В контексте напряженных дискуссий о перспективе транзита природного газа через украинскую ГТС первое, что вспоминается — это коварный «Северный поток-2», который недавно окончательно получил «зеленый свет» от Дании и Германии.

Длительная и достаточно мощная борьба Украины, Польши и стран Балтии против этого проекта принесла свои результаты — достройка «трубы» откладывается минимум на год, Европейская комиссия ввела для этого трубопровода условия, соответствующие положениям Третьего энергопакета, а решение судебных инстанций ЕС, скорее всего, будет ограничивать возможности Газпрома полностью использовать его мощность. Результаты могли бы быть еще лучше, если бы в течение последних пяти лет на Банковой не делали вид, что знают все лучше всех, а скоординировали бы усилия МИД, отдельных руководителей Минтопэнерго, депутатов Верховной Рады, Нафтогаза и экспертного сообщества для противодействия России. Однако на северном фронте газовой «войны» есть хотя бы частичная победа. Южный фронт был проигран полностью.

С 1 декабря 2014 года, когда Путин в Анкаре объявил о прекращении «Южного потока», казалось, что мощные усилия со стороны Украины привели к нужному результату и обходной, через Черное море, проект поставок российского газа в Европу станет историей.

Одновременно при поддержке ЕС и США началось продвижение проекта «Южного газового коридора», который должен был привести азербайджанский газ на Балканы и юг ЕС. Украина могла стать его полноценным участником, но в очередной раз этот шанс потеряла. В свою очередь Путин, как выяснилось, не отказался от планов ликвидации украинского транзита, заявив о намерениях заменить «Южный поток» турецким. В течение 2015 года Россия добилась согласия Турции на реализацию этого проекта в обмен на ощутимую, в 10,25%, скидку на определенные объемы российского газа. В денежном эквиваленте эта сумма достигла $1 млрд. Поскольку изначально было понятно, что строительство «Турецкого потока» должно исключить Трансбалканский маршрут поставок российского газа через Украину, Румынию и Болгарию в Турцию, для украинской стороны позиция «стратегического партнера» была непонятной. В конце концов Киев получил заверения Анкары, что будет построена только одна ветвь трубопровода, мощностью 15,75 млрд куб. м, и Турция пойдет на этот шаг исключительно из соображений экономической выгоды. То есть, аргумент Анкары звучал примерно так: Украина — стратегический партнер, но деньги являются еще более стратегическим интересом.

Нет смысла вспоминать дальнейшие повороты этой истории, которых было немало. Пока мы концентрировали все усилия на получении Томоса, что было бы невозможным без согласия Эрдогана, Россия сделала себя главным участником крайне болезненного для Турции сирийского конфликта, а консорциум «Шах Дениз» приступил к реализации первого этапа «Южного газового коридора» — газопровода ТАНАП. Впоследствии выяснилось, что Турция дала согласие на строительство и второй ветки «Турецкого потока», газ которой должен идти транзитом на Балканы, опять-таки, лишая Украину еще 15,75 млрд куб. м транзита. В этом случае Анкара уже ничего и никому не объясняла — зачем, если Киев даже не протестовал. Российско-турецкое соглашение о «Турецком потоке» было ратифицировано в 2017 году — было и время, и инструменты давления на Турцию, в том числе через Брюссель, Софию, и Бухарест. Именно тогда следует позаботиться и о контрмерах, в частности изучить возможность реверса Трансбалканского маршрута, однако мнение экспертного сообщества по этому поводу было в очередной раз проигнорировано.

Сегодня ситуация выглядит следующим образом. Россия и Турция завершают строительство двух ветвей «Турецкого потока», полностью исключая Трансбалканский маршрут из украинского транзита. Одна ветвь будет поставлять газ в Турцию, другая — через Болгарию направит газ в Сербию и Венгрию в Австрию. Соответствующие интерконнекторы уже активно строятся. Завершено также строительство газопровода ТАНАП из Азербайджана через Турцию до границы с Грецией, где также построили Трансадриатический газопровод, который должен «подхватить» азербайджанский газ на пути к югу Европы и до Италии. В Болгарии своевременно позаботились о том, чтобы обеспечить себя газом после прекращения транзита через Украину и не только получать российский газ от «Турецкого потока» — для себя и для транзита, но и заключили с США договор о поставках сжиженного газа через терминал в Греции. Соответствующий интерконнектор Болгария-Греция будет завершен в следующем году. До недавнего времени Болгария оставалась возможным партнером для Украины с точки зрения получения газа с Юга, где фактически создается новый газовый хаб. Однако, как и во всех предыдущих случаях, предложения по переговорам с Болгарией были проигнорированы. В результате реверсные мощности Трансбалканского маршрута, который станет «сухим» в прямом направлении с 1 января 2020 года, пока оказались на 90% законтрактованными... Россией. Цель очевидна — исключить этот путь поставки газа в Украину. Почему это крайне важно — чуть позже.

Часть «Южного газового коридора» — трубопровод ТАНАП — доставит 10 млрд куб. м азербайджанского газа на границу Турции и Греции. Далее его подхватит Трансадриатический газопровод Греция — Албания — Италия (ТАП), первая очередь которого рассчитана именно на эту мощность. Проект ТАНАП-ТАП получил полную поддержку ЕК, к нему применяются льготные условия Третьего энергопакета. Предполагается также, что ТАП может быть расширен до 20 млрд куб. м, если окажется, что в этом есть коммерческая необходимость. В этом году состоялись соответствующие исследования рынка и выяснилось, что такая потребность существует. А теперь внимание — неизвестно, какие именно компании проявили интерес к удвоению мощности ТАП, и есть все основания полагать, что среди них присутствует «Газпром». Собственно говоря, вторая ветка «Турецкого потока» вполне может быть использована для дальнейшего заполнения дополнительных мощностей ТАП российским газом — что и является планом «Газпрома». Более того, если суд ЕС ограничит использование газопровода Eugal в Германии (именно он будет принимать на земле газ «Северного потока-2»), как это уже произошло в отношении газопровода Opal, то вполне вероятно, что «Газпром» будет строить еще две, ранее предусмотренные ветки «Турецкого потока», для того, чтобы транспортировать газ в обход Украины по южному, уже одобренному ЕС маршруту ТАП. По мнению американских экспертов, такой сценарий вполне возможен, так что радоваться по поводу сохранения определенных объемов транзита через свою ГТС Украина может только очень короткий срок — два-три года.

Но не все новости плохие. Российские СМИ сообщают, что в последнее время значительно активизировались переговоры между ЕС и Туркменистаном по строительству Транскаспийского газопровода, по которому туркменский газ будет поступать в Азербайджан и далее по ТАНАП в Европу. Технологических проблем с расширением мощностей ТАНАП нет, и туркменский газ стал бы очень уместным дополнением к рыночному «миксу» российского, азербайджанского, американского и другого газа на рынке Центральной Европы. Есть основания полагать, что Туркменистан при поддержке ЕК намерен создать консорциум из мощных компаний — западных (Shell, Total, ENI, Edison и т.д.) и восточных (в частности, китайской SINOPEC и малазийской PETRONAS), которым Россия не сможет помешать построить Транскаспийскую «трубу», как это происходило в прошлом каждый раз, когда Туркменистан и Азербайджан выражали соответствующие намерения. В случае реализации этого проекта на турецко-болгарском «узле» появятся и значительные объемы туркменского газа, который мог бы поступать в Украину в случае своевременной проработки этого вопроса с участниками процесса, в частности, с Болгарией.

Совершенно очевидно, что каждая из этих возможностей требует тщательного профессионального изучения. Однако при формировании хотя бы среднесрочной стратегии энергетической безопасности, которая крайне необходима накануне заключительной фазы анбандлингу Нафтогаза и борьбы за транзит, необходимо, чтобы было четкое представление обо всех имеющихся возможностях. Поляки сформулировали свою стратегию энергетического коридора Север-Юг пять лет спустя, и они ее реализовали. Именно поэтому уже сегодня у них есть возможность поблагодарить «Газпром» и за два года до прекращения контракта с российским монополистом заявить о нежелании больше закупать российский газ. Интересно, появится ли и у нас когда-нибудь подобная стратегия и политическая воля по поводу ее реализации.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile