Туристы сверяют маршрут на хребте Черногора
Фото:

Елена Куренкова / hromadske

Насколько тяжелый удар нанес карантин украинской туристической отрасли? Сможет ли она прийти в себя и как изменится? Действительно ли украинские города, благодаря ограничениям на внешний туризм, получили сейчас возможность развиваться и зарабатывать на путешественниках? Об этом hromadske рассказал эксперт в сфере туризма и курортов, глава Ассоциации индустрии гостеприимства Александр Лиев.

Как украинская туристическая индустрия отреагировала на карантин? Как поменялись услуги отелей и санаториев, изменилась ли работа туристических компаний?

Все противоэпидемические меры в нашей стране принимались, в первую очередь, для приостановки путешествий — по миру, Украине, области. Все средства массовой информации — где-то перегибая палку, а где-то адекватно реагируя — требовали от людей максимально оставаться дома. Конечно, это, в первую очередь, повлияло на туристический бизнес.

Объемы путешествий упали до рекордного уровня. За последние 100 лет такого рекордного падения в туристической отрасли не было.

Это случилось и из-за призывов оставаться дома, и из-за тех мер, которые ввели государственные органы для прекращения путешествий — транспортных ограничений, запрета на работу гостиниц и заведений питания. Эти меры и ограничения закрыли туристическую отрасль Украины полностью. 

Александр Лиев
Фото:

Александр Лиев / Facebook

Она состоит из почти 100 тысяч коммерческих объектов — гостиницы, рестораны, туристические компании, аквапарки, зоопарки — все эти объекты были остановлены. И к моменту, когда карантинные меры стали понемногу ослаблять, оказалось, что практически вся отрасль в этом году будет убыточной.

Уже потом — в мае, июне — размышляли, смогут ли свести концы с концами до нового года. Но мы до сих пор не знаем, что будет дальше, и это — одна из самых больших проблем. Люди не знают, что делать — развертывать бизнес, или сворачивать его.

В нынешних условиях более 80% предприятий туристической отрасли вынуждены на конец года задекларировать убыток. 9% от этих 80% могут обанкротиться. То есть им нечем обеспечить свои долги, в том числе и перед государством, которое все равно требует платить налоги. Мы видим, как закрываются рестораны и гостиницы.

Особенно тяжело переживают это объекты, у которых есть своя недвижимость. Это системный туристический бизнес, который мы всегда считали нашим оплотом. Это гостиничные сети, крупные здравницы — именно они пострадали больше всего, потому что государство остановило этот бизнес.

Да, на один месяц оно освободило их от налога на землю, но только на один. За остальные месяцы налогоплательщики должны платить. Где взять эти деньги, если налог на землю для обычного санатория составляет примерно 5 миллионов гривен в год? А он полгода простоял. И это только на землю, есть еще другие налоги и платежи.

Остров Джарылгач (Херсонская область), 21 июня 2020 года
Фото:

УНИАН

Как изменилось распределение между внутренним и внешним туризмом? 

Выездной туризм, как и въездной, был практически полностью остановлен. И проблема в том, что границы то закрывали, то открывали. Туристический поток — это не какой-то клапан, который можно закрутить — и водичка перестала течь. Туристический бизнес планируется заранее, за несколько месяцев. Когда его закрывают и открывают, а потом снова закрывают и открывают, он становится убыточным.

Есть единичные случаи, несколько процентов потока, который очень-очень маленький. Кто-то из ваших знакомых ездил в Турцию раз или два, и создается впечатление, что «ага, все-таки ездят наши туристы!» Да, ездят. Но выездной туризм в Украине сократился на 90%.

Въездной сократился до 1%. И это тот процент, который приехал в Украину еще до начала карантина. После введения карантина въездного туризма практически не было, только какие-то единичные случаи.

А о внутреннем туризме были такие странные высказывания некоторых чиновников, экспертов в кавычках, что внутренний туризм в связи с сегодняшними событиями расцветет. Есть три причины, почему внутренний туризм в этом году не сведет концы с концами.

Первая — чисто математическая. Если пять месяцев мы простояли и потеряли все, что у нас было до этого, то эти миллионы туристов, конечно, не могут быть компенсированы за июль и август. Все прошлые годы в июле и августе украинский туризм и так был загружен на 100%.

Сейчас Одесса и другие курорты, например, Бердянск, действительно загружены на 100%. Но так было и в прошлом году. А чтобы компенсировать убытки, туристические объекты должны быть загружены на 500%. Но понятно, что это невозможно, в гостиницах люди не будут жить в коридорах. Невозможно за несколько летних месяцев компенсировать то, что было потеряно в течение пяти месяцев.

Вторая составляющая — это то, что связано с платежеспособностью украинцев. Стали ли украинцы больше тратить на путешествия? Конечно, их платежеспособность упала. Кроме того, выросла цена на услуги туристического бизнеса, потому что в эту цену теперь заложена компенсация убытков за первые пять месяцев года и расходы на противоэпидемические меры, которых требует государство. Специальная одежда, специальные противоэпидемические средства — все это вошло в себестоимость. Себестоимость выросла, платежеспособность упала — и это вторая составляющая, она экономическая.

А третья составляющая касается культуры путешествий. Когда с каждого экрана, с аватарок соцсетей, по радио, в газетах и на сайтах разные люди, в том числе авторитетные, такие как наш президент, говорят «сидеть дома» — конечно, количество путешественников уменьшается. Почти полгода ограничительные меры были довольно существенными, сейчас они немного слабее, но все равно остаются в некоторых районах.

Поэтому внутренний туризм в этом году не сведет концов с концами, даже если снимут ограничения.

Туристы на экскурсии на площади Рынок во Львове
Фото:

Александр Хоменко / hromadske

Может ли украинский туризм стать более качественным благодаря тому, что больше людей вынуждены путешествовать по Украине, а не за ее пределами?

Не стало больше людей путешествовать по Украине.

По Украине раньше путешествовало около 11 миллионов человек, примерно 5 миллионов из них — в первом полугодии, а 6 миллионов — во втором. В этом году практически все первое полугодие мы простояли пустыми, и путешествовал примерно 1 миллион. Во второе полугодие мы только вошли. Но пока прогнозы таковы, что во втором полугодии тоже будет карантин. Он уже есть в некоторых регионах.

Поэтому, в отличие от 6 миллионов, как во втором полугодии прошлого года, в этом можно ожидать максимум 3. И вот вместо 11 миллионов — 4. Это что, больший поток? Есть ли среди этих 4 миллионов те, кто раньше действительно выезжали за границу, а теперь вынуждены ездить по Украине? Да. Но меньше.

А оптимистические лозунги, что это вызов, это классно, что любой кризис открывает новые возможности... Сначала я тоже так подбадривал членов моей ассоциации, но большинство заканчивают год с материальным ущербом, закладывают имущество, не могут взять кредиты и вынуждены продавать свой бизнес, который еще попробуй продай. И здесь места для оптимизма становится немного меньше.

Те, кто раньше путешествовали за границу, а теперь вынуждены путешествовать по Украине столкнулись с туристическим бизнесом, который, как мы с вами понимаем, не в лучшей форме. 

Сейчас он в наихудшем состоянии — эмоциональном и инвестиционно-экономическом. Наихудшем с точки зрения транспортного комфорта, с точки зрения того, как менеджеры гостиниц планируют год. Они все работают в раздумьях: «Надо ли нанимать персонал?»

Например, в Одессе в сезон открывается отель. Им нужно набирать персонал на 4 месяца или на 10 дней? От этого зависит управление бизнесом. А мы ежедневно живем в ожидании, что завтра нас закроют. Это, конечно, не может не влиять.

Пассажиры самолета делают селфи перед вылетом в международном аэропорту Борисполь под Киевом, Украина, 27 июня 2020 года
Фото:

EPA / SERGEY DOLZHENKO

Некоторые люди боятся путешествовать из-за коронавируса, по крайней мере, в самолетах и поездах. Есть ли выход для них? Станет ли больше автомобильных туристов после карантина?

Количество автомобильных путешествий не выросло, но увеличилась их доля. Раньше их было больше. Но сейчас, поскольку объем туризма в целом упал, доля внутренних путешествий на автомобилях выросла. Не потому, что люди решили путешествовать на автомобиле, а, в первую очередь, потому, что очень долго были довольно существенные ограничения на общественный транспорт. Только два месяца как общественный транспорт в основном восстановил свою работу.

А что будет с сервисами для самостоятельного бронирования проживания, такими как Airbnb, Booking.com, Couchsurfing, их украинскими аналогами?

Онлайн-сервисы — это посредники. Им ничего не угрожает. У них нет расходов, они не платят тех налогов, которые нужно платить другим. Они просто получают комиссию. То есть во время карантина они просто заработают меньше, но угрозы банкротства для них нет.

Но Couchsurfing, например, начал брать с туристов деньги за пользование сайтом. Такого раньше не было. Из этого можно сделать вывод, что у них дела плохи...

У всех дела плохи... На туристическом портале Zruchno.Travel — это крупнейший украинский портал — мы сейчас сократили свой штат втрое... Люди на сайте работают удаленно за такие деньги, которые мне стыдно называть. 

Сейчас всем плохо. Но по сравнению с гостиничным бизнесом, эти сервисы все-таки легче переживают ситуацию.

Медик делает ПЦР-тест
Фото:

EPA/CHRISTIAN BRUNA

Какими теперь будут требования к туристам? Например, надо ли будет иметь тест об отсутствии коронавируса для заселения в дорогой отель?

Сейчас никаких требований о предъявлении тестов нет.

Все требования и к гостиницам, и к туристам придумывают не гостиницы, а государство. Мы считаем, что действия государства в противостоянии коронавирусу часто были бессмысленными, непоследовательными, эмоциональными и безответственными. И они продолжают делать то же самое. 

Но прогнозировать, что потребуют от туристов или гостиниц завтра, очень трудно. 

У нас была обязательная обсервация для всех, но люди приезжали и без обсервации. Было, когда людей загоняли в отели на обсервацию, где люди уклонялись от нее. А государство делало отели крайними. Ну это целая эпопея.

Знают ли украинские гостиницы, как реагировать на ситуацию, если гость заболел коронавирусом? Приведет ли это к закрытию отеля?

А как реагировать? Есть логика, есть всемирные стандарты, а есть украинские стандарты. 

Всемирные требования мы берем у наших партнерских сайтов. А украинские зависят от того, что там примет сегодня какой-то конкретный чиновник.

Поэтому надо иметь комнату для изоляции, с отдельной канализацией и еще кучей разных требований. Все эти требования за прошедшие 6-7 месяцев пандемии менялись где-то раз десять. Я думаю, сейчас даже чиновники не смогут их все повторить. Поэтому, конечно, гостиницы свой персонал учат полностью сами. Как волонтерство побеждает в войне с Россией, так волонтерство помогает и бороться с коронавирусом.

Нет такой проблемы, что в отелях не знают, что делать. Есть проблема в том, что люди, которые сами не знают, что делать, говорят, что надо делать отелям.

Отели также зарабатывали на конференциях и других событиях. Что сейчас происходит с этим бизнесом? Вернутся ли люди к офлайн-событиям после карантина?

Украина принимала где-то 3 тысячи офлайн-событий в год. В этом году практически все это прекратилось. Прошло несколько событий очень узких, кулуарных. Это не сравнить с тем, что было в прошлые годы. Офлайн практически остановлен.

А сами вы путешествовали по Украине во время карантина?

Да. В этом году я был практически на всем побережье Приазовья. Был в Скадовске. Был в очень интересном туре по усадьбам Черкасской области — это было очень классно. 

Но вообще меня больше всего поразил Азов, а именно Арабатская стрелка. Это очень классное место, очень экзотическое.

Сейчас я возвращаюсь в Киев из Славянска, где находится один из самых пострадавших курортов — Славкурорт. Он пострадал в 2014 году, был обстрелян, потом там жили военные. В позапрошлом году военные уехали, его начали восстанавливать, а тут пришел COVID-19, и теперь он снова в упадке. 

Мы как эксперты хотим помочь реабилитировать этот курорт, когда пандемия закончится. Мы думаем, что это будет не раньше мая следующего года. То есть до мая из-за противоэпидемических мер он будет простаивать.

Поделиться: