Телеканалы должны отвечать за «язык вражды» — так решили украинские депутаты и взялись регулировать информпространство.

Телеканалы должны отвечать за «язык вражды» — так решили украинские депутаты и взялись регулировать информпространство.

3 октября на рассмотрение Комитета Верховной Рады по вопросам информационной политики и свободы слова поступил законопроект «Об усилении ответственности за трансляцию выражений, которые поддерживают оккупацию территории Украины и распространяют язык вражды».

Документ предусматривает, в частности, штрафы в размере 25% лицензионного сбора или аннулирование лицензии, если нарушения в течение месяца не устранят, и телеканалы продолжат транслировать высказывания, оправдывающие оккупацию Украины. При условии, что такие высказывания содержат «призывы к агрессии».

А 4 октября Верховная Рада поддержала обращение к Совету национальной безопасности и обороны относительно санкций против семи телеканалов. Одно из медиа находится в собственности телеканалу «NewsOne», остальные принадлежат «112 Украина».

Что это будет означать для телеканалов, чего в этих решениях больше — политики или заботы о нацбезопасности, и действительно ли это защита государственных интересов, а не цензура? Громадское расспросило об этом причастных к созданию проекта, а также членов Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, медиа-экспертов и юристов.

Что значит «разжигание вражды»

Статья 161. Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или религиозных убеждений.

Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного состояния, места жительства, по языковым или другим признакам.

«Возбуждение вражды» — не общее понятие, говорит председатель профильного Комитета по вопросам информационной политики и свободы слова Виктория Сюмар. По ее словам, в европейском законодательстве это применяют давно и есть соответствующие приговоры Европейского суда, по которым можно делать соответствующий анализ.

К тому же, Виктория Сюмар подчеркивает, что нужно различать, кто доносит высказывания, которые можно считать языком вражды — это комментирует обычный человек на улице или чиновник в прямом эфире телеканала.

Запретят ли использовать аббревиатуры «ЛНР/ДНР»

Закон не запрещает использовать аббревиатуру «ДНР/ЛНР» и никоим образом этого не касается. Это в эфире Громадского объяснила исполнительный директор Института массовой информации Оксана Романюк.

Зато Виктория Сюмар настаивает, что в украинском законодательстве есть определение, как называются эти территории: «Если мы признаем, что там есть так называемые республики, то мы уже используем российскую терминологию». По ее мнению, это навязанные термины, как и «гражданская война», в использовании которых заинтересована прежде всего Россия.

По мнению члена Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Сергея Костинского, вопрос не в том, какие аббревиатуры используются: «Определенные спикеры приходят на эфиры, и открытым текстом, отмечая — „по моему мнению“, „я так считаю“, — начинают цитировать тезисы российской пропаганды». Именно в таких случаях, говорит он, должен реагировать Нацсовет.

Кто будет определять, звучит ли в эфире «язык вражды»

Этим будет заниматься Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания, пояснила Виктория Сюмар. Наказанием будет, в частности, штраф. Чем выше статус чиновника, который об этом заявляет в эфире, тем большей должна быть ответственность.

В то же время должны появиться критерии, чтобы четко определять, что является нарушением закона, говорит Сергей Костинский. В последнее время полномочия Нацсовета расширяются: в частности, применяются штрафы за нарушение языковых квот, а также за пропаганду органов государства-агрессора. По мнению Сергея Костинского, это «очень благоприятно сказалось на рынке». А заинтересованными в расширении полномочий Нацсовета должны быть прежде всего журналисты, считает он, ведь это позволит отделить журналистику от пропаганды.

Когда и как заработает закон

В Институте массовой информации считают, что этот закон вряд ли воплотят на практике. Об этом Громадскому рассказала исполнительный директор института Оксана Романюк. Дело в том, что в проекте четко прописали привязку — не просто «язык вражды», а «язык вражды, который сопровождается призывом к агрессии».

«А такого языка вражды на самом деле очень мало, — говорит она. — Условно говоря, если кого-то называют каким-то плохим словом — например, жители такого-то региона они все — такие-то. А призыв к агрессии — это „давай, бей, режь их“. Мы системно мониторим контент и интернет-медиа, в частности, и телеканалы. И призывов к агрессии очень мало — на уровне какого-то 1%».

В Украине есть статья 161 Уголовного кодекса, которая регулирует вопросы языка вражды. Но, как рассказала Оксана Романюк, правозащитники всегда считали, что статья очень слабая и не работает на практике, ведь доказать в суде, чем именно язык вражды навредил в реальной жизни, крайне сложно.

В то же время Нацсовет не ожидает принятия закона и действует уже сейчас, пользуясь действующими нормами законодательства, рассказал Сергей Костинский. Так, проверку за разжигание вражды недавно назначили телеканалу «NewsOne»:

«Мы видим не только прямые призывы, но и скрытые: когда в эфире телеканала появляется информация, что предоставление Томоса украинской церкви приведет к кровопролитию, надо готовиться, что люди будут убивать друг друга — мы видим в таких заявлениях скрытый призыв к агрессии. И уже в суде будем отстаивать эту позицию».

Проект закона об «усилении информационной безопасности и противодействии государству-агрессору в информационной сфере» пока ожидает рассмотрения. Комитет Верховной Рады по вопросам свободы слова и информации рекомендует парламенту принять его в первом чтении.

Политика или нацбезопасность?

4 октября Верховная Рада поддержала обращение к СНБО относительно санкций против семи телеканалов. Одно из медиа находится в собственности именно «NewsOne», остальные принадлежат «112 Украина». Депутаты просят СНБО, в частности, аннулировать или приостановить лицензии и разрешения на вещание этих телеканалов, запретить использование частот и телекоммуникаций, заблокировать деньги и активы, предотвратить вывод капитала из Украины.

«Постановление удивило» — так о решении депутатов высказалась в эфире Громадского исполняющая обязанности директора Независимой ассоциации телерадиовещателей Татьяна Мясникова.

Ведь существует легитимный способ лишения лицензии за такие нарушения, объясняет она: Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания накладывает на телеканал санкции и подает в суд на лишение лицензии. Однако в этом случае парламент впервые решил взять на себя функцию регулятора и принять индивидуальное решение.

«По-моему, это политическое решение, — сказала Татьяна Мясникова. — Это и определенное свидетельство, что государство не способно штатными средствами регулировать вопросы пропаганды и вмешательства в информационное пространство. Ведь парламент не является органом, который должен принимать такие индивидуальные решения по определенным юридическим или физическим лицам — он должен создавать законы».

С тем, что в решении депутатов больше политики, чем заботы о нацбезопасности, согласен и председатель Национального союза журналистов Сергей Даниленко:

«Это политическое решение и определенное превышение полномочий. Фактически они признают, что хотят заблокировать или остановить деятельность украинских телеканалов, привлекая мандат СНБО», прокомментировал он Громадскому.

По мнению Сергея Даниленко, если политики имеют претензии к редакционной политике «NewsOne» или «112», то должны подать в суд. Это единственный способ остаться в правовом поле.

Татьяна Мясникова отмечает, что вызовы информационной войны сегодня действительно существуют, и власть должна на них реагировать. Но правовое государство не может прибегать к действиям, которые по своей сути являются неправовыми и неконституционными.

«Я надеюсь, что СНБО, понимая правовую шаткость этого решения, среагирует соответственно», сказала она в эфире Громадского.

Что будет дальше

Генеральный продюсер телеканала «NewsOne» Василий Голованов считает риски подобных решений очень серьезными.

«Чем нынешняя власть лучше Януковича, если они позволят или инициируют закрытие СМИ? — прокомментировал он Громадскому. — Если есть вопросы, надо обращаться в соответствующие органы или к нам. Но ни в коем случае не должно быть цензуры. Мы не можем позволить это себе как страна, которая заявляет о европейских ценностях».

Василий Голованов также заявил, что на «NewsOne» есть «самоцензура, сбалансированная подача мыслей и журналистские стандарты», в чем можно убедиться, посмотрев их эфир.

В то же время Оксана Романюк говорит, что пока никаких рисков для телеканала «NewsOne» нет. А постановление Верховной Рады не будет иметь никакой юридической силы, ведь в Украине телеканал можно лишить лицензии исключительно через суд и только если есть реакция регулятора.

«„NewsOne“ может обратиться в суд и заявлять о нарушении целого ряда законов, — прокомментировала Оксана Романюк Громадскому. — Я не думаю, что это будет иметь какую-то юридическую силу. Это скорее пиар для всех участников этого процесса».

Что касается законопроекта об «усилении информационной безопасности и противодействии государству-агрессору в информационной сфере», то и медиа-юрист Роман Головко считает его «половинчатым». Он отмечает, что в проекте объединили, в частности, «нарушение территориальной целостности», «призывы к агрессии» и т.п. с «языком вражды». А такие нарушения фиксируют очень редко.

Впрочем, проект содержит другие вещи, которые не касаются языка вражды, но тоже могут не понравиться телеканалам. Ведь упрощают применение санкций.

«Сейчас закон прописан так, что не за все случаи, когда телекомпания что-то нарушила и получила предупреждение, можно выписать штраф, — пояснил Громадскому Роман Головко. — И это нелогично, потому что нарушения есть, а предупреждение влияет только на то, что телекомпания не сможет без конкурса податься на получение лицензии, когда у нее срок лицензии истечет через 7 или 8 лет».

К тому же, как пояснил медиа-юрист, существует практика, как снимать предупреждения, закрепленная документом Нацсовета, что, по его мнению, незаконно. А законопроект должен, в частности, это исправить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мораторий на язык: почему депутаты местных советов в Украине не советуют слушать песни на русском

Поделиться: