Автор: Наталя Гуменюк

Пьотр Вєрзілов, активіст арт-гурту “Война”, чоловік Надєжди Толоконнікової з Pussy Riot разом з Громадським ночує в Колонній залі КМДА

– Я активист группы “Война”, которая принимает активное участие в русской политической жизни, которая в свою очередь очень связана с Украиной. Мы чувствуем, что все эти беды, которые происходят здесь – отчасти вина Путина, который очень сильно давил на всю эту историю.

И вот все сложилось так, как есть. Сейчас мы в этой захваченной мэрии. Кода начали приходить вести, что здесь все так замечательно, я с некоторым числом московских журналистов, решил, что нужно на все это посмотреть вживую. Чтобы посмотреть, как на самом деле все может происходить. Мы шокированы.

– Шокированы?

– Сравнение, которое возникает – это 1991 год.

– Да ладно, 1991-ый в Москве?

– Ну больше не с чем сравнить. По крайней мере не было никаких захваченных городских администраций. Там не резали колбасу и баррикады там никто не строил. Сейчас это происходит в более эмоционально-напряженном режиме и кажется, что грядет что-то самое большее. И это вселяет большие надежды. Я не думаю, что украинские активисты представляют, насколько сильно все это влияет на внутреннюю политику России. Ведь вся архитектура современной России появилась после Оранжевой революции. Для Путина страшным сном был тот факт, что события в каком-то ключе могут повториться в России. Все отношения, который Кремль выстраивал после 2004-го года были возможным противодействие потенциальному украинскому сценарию. Здешние события окажут огромное влияние на архитектуру российской жизни.

– У себя в Твиттере вы упомянули, что имели интересный разговор на границе?

– В аэропорту была довольно напряженная обстановка, ходили дополнительные наряды офицеров. Поскольку наш самолет прилетел из Москвы, нас попросили пройти отдельный таможенный контроль. Женщина-паспортистка напряженно всматривалась в документы. На лице было написано: с какой целью ехали? И спрашивала: ну, что приехали нам помогать бороться за новую власть? Было очень приятно, что даже такие официальные персонажи, как паспортистки в аэропорту Борисполь, они то же.

Что она думала, что вы из Москвы приехали бороться за новую власть?

– Ну, может, это юмор, может она как-то меня опознала.

– А видела еще один ваш твит: вы церкви сравнивали?

Поведение церкви меня шокировало. Не один храм в России нельзя представить, как место в котором протестующие могли бы найти место убежища от преследования полиции, властей, потому что они с радостью будут выданы правоохранительным органам, когда церковь попросят. Это было большим подспорьем для активистов вчера и создало очень классное впечатление. Постоянно приятно видеть вот эту разницу в ключевых событиях

Ми додамо, що з російською церковою у Петра не все просто російською 
Пьотр чоловік Надії Толоконнікової, учасниці гурту “Pussy Riot”. Це одна з найгучніших справ останнього часу в Росії.

– Какие новости от Нади?

– Последним было “Открытое письмо из Колонии”. Вслед за этим письмом последовала большая кампания в колониях Мордовии, которые Надя описывала в своем письме. Это принесло большие результаты, потому что внимание к проблемам российских тюрем было колоссальное, были обещания, что ситуация будет меняться. Мы надеемся, что это принесет ощутимые результаты. Надю этапировалидальше от центральной России в Сибирь, где она сейчас находится. В городе Красноярске, но там условия лучше, чем до того. Поэтому всё для неё закончилось хорошо.

– Когда приняли решение приехать в Киев?

– Днем, когда стало понятно, когда события набирают беспрецедентный масштаб, что происходят исторические вещи, которые окажут влияние на Россию и Украину в течении следующих лет. 

 

\ запис прямої трансляції Громадське ONLINE #Євромайдан

Поділитись: