Слева: Анна Бабинец, Анастасия Станко
Фото:

Анастасия Станко

Журналистка hromadske Анастасия Станко получила американскую награду «За отвагу в журналистике» от общественной организации International Women's Media Foundation.

«Станко продолжает сообщать о нарушениях полицией и Службой безопасности Украины прав человека в зоне конфликта. Ее последний документальный фильм — о людях, которых незаконно задержала СБУ», — говорится в сообщении премии.

Недавно у Анастасии Станко вышел документальный фильм «Зуб, сто тысяч и переходное правосудие — история политзаключенного Литвинова» об украинском политзаключенном Сергее Литвинове, которого в России приговорили к 8,6 годам тюрьмы по сфабрикованным обвинениям, который пятый месяц сидел в украинской тюрьме. По той же статье, по которой его осудили в России. Как так случилось, что Литвинов отсидел как в России так и в Украине, таки вышел на свободу, и при чем здесь история про больной зуб, сто тысяч и переходное правосудие?

Также награду получила украинская журналистка и главный редактор издания Slidstvo.Info. Анна Бабинец, журналистка из Южного Судана Анна Нимириано, руководитель Бейрутского бюро The Washington Post Лиз Слай и журналистка из Никарагуа Люсия Пинеда.

International Women's Media Foundation ежегодно награждает журналисток со всего мира, которые освещают табуированные темы и работают в сложных условиях.

Публикуем речь нашей коллеги:

Уважаемые дамы и господа, спасибо вам за то, что я стою на этой сцене и получаю эту награду. Знаете, когда был обнародован пресс-релиз, что я получу эту премию, то мы в редакции думали, как перевести это слово courage. Потому что его можно перевести на украинский, как мужество, а это, знаете, очень такое мужское слово.

Что такое мужество быть женщиной — журналисткой, и отличается ли это как-то от мужчины — журналиста, когда ты освещаешь войну, насилие, нарушение прав человека.

Как-то я поехала на линию соприкосновения посреди ночи, потому что именно в полночь должно было начаться перемирие, и я хотела слышать, то есть как раз хотела ничего не слышать — звуков выстрелов, мин, которые разрываются, криков. Была украинская зима - 22 градуса. Из военной палатки с буржуйкой меня выгнал полковник украинской армии со словами, что женщине не место на войне. Знаете, как на корабле — к несчастью.

Я часто замечала, что женщины журналистки больше обращали внимание на гражданское население, которое осталось жить среди неразорвавшихся бомб между двумя линиями разграничения на Донбассе все эти пять лет украинско-российской войны. Как женщин воспринимают на этой войне? Иногда мне казалось, что вроде как немного не в своем уме — слишком эмоциональная, если об обычных людях, если говоришь о мире — слишком слаба. Делая в течение всех лет войны одну и ту же работу, рассказывая одни и те же истории, я прошла путь от героини своей страны в трижды врага своей страны. Часто и первые и вторые эпитеты давали одни и те же люди. За материалы о не черно-белой войне, где наши не только герои, где есть насилие в отношении мирного населения с обеих сторон, где ты задаешь вопрос, как закончить войну. Часто комментарии, которые я получала за такие материалы — это что таким историям не время, что сначала надо победить в войне, а затем разбираться. Были и угрозы, интересно, что часто рядом с угрозами за такие материалы я получала комментарии проо не такой голос, не такой нос. Я встречала подобные комментарии и под материалами других журналисток, которые освещали войну, один из популярных о том, что вместо того, чтобы освещать войну — им следует идти на кухню варить борщ. Это такой очень вкусный украинский суп. Я почти не встречала подобных комментариев под материалами коллег мужчин.

Но есть то, с чем сталкиваемся мы все, независимо от пола.

Мне кажется, что сейчас одно из самых сложных времен для нашей профессии. Так, журналистов убивают на войнах как и раньше, на российско-украинской войне убили семерых. Так, журналистов и дальше берут в плен, мой коллега Станислав Асеев с «Радио Свобода» более трех лет в подвале сепаратистов так называемой «ДНР». Журналистам и дальше платят не очень, мест, где они бы честно могли выполнять свою работу не стало больше. Что стало новыми вызовами? То, что мы постоянно должны объяснять, что мы делаем, как и почему это важно. Мы должны доказывать, что наша профессия все еще нужна. И мы сталкиваемся с ненавистью, угрозами, атаками в соцсетях, и часто их вдвое больше, когда мы журналистки — женщины, с пропагандой, фейками, и упрощениями. Вот даже американские журналисты видят, что несмотря на огромное количество разоблачений, люди до сих пор остаются на ключевых должностях.

Сегодня во время популизма, когда политики очень часто противопоставляют журналистов обществу, называя нас фейкньюс — как президент Трамп, или говоря, что журналисты им не нужны, потому что они общаются с обществом без посредников — напрямую через соцсети, как глава Офиса нашего президента, очень легко опустить руки, или погнаться за ругательствами и черно-белой картинкой мира. Но так и мы, и политики рискуем говорить с той аудиторией, которая нам нравится, которой нравимся мы. И вот это один из крупнейших вызовов сегодня в нашей профессии.

И теперь я должна сказать о храбрости. Вместе со мной премию получит моя коллега Анна Бабинец. Всего несколько месяцев назад я услышала от Ани, и это был первый человек, от которого такое услышала, что она планирует заниматься журналистикой всю свою жизнь. В Украине такое услышать действительно не просто. Я тогда подумала — это храбрость.

И я часто думаю обо всех этих вызовах для профессии, и не имею храбрости сказать даже себе, как Аня, что я хочу заниматься этой профессией всю свою жизнь.

Но вы знаете, недавно после публикации моей истории невинного человека выпустили из тюрьмы. Именно наши герои и дают нам храбрость двигаться дальше. И верить, что каждая история была рассказана не напрасно.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile