и что ему можно предлагать на этих переговорах. Существует потребность в апдейте Минска-2: на нее Вашингтоне рассчитывают и готовы предложить помощь с поиском этой «гибкости форматов». Ее осознают и в Киеве. 

Но все это не означает отказ от Минских соглашений. 

Рекс Тиллерсон также не в восторге от законопроекта об усилении санкций против России, который одобрил Сенат и сейчас рассматривает профильный комитет Палаты представителей. Госсекретарь заявил, что, по сути, такое ужесточение санкций помешает его замыслам: 

«Нам хотелось бы иметь возможность сохранять гибкость в том, что касается санкций, чтобы связывать их с тем, насколько плодотворными являются усилия России в борьбе с терроризмом и в решении проблемы гражданской войны в Сирии».

На самом деле Тиллерсон, бывший CEO ExxonMobile, ведущий бизнес с россиянами, знает о них достаточно, чтобы не питать иллюзий относительно ни одной своей инициативы. Задача украинского президента — донести украинский взгляд и те факты, которые Путин никогда не озвучит и всегда будет опровергать, с надеждой на то, что ключевые вашингтонские «проекты» будут переписываться еще не раз.

Жанна Безпятчук, Наталья Гуменюк

Поделиться: