Женщина на самоизоляции держит в руках смартфон
Фото:

Shutterstock

Если вам, как и мне, приходилось пользоваться приложением «Дій вдома», велика вероятность, что вы сталкивались с каким-то багом. Не узнал телефон или вдруг возвестил о том, что нет интернета, хотя он на самом деле есть.

Или, возможно, ваши неукраинские друзья жаловались, что проводят самоизоляцию с приложением, но ничего не понимают, поскольку там нет английского языка?

Мы пообщались с двумя пользователями «Дій вдома». А потом обратились за ответами к разработчикам приложения из Министерства цифровой трансформации. Вот что из этого получилось.

Глава Freedom House Ukraine Мэтью Шааф вернулся из США в июле.

Многие люди [в аэропорту] не были так подготовлены, как я — они не загружали приложение [заранее] и т. д. Поэтому им пришлось устанавливать его буквально рядом с пограничниками. И я видел, как у некоторых пожилых людей, например, были с этим проблемы. Но я прошел довольно спокойно. И уже запланировал свой тест ПЦР на следующий день, чтобы быстро получить результат и не сидеть на самоизоляции долго.

К счастью, я понимаю украинский. Но для людей, которые его не знают, это приложение покажется очень сложным, поскольку оно полностью на украинском. И он очень неудобен. Некоторое время я не получал ни одного реального запроса сделать фотографию. Потом он пришел. Мне нужно было повернуть голову направо, налево, потом моргнуть глазами. А потом выдавалась ошибка «Вы неправильно это сделали». Это один из аспектов, который мне показался надоедливым.

Были и другие странные ситуации, когда я проходил процесс [верификации] и мне предоставлялась возможность кликнуть, чтобы отправить фотографию, которую я сделал. А приложение мне на это говорит: у вас нет связи с интернетом. Но, конечно, она была, потому что я получал электронные письма и переходил на вебсайты. И потом я получал сообщения о том, что «вы нарушаете карантин», но я пытался подать информацию и слышал, что не имею доступа к Интернету. Такое случалось неоднократно.

Из-за таких вещей просто хочется сделать facepalm.

Белорусский правозащитник Андрей Стрижак приехал в Украину и уже за 5 дней не выдержал самоизоляции с «Дій вдома».

У меня была ситуация: я получил сообщение, что должен сделать селфи. Я его сделал и пошел в душ. Через 20 минут обнаружил, что у меня уже 5 сообщений о том, что я должен верифицироваться.

Как в такой ситуации быть? Если это строгое выполнение правил, то ко мне уже должна была приехать полиция и из душа меня вытаскивать, чтобы я верифицировался. Программа, конечно... Я понимаю, зачем она нужна, но очень много было таких нюансов.

Через 5 дней такого режима, я понял, что работать в нем невозможно. Очень много ограничений и я решил пройти ПЦР-тест.

Промо-фото в приложении «Дій вдома»

Отвечать на наши запросы вызвался Евгений Горбачев — руководитель Департамента по разработке программного обеспечения Министерства цифровой трансформации, который собственно и отвечает за приложение «Дій вдома».

Считаете ли вы проект «Дій вдома» успехом?

Знаете, когда речь идет о жизни людей, здесь трудно говорить, успех это или нет. Была задача выпустить приложение за 5 дней, и мы это сделали. Люди получили возможность не идти в обсервацию, а быть дома. И почти 200+ тысяч людей были на самоизоляции с нашим приложением. Успешно провели ее, не было никаких проблем. Да, конечно, у кого-то возникали какие-то ситуации, что им некомфортно, кому-то не нравилось. Но люди пробыли в самоизоляции. Если человек инфицирован, он мог в городе заразить очень много людей. И если это перевести в цифры, если 200 тысяч человек, которые потенциально могли быть заражены и они пробыли этот инкубационный период, то распространение мы, я считаю, все-таки уменьшили.

Многие интересуются, почему нет английского языка?

Изначально в требованиях было четкое утверждение, что это приложение для украинцев. И возникает вопрос, зачем украинцам давать другой язык?

Сейчас мы слышим, что надо добавить английский. Сейчас планируется такое решение для иностранцев, чтобы можно было переключить интерфейс. Мы не говорим, что это технически невозможно. Конечно, на любой проект нужно выделить ресурсы, спланировать его и реализовать. Сейчас «Дія» — основной проект команды. Поэтому надо просто спланировать это.

«Дій вдома» — это лишь инструмент для того, чтобы идентифицировать возможное нарушение изоляции. Все, точка. Мы не контролируем, не выписываем штрафы.

Вы говорите о минимизации распространения. Но человеку дается 24 часа на то, чтобы добраться до точки самоизоляции. Также приложение работает с 9 до 21, то есть после 21:00 человек может выйти и пойти куда-нибудь в бар…

Во-первых, мы не имеем права будить человека ночью и делать проверки. И, конечно, человек должен быть самоорганизованным и ответственным за то, что он делает. Мы не делаем браслеты, которые контролируют. «Дій вдома» не трекает геолокацию постоянно. Мы лишь берем геолокацию в момент, когда делается фото. И все. Постоянной информации о том, куда человек перемещается у нас нет. То есть, когда человек делает фото, потом перейдет 30 метров направо и еще раз сделает фото, — мы видим геолокацию. Где она была между двумя точками — мы не знаем.

Вы говорите, что не имеете права будить людей. Но есть люди, которые прилетают из США и работают по иной временной зоне. То есть, ночью они работают, а днем спят. Как это должно работать для них?

Ну, они же живут в Украине. В Украине рабочее время с 9:00 до 18:00. Я не понимаю вопроса. Мы не можем подстраиваться под этого человека. Очень сложно под каждого индивидуально подстраиваться.

Понимаете, когда мы разрабатываем приложение — мобильное приложение «Дія» или «Дій вдома» — у нас сложная задача: покрыть всю Украину. Абсолютно все слои населения, все мобильные телефоны: от простого андроида до новейшего айфона. Это разные устройства, у них разные технологии и возможности. И наша задача — унифицировать таким образом разработку, чтобы это подошло всем. Поэтому, если мы разбираем кейс относительно того, в какое время мы можем беспокоить людей, — мы обычно берем 99.9%. И если 0.1% работают в другой временной зоне, то, извините, надо подстраиваться. Вы прибыли из-за границы, вы потенциально можете инфицировать людей, вы должны следить за собой. И собственно выполнять норму закона.

Инфографика, которая показывает алгоритм прекращения самоизоляции через приложение «Дій вдома»
Фото:

Центр общественного здоровья

Я слышала от пользователей приложения, что есть много багов. Например, не удается верифицироваться. Приложению что-то не понравилось и оно пишет «сделайте еще раз». Или приложение человека не узнает. Или сообщает, что нет интернета, хотя электронные письма приходят и на сайты зайти можно.

Когда человек нарушает цепочку верификации, то нужно заново ее пройти. Поэтому стоит один раз все это правильно сделать. Мы, когда выпускали приложение, проверяли его на людях более взрослых, на пенсионерах даже, а также на детях. Задание было такое: чтобы и пенсионер, и ребенок могли спокойно понять, что надо сделать. У нас все получилось: ребенок сделал, пенсионерка сделала — все было хорошо. Поэтому надо просто выполнять эти действия. Там нет ничего сложного.

Относительно того, что приложение не узнает человека. Объясню, как это работает. Сначала мы берем фотографию, затем в серверной части обрабатывается фотография эталонная, которая делалась первый раз, когда человек прибыл. Берется это фото и сверяется по точкам, там очень тонкая технология. И если на той фотографии, которую вы сделали, будет засвет, то есть, если вы будете стоять, за вами окно и светит ярко солнце, и у вас может быть засвет одной части лица, то, конечно, будет ошибка распознавания.

Или часто люди делают фото почему-то снизу. И, конечно, когда человек лежит, у него немного меняется лицо. Поэтому могут быть истории, когда будет запрос на еще одно распознавание.

Относительно уведомлений об отсутствии интернета или некорректного распознавания геолокации — такое бывает, когда человек скрывает GPS или использует VPN.

Есть 15-минутное окно, в течение которого вы должны сделать верификацию. Каждые 3 минуты приходит новое оповещение. Чтобы человек не пропустил. Каждые 3 минуты, то есть 5 раз на 15 минут, мы даем оповещение. Последнее уведомление уже указывает на то, что вы нарушили условия карантина. И именно после такого оповещения идет нотификация полиции.

Вам не кажется, что это для человека стресс — получать столько уведомлений, когда он просто пошел в душ, например?

Есть технические требования. Мы их выполняли. Когда речь идет о том, что нам кажется... Ну, мне кажется, что распространение коронавируса — это больший стресс для всей страны, чем то, что кому-то позвонит полиция и спросит: «А вы точно дома?» Человек скажет: «Да, я дома, приезжайте, проверьте».

Планируете ли вы совершенствовать приложение?

Мы совершенствуем безопасную часть, чтобы человек не мог обмануть приложение, но других изменений не планируем.

Я вернусь к вопросу об английском языке. Неужели перевод приложения действительно занимает столько времени?

Любой продукт, если вы его переводите, должен быть протестирован. Там есть связи с адресными справочниками и справочники также надо переводить — Минюст издает справочники на украинском языке. Поэтому это сложная задача.Чтобы сделать выпадающий справочник с адресами, надо интегрироваться с каким-то справочником и сделать все, чтобы эта интеграция была четкой. В каждом шаге, к которому вы привыкли, есть много нюансов.

Есть ли таймлайн для английской версии? Она будет в ближайшие несколько месяцев?

Думаю, что да.

Поделиться: