Вадим Лукашевич
Фото:

Из личного архива Лукашевича

В Гааге продолжается суд о катастрофе малайзийского «боинга» MH17, сбитого летом 2014 года над Донбассом. Российский авиаэксперт Вадим Лукашевич одним из первых тогда заявил: версия Минобороны РФ (что MH17 якобы сбит украинским штурмовиком) — ложь. Исследование Лукашевичем версий катастрофы, которое он называет «делом жизни», легло в основу версии обвинения в гаагском суде. Также он готовит к публикации книгу «Трагедия МН17: правда и ложь», в которой подробно анализирует все версии, звучавшие с момента крушения самолета на востоке Украины.

Первое судебное заседание в Амстердаме было еще в марте. Вы — свидетель обвинения. Как так вышло и что происходит сейчас в суде?

Первые заседания являются установочными: кто явился на суд, а кто не явился и так далее. А потом идет предварительное слушание: обвинение рассказывает о расследовании, говорят, что нашли, а защита говорит, что они с этим не согласны. И только потом уже начинается рассмотрение дела по существу.

Прокурор сказал, что если адвокаты не будут настаивать на рассмотрении альтернативных версий, то тогда переход к рассмотрению по существу произойдет раньше. Но, так как защита сказала, что смотрим все, то за альтернативную версию можно хоть столкновение с метеоритом считать. Поэтому этап предварительного слушания продлится до Нового года. То есть сейчас обвинения еще даже не рассматриваются.

Суд будет долгим. Это не как у нас: вчера тебя взяли, а сегодня же осудили. Это хороший европейский суд. Каждый чих — в протоколе.

На меня обратили внимания из-за моих публикаций в 2015 году. Потом они попросили меня дать показания по целому ряду вопросов. И когда я к ним поехал, то взял эти два тома рукописей. Так что сейчас я спокойно пишу, что материалы книги использованы в криминальном расследовании. И, в отличие от других свидетелей, я не анонимен, для меня это бессмысленно, так как я все равно выхожу с книгой.

Обломки самолета Boeing 777, рейс MH17 Malaysia Airlines, сбитого недалеко от Донецка, Украина, 17 июля 2014 года
Фото:

EPA/ALYONA ZYKINA

А как вы начали заниматься темой MH17?

Через несколько дней после катастрофы меня пригласили на передачу в прямой эфир РБК, чтобы прокомментировать брифинг Министерства обороны о падении MH17. На брифинге озвучили версию, что «Боинг» сбил Су-25, и я сразу же сказал, что это невозможно — я знаю это, так как работал в опытно-конструкторском бюро имени П.О. Сухого.

Так получилось, что я был первым, кто в публичном пространстве сказал, что версия российского Минобороны — ложь.

Но надо отдать должное, что профессиональные авиаторы ни разу не соврали. Они также не могли понять, как штурмовик может сбить «Боинг», который летит на 150 километров в час быстрее, а также выше практического и боевого потолка самолета. Су-25 может подниматься выше, но это не значит, что на этой высоте он может воевать. Более того, для того, чтобы атаковать воздушную цель, допустим, из пушки, должно быть специальное прицельное оборудование, которого у Су-25 нет.

Я поднял технические вопросы, и получилось так, что меня стали дергать на интервью, выступления. Какое-то время я был очень востребован по этой теме. Но постепенно ко мне за комментариями стал обращаться только очень узкий круг изданий: «Медуза», «Новая газета», еще пару раз приглашали на РБК. А дальше я продолжал вести какие-то дискуссии в интернете, на разных площадках, и в первой половине 2015 года собрал все свои материалы на своем сайте «БУРАН.РУ».

Разворот книги «Трагедия МН17: правда и ложь»
Фото:

Вадим Лукашевич

Получился очень большой материал в четырех частях, в котором я доказывал, что самолет был сбит зенитной ракетой. На тот момент еще было не закончено техническое расследование, а следовательно, и подтверждения, что MH17 сбил зенитно-ракетный комплекс «Бук», не было.

Получилось, что, утверждая это, я поставил на кон свою репутацию. Потому что на кого-либо сослаться я не мог, и эти выводы были основаны только на моих знаниях и профессиональном опыте.

Как вы поняли, что MH17 сбил именно зенитно-ракетный комплекс?

В КБ Сухого я занимался живучестью самолета — повышением устойчивости машины при внешнем воздействии. Грубо говоря, задача нашей группы была в том, чтобы самолет, несмотря на попадание снарядов, продолжал лететь. Мы были на полигонах, обстреливали реальные самолеты, смотрели статистику боев, начиная с Великой Отечественной войны, готовили отчеты с расчетами и фотографиями. Поэтому я очень хорошо разбираюсь в боевых повреждениях и легко по фотографиям могу определить, что это было — стрелковое вооружение, зенитная или авиационная ракета.

Когда на второй день после катастрофы в интернете стали появляться фотографии обломков малайзийского «боинга», для меня совершенно ясно было видно, что это осколочно-фугасная боевая часть зенитной ракеты. Оставался вопрос — чья это ракета и откуда она была запущена? Но то, что это ракета, сомнений у меня не было.

Так все и завертелось. Мне пришлось еще не раз доказывать, почему российские версии, которых было очень много, неверны. Это стало фактически делом жизни, потому что, с одной стороны, мне не нравится, когда врут, а с другой — надо отстаивать честь инженерного мундира.

Например?

Человек без профильного образования не может распознать, что эксперимент «Алмаз-Антея» (российский концерн осенью 2015 года представил результаты экспериментов с использованием ракеты и фрагмента лайнера, согласно которым место запуска ракеты может находиться на подконтрольной ВС Украины территории. — ред.) был проведен неправильно. «Алмаз-Антей» провел очень эффектный эксперимент за десять миллионов рублей — отрезали головную часть Ил-86, привезли на полигон, взорвали... Но они взяли для своих расчетов не «Боинг 777», а совершенно другой самолет — «Боинг 767», а между ними колоссальная разница, и это все влияет на результаты эксперимента и выводы.

Даже судя по количеству страниц — более 900 — у вас получился очень объемный и подробный материал.

Когда я начинал писать книгу в 2016 году, я не предполагал, что это будет настолько серьезный труд. Но тема настолько обширна, настолько много в нее вовлечено людей, точек зрения, версий. С одной стороны, люди хотят донести правду, а с другой — идет сознательная, централизованная кампания по дезинформации. В нее входят и эффектный эксперимент «Алмаз-Антея», и такие абсурдные версии, которые транслировались в российских государственных СМИ, как несвежие трупы (бывший «министр обороны ДНР» Игорь Гиркин (Стрелков) заявлял, что найденные в разбившемся самолете люди были мертвы за несколько суток до его падения — ред.).

Я рассматриваю все версии: российские, украинские, голландские, частных расследований... Человеку непосвященному сложно разобраться, где ложь, где правда, в моей книге я анализирую все версии как специалист и даю им оценку. То есть, у меня про каждого, от России до расследователей Bellingcat, сказано: здесь они правы, здесь — нет.

Разворот книги «Трагедия МН17: правда и ложь»
Фото:

Вадим Лукашевич

Складывается впечатление, что этот объем информации будет интересен только разбирающимся в теме. Кто ваш читатель?

Вы не совсем правы. Эта книга, скорее, энциклопедия, потому что в нее входит практически все, что было собрано за пять лет с момента катастрофы. Если у вас дома лежит энциклопедия, то вы, скорее всего, не читаете ее от и до, а берете, когда вам надо ответить на какие-то конкретные вопросы или разобраться в теме. При этом моя книга написана просто о сложном, поэтому она будет понятна человеку с любым образованием. Кроме того, я не делаю никаких выводов, а лишь рассуждаю и привожу аргументы по тому или иному вопросу.

Решать, кто прав, а кто нет, будет уже сам читатель: у этой версии есть такие плюсы и минусы, вот и смотри, что перевешивает, — один плюс и десять минусов.

Какой тираж планируется? 

Средства на издание 400 экземпляров книги собираются на краудфандинговой платформе ПЛАНЕТА.РУ. К началу ноября удалось собрать уже 90% средств, и мы продолжим сбор до 27 декабря. Книгу также можно приобрести в электронной версии.

Сейчас мы завершаем работу над версткой, и этой зимой книга выйдет.

Я понимаю, что тираж маленький, но мне важно, чтобы эта книга была. Мы живем в стране тотальной лжи. И моя задача — чтобы оставался островок правды, чтобы любой человек, который захочет узнать правду, имел эту возможность.

При поддержке «Медиасети»

Автор: Анастасия Тороп, «Новая газета»
Поделиться: