Видео на украинском языке

Андрей Ваврыш — бывший чиновник Киевской городской государственной администрации, а теперь — бизнесмен застройщик, совладелец девелоперской компании Saga Development, фигурант журналистских расследований о незаконной застройке Киева и друг главы Офиса президента Андрея Богдана. Именно с ним Ваврыш недавно путешествовал по Турции, а в августе этого года гулял на свадьбе фигуранта расследования о коррупции в Министерстве юстиции Андрея Довбенко.

Журналисты hromadske случайно встретили Ваврыша на открытии Латвийского сквера возле редакции. Застройщик вместе с экс-нардепом от БПП Дмитрием Белоцерковцем стояли позади граждан, собравшихся на событие. В это время выступал мэр Киева Виталий Кличко. Именно он в 2015-м уволил Ваврыша с КГГА.

В блиц-интервью мы спросили застройщика, влияет ли дружба с Богданом на стремительное развитие его бизнеса, является ли он «смотрящим» по Киеву от Офиса президента и что он думает о результатах расследования журналистов о его компании Saga Development.

Вас недавно видели в компании Андрея Богдана в Турции. Что вы там делали?

Ездили просто с детьми. Был фототур, ребята организовывали — такая группа, которая ездила фотографировать лучшие места. И мы просто поняли, что надо к кому-то присоединиться, потому что самим такие вещи организовывать сложно. Кстати, я вам советую — недорого и достаточно интересно.

Можете объяснить, какие у вас с ним отношения и когда вы познакомились?

Мы знакомы почти 10 лет. Познакомились где-то в неформальной обстановке.

То есть вы дружите?

Дружим просто, и все.

Дружба с Богданом — она сейчас не вредит? Так как вы не можете, по сути, абстрагироваться или дистанцироваться от нее?

А что я могу с этим сделать? Это определенная ответственность. Я понимаю, что я не могу быть причастным к большому количеству вещей, которые раньше мог себе позволить.

Совладелец девелоперской компании Saga Developmen Андрей Ваврыш, Киев, 7 октября 2019 года
Фото:

Богдан Кутепов/hromadske

Вас сейчас называют неким «смотрящим» по Киеву от Офиса президента...

Вот Дима Белоцерковец — он сейчас уже в городской администрации не работает, не депутат. Но ходит постоянно с мэром. Мэр руководит городом. Вот он, можно сказать, смотрящий за городом. А где я? Как я к этому могу быть причастен?

Как вы себя охарактеризуете? Кто вы в этом городе?

Я занимаюсь девелоперским бизнесом. Любой объект так или иначе вмешивается в жизнь города. Для меня важно быть профессиональным в этом процессе. Это значит понимать, что твое вмешательство с тем или иным проектом оставляет следы. Он так или иначе улучшает окружающую атмосферу, развивает транспортные пути или еще что-то. Ты должен разбираться в том, как это работает. И это мое единственное участие в происходящем в городе.

Относительно вашего девелоперского бизнеса. У журналистов-расследователей было много вопросов к компании Saga Development. Это же ваша компания?

Еще нет, еще не выполнил опцион. Хочу это сделать до конца года.

Какими компаниями вы владеете? Чтобы не было путаницы и чтобы мы понимали, какие компании ваши, а какие — нет.

Вы могли бы воспользоваться приложением YouControl, там достаточно хорошо видно, какими компаниями я владею или буду владеть.

Там много конечных бенефициаров — офшорных компаний. Информацию об их владельцах реестры не раскрывают, поэтому я и переспрашиваю.

Я как раз и пытаюсь выкупить эти компании, стать их открытым публичным собственником. В большинстве случаев люди пользуются офшорами не потому, что они выводят какие-то дивиденды, это просто способ защиты бизнеса. Правовые инструменты в Украине работают не очень хорошо, и ты понимаешь, что по крайней мере у тебя есть право и шанс воспользоваться британским правом для того, чтобы защитить собственные интересы. Я веду бизнес открыто, без каких-то вещей.

Давайте тогда перечислим ваши активы.

Вы можете сформировать запрос на мои активы. Я бы не очень хотел переходить границы публичной и частной информации.

Совладелец девелоперской компании Saga Developmen Андрей Ваврыш, Киев, 7 октября 2019 года
Фото:

Богдан Кутепов/hromadske

По поводу компании Saga Development, которая является застройщиком сразу нескольких жилых комплексов. По поводу Рыбальского полуострова. Есть сформированная к вам претензия, что вы, будучи в КГГА, фактически выдали своей же компании разрешение на застройку этого участка.

Детальный план территории — это план ее перспективного развития. Более того, ее разрабатывает проектно организация, которую для этого нанимает город. Единственное, в чем я могу быть последовательным, это то, что я очень люблю Подол. Это старинная часть города. Я к ней не равнодушен и я переживаю за то, что с ней будет. Работая над возможными вариантами развития этой территории, я в нее влюбился и был счастлив участвовать в ее развитии.

Но это никоим образом не связанные вещи. Журналисты путают понятия «перспективы развития территории» и «право собственности». Право собственности на землю уже давно определено. Кто-то когда-то ее уже приватизировал, она кому-то уже принадлежит. К распоряжению собственностью городская администрация отношения не имеет.

Мы заказывали детальный план территории. Но когда над ним работали, мне показалось интересным продолжить это дело уже по другую сторону забора — как девелопер. Вы тоже, кстати, можете это сделать. Это публичный документ. Я вас приглашаю, присоединяйтесь, таких документов много. Вы вместе с нами можете участвовать.

Вы не считаете, что в отношении Рыбальского полуострова совершили правонарушение?

Конечно — нет. Более того, суды от первой инстанции до самой палаты Верховного суда рассматривали это в открытом режиме, выносили решения. Я в принципе не понимаю, о чем идет речь.

Я думаю, что вы видели расследования моих коллег из Bihus.info о строительстве на землях Генеральной прокуратуры. Конкретно речь идет о двух жилых комплексах «Нью-Йорк» и «Филадельфия».

После ухода из государственной службы я выбирал, чем заниматься. Появился один знакомый, который сказал, что есть недостроенный еще с 2003 года объект. Он, по результатам подписанного инвестиционного соглашения, был на территории участка Генеральной прокуратуры. Честно говоря, моей работой было заняться развитием этой территории и помочь реализовать проект. Что я, в принципе, и сделал, и там появился прекрасный жилой комплекс «Нью-Йорк».

По поводу другого земельного участка (на котором строится ЖК «Филадельфия» — ред). Было предложено предоставить свое видение развития этой территории. Мы его предоставили. Я так понимаю, что Генеральной прокуратуре понравилось. Генеральная прокуратура заберет свои квартиры в этом доме. Более того, заберет в готовом виде. Все будет прекрасно, никто ничего плохого не делает.

В проекте «Филадельфия» вашим партнером является Дмитрий Исаенко — народный депутат от «Оппозиционной платформы — За жизнь»?

Не он сам — компания, развитием которой он до этого занимался.

Подводя итог, по этим двум объектам вы также не считаете, что здесь было правонарушение?

Нас обвиняют, что мы не рассчитываемся с Генеральной прокуратурой, хотя мы рассчитываемся наперед. Нас обвиняют в том, что мы как-то не так делаем объекты, хотя они выигрывают архитектурные конкурсы. Нас обвиняют в том, что мы даем в плохих местах квартиры, хотя это не так.

Совладелец девелоперской компании Saga Developmen Андрей Ваврыш, Киев, 7 октября 2019 года
Фото:

Богдан Кутепов/hromadske

Я попробую сформировать одну претензию к вам. Очень упрощенно это звучит так: чиновник, который после завершения карьеры в КГГА начал заниматься бизнесом и этот бизнес очень успешно развивается. Вопрос: откуда этот чиновник взял стартовый капитал, чтобы стать таким крупным девелопером? Второй вопрос: кто же его партнеры? Кто ему помогает, ведь вы сами говорили, что «правовые инструменты в Украине работают не очень хорошо»?

Во-первых, любой прокурор или сенатор в Соединенных Штатах мечтает, когда он закончит с государственной службой, чтобы уйти в частный сектор и зарабатывать нормальные деньги. Любой профессионал, у которого есть возможность учиться, развиваться, занимаясь какой-то государственной работой, понимает, что потом он закончит этот контракт и будет работать на себя. Что сделал и я. То, что у меня что-то получается, свидетельствует только о том, что я на что-то способен.

Во-вторых, вопрос денег, возможностей и знакомств всегда зависит от авторитета человека. Если его уважают, с ним люди идут на контакт и сотрудничают, то тогда кооперация выстраивается довольно легко. Тогда вы сможете найти поставщика материалов, поставщика определенных работ. Тогда на реализацию проекта требуется гораздо меньше денег.

В-третьих, так уж случилось, что в начале реализации проекта «Нью-Йорк» были компании, которые на начальных этапах выкупали у нас недвижимость, чем давали возможность завершать объекты. Ну а дальше это уже вопрос эффективности проектов.

Сколько бы вы ни искали, никогда не найдете, где в своей деятельности я шел в разрез интересам города. Мы можем говорить о том, что я мог где-то ошибаться, мог не ошибаться. Потому что на самом деле ошибается тот, кто что-то делает. Вы можете найти большое количество сделанной мной работы, о которой сейчас и мэр, и его команда отчитываются, что это они придумали и сделали. Это же прекрасно. Я этому рад. Но вы не найдете никогда, где я занимался какими-то вещами, которые мешали развитию города.

Какие у вас сейчас отношения с Кличко?

Это мэр города, в котором я живу.

Какое влияние на город и процессы сейчас есть у Вадима Столара, которого ранее называли очень влиятельным человеком в Киеве? (народный депутат от «Оппозиционной платформы — За жизнь!» Вадим Столар — фигурант многочисленных журналистских расследований. По информации медиа, во времена президентства Петра Порошенко он мог влиять на Виталия Кличко и отдельные подразделения КГГА — ред.)

Я чесно не знаю.

А какие у вас с ним отношения? Вы знакомы?

Все знакомы в городе. Я не могу как-то охарактеризовать отношения. Вам нужно по какой-то шкале?

Нет. Меня интересует, может ли он сейчас как-то влиять на процессы в столице, как, например, два года назад?

Процессы в столице, в принципе, меняются, потому что в Украине изменилась ситуация. Люди не могут мириться с тем, что до этого было привычной ситуацией. Я не могу оценить его влияние в городе сейчас. Я не знаю.

Поделиться: