Кадр из сериала Away от Netflix
Фото:

Netflix

Марс все ближе: NASA обещает отправить туда первых астронавтов уже в 2030-х. Компания Илона Маска тестирует космический корабль, благодаря которому это можно будет сделать. А ряд стран активно запускает к Красной планете разведывательные зонды в надежде когда-нибудь послать туда и людей. И это при том, что окончательного ответа на вопрос, возможна ли вообще жизнь на Марсе, пока нет.

Как же будут выглядеть первые экипажи космических кораблей к Марсу? Люди каких национальностей, полов, профессий согласятся на крайне рискованное совместное путешествие длиной в 225 миллионов километров? Хорошо ли они поймут друг друга и как будут сотрудничать? Достаточно реалистично на эти вопросы отвечает 10-серийная лента Away («Далеко») с Хиллари Суэнк в главной роли, которая вышла в сентябре на стриминговом сервисе Netflix. Но в этой статье мы попробуем дать свои ответы — учитывая то, что сейчас известно о пилотируемых программах различных государств и их марсианских амбициях.

Предупреждаем: далее возможны спойлеры — к уже упомянутому сериалу Away и немного к реальности.

Политическое противостояние или сотрудничество?

В самом начале сериал знакомит нас с первой марсианской командой — астронавтами, которые вот-вот отправятся сначала на Луну (да, она к тому времени уже колонизирована), а оттуда — к Красной планете. В экипаже под руководством американки Эммы Грин — российский инженер Миша, тайконавтка (китайская астронавтка, — ред.) Лу, ганско-британский космический ботаник Квеси и заместитель командира, индиец Рам. Все они, конечно, самые опытные специалисты, на которых возложена миссия с наилучшей стороны показать свои страны.

Нет ничего удивительного в том, что первый пилотируемый полет на Марс вполне может иметь определенное пропагандистское — в положительном смысле — содержание. Поскольку на Луне уже успели побывать американские астронавты, выиграв космическую гонку у СССР, международный полет к Красной планете должен будет, скорее, продемонстрировать все преимущества сотрудничества разных стран ради совместной смелой цели.

Хотя на самом деле все может быть иначе. Если ориентироваться на объявленный NASA дедлайн высадки людей на Марс — 2030-е (после колонизации Луны в середине 2020-х) — ни у одной другой страны, кроме США, нет таких амбиций. Ранее о том же сроке заявляло и Европейское космическое агентство (ESA), которое, очевидно, планировало отправить своих астронавтов вместе с NASA. Речь шла о программе «Аврора», предусматривавшей возможность доставить людей на Марс даже до 2025-го года. Впрочем, позже ESA смягчило амбиции и вообще вычеркнуло пилотируемые полеты к Красной планете из ближайших планов.

Постер из сериала Away от Netflix
Фото:

Netflix

Китай, который в июле 2020-го успешно запустил свой первый зонд для исследования Марса «Тяньвень-1» («Вопросы к небу»), пока не озвучивает никаких конкретных планов пилотируемых полетов. Хотя, конечно, это не значит, что их нет. Летом этого года ОАЭ также запустили первый в арабском мире аппарат на Марс «Аль-Амаль» («Надежда»), однако полеты астронавтов к Красной планете не одобряет исламская религия. Главное управление по делам ислама пока считает это слишком рискованной затеей, почти самоубийством.

Индия в 2013-м с первой попытки (что редкость) запустила свой единственный марсоход «Мангальян» с рекордно малым бюджетом и на том остановилась. Не спешит и Россия, в 2028-2030-м она хочет запустить свою первую пилотируемую миссию — пока к Луне. А еще заняться исследованием Венеры, «русской планеты», как называет ее глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин — в рамках собственной программе или совместной с США.

Исследования Луны как первый шаг на пути к Марсу для мировых космических агентств сейчас в большем приоритете как минимум потому, что они кажутся реальными. У NASA, которое уже не раз доставляло людей к спутнику в рамках программы «Аполлон» в 1961-1972 годах, здесь есть очевидное преимущество и очень конкретный план. Для реализации плана «Артемида», который вернет людей на Луну, а затем доставит и к Марсу, к США уже присоединились итальянское и японское космические агентства. Впрочем, будет ли это означать участие итальянских или японских астронавтов именно в полетах на Марс, пока неясно.

С 1998 года главным проектом тесного сотрудничества в космосе является Международная космическая станция, в работе на ней участвуют 14 стран. Хотя исследования на станции астронавты NASA и космонавты «Роскосмоса» проводят достаточно автономно, находясь в отдельных модулях, они во многом зависимы друг от друга. Точнее, до недавнего времени NASA было очень зависимо от российских кораблей «Союз», потому что не имело возможности доставлять астронавтов на МКС собственными средствами. 

Вспомним, с каким триумфом воспринимался первый успешный запуск Crew Dragon компании Илона Маска в мае, когда возобновились полеты американских космических кораблей после прекращения запуска шаттлов в 2011-м. Но это не означает прекращения сотрудничества: услуги частных компаний пока не могут в полной мере удовлетворить потребности NASA. Уже 14 октября американская астронавтка Кейт Рубинс снова полетит на «Союзе». Хотя каждая такой полет Аэрокосмическому агентству США обходится недешево — около $90 млн.

Вернемся к фильму Away. Там все наоборот — российский космонавт летит на американском космическом корабле. В нынешних реалиях это очень маловероятно, по крайней мере в истории такого еще не случалось. И готовность Китая к сотрудничеству с США в космической сфере представляется не очень убедительной, в частности на фоне торговых споров, а теперь — еще и противостояния из-за коронавируса. Обратите внимание: именно с этими членами экипажа у героини Хилари Суэнк, астронавтки NASA, сначала складываются плохие отношения. Кажется, это не совпадение.

Кадр из сериала Away от Netflix
Фото:

Netflix

Многонациональность и реальность

Похоже, выбор членов экипажа для ленты был именно таким, чтобы максимально соблюсти расовый баланс. Но, возможно, в Индии действительно будут опытные астронавты для полетов на Марс уже в 2030-х: четверо индийцев сейчас тренируются в России, и планируют отправиться в космос уже в 2022-м (если планам не помешает коронавирус). Пока единственным индийцем, который летал в космос, был Ракеш Шарма: в 1984 году с космодрома Байконур он на семь дней отправился на советскую космическую станцию «Салют». Ну и еще была американская гражданка индийского происхождения Калпана Чавла, которая в 1997-м летала на шаттле «Колумбия» вместе с первым украинским космонавтом Леонидом Каденюком.

Интересная ситуация и с персонажем Away Квеси. Он представляет Великобританию, хотя происходит из африканской страны Ганы, бывшей британской колонии. У Британии за всю историю было двое астронавтов — Хелен Шармен и Тимоти Пик. А вот единственным африканским астронавтом считается Марк Шаттлворт, который имеет гражданства как ЮАР, так и Британии. Шаттлворт был вторым в истории космическим туристом, и за $29 млн восемь дней пробыл на МКС. Ну и напомним, что Маск, чья компания SpaceX уже представила свой космический корабль для полетов на Луну и Марс, тоже выходец из ЮАР. 

Ряд африканских стран, среди которых Египет, ЮАР, Алжир и Нигерия успешно запускали собственные спутники. Впрочем, идея создания единого Африканского космического агентства пока не имеет особой поддержки. Настоящим достижением для африканской науки за последний год стало принятие Фаджи Майны, гидролога из Нигерии, на работу в NASA. Майна — первая африканская исследовательница в аэрокосмическом агентстве за всю его историю.

Конечно, все предусмотреть невозможно и за десяток лет что-то может значительно измениться. Тем более, что сроки запуска к Марсу постоянно сдвигаются: например, в 2013-2014-м все обсуждали проект MarsOne. Тогда искали добровольцев со всего мира для полета на Красную планету в один конец и обещали доставить их туда уже весной 2023-го года. Отобрали даже 26 украинцев — но уже никто никуда не летит.

Кадр из сериала Away от Netflix
Фото:

Netflix

В целом же сама идея международной команды достаточно хороша. Например, Леонид Каденюк положительно отмечал свой опыт работы в многонациональном экипаже: он летал вместе с четырьмя гражданами США (в том числе и с Калпаной Чавлой) и астронавтом японского космического агентства. Это была 16-дневное путешествие на орбиту, где Каденюк работал над совместным украинско-американским ботаническим экспериментом. 

«По моим наблюдениям, члены космического экипажа — люди разных национальностей, представляя свой народ, чувствуют особую ответственность в сложной космической миссии, поэтому они склонны подавлять в своих характерах определенные недостатки. Они более сдержаны, толерантны и терпимы друг к другу. Поэтому у меня есть веские основания утверждать, что сформировать психологически совместимый экипаж из представителей разных народов значительно легче, чем из представителей одного государства», — рассказывал Каденюк в своей книге« Миссия — космос ».

Многонациональные экипажи космических шаттлов, которые NASA запускало с мыса Канаверал, были частой практикой. Вероятно, к ней вернутся и теперь, когда аэрокосмическое агентство возобновило полеты своих астронавтов на коммерческих кораблях американского производства. Уже известно, что к трем американцам в составе второй миссии Crew Dragon, которая полетит на МКС уже 31-го октября, присоединится и астронавт из Японии Соити Ногути.

Однако, понятно: тот, на чьем корабле осуществляется космическое путешествие, может диктовать собственные правила. Например, в Away каждый выполняет поручение своей страны, хотя управление полетом централизованно осуществляет Национальное аэрокосмическое агентство, а руководит кораблем американка. «Это не потому, что США взяли на себя наибольшее финансовое бремя этой программы, а потому, что Грин — действительно умелый астронавт», — говорит Рам журналистам перед вылетом в фильме. Но не очень серьезно, потому что в действительности первое играет едва ли не определяющую роль.

Из «живых» примеров: перед вылетом к МКС с космодрома Байконур американские астронавты обязательно несколько месяцев тренируются в «Звездном городке». За это время они «подтягивают» свой русский до хорошего уровня, ведь все команды корабль «Союз» понимает исключительно на русском. И находить общий язык с российскими коллегами в случае экстремальной ситуации тоже придется. Те же, в свою очередь, немного изучают английский. В Away главный язык общения — английский, а переход на родной язык ассоциируется с моментами разве что «погружения» героев в себя и воспоминаний о доме.

Астронавты, работающие на МКС в среднем около года, практически никогда не жалуются на серьезные недоразумения между участниками команды, тем более на национальной почве. Вероятно, определенным образом на это влияет возможность «отделиться» на время работы в своем модуле, или просто профессиональная этика и взаимоуважение, или длительные совместные тренировки перед полетом. Однако будет ли так же в полетах на Марс, предусматривающих совместное пребывание в замкнутом пространстве годами (дорога в одну сторону составляет не менее 8 месяцев), это вопрос.

Кадр из сериала Away от Netflix
Фото:

Netflix

А что с гендерным и расовым равенством в командах?

Примечательно, что в Away время от времени проявляются извечные стереотипы о гендерных ролях в команде и обществе: профессионализм командира Эммы Грин как мужчины-коллеги, так и женщина-тайконавтка Лу ставят под сомнение только учитывая пол или же вменяя ей излишнюю эмоциональность.

Если многонациональный состав экипажей, которые отправятся к Луне или Марсу зависит не только от NASA, то гендерный баланс — это то, что аэрокосмическое агентство пытается контролировать. Хотя до сих пор есть немало вопросов к гендерному равенству среди астронавтов, о которых мы уже рассказывали здесь, все равно США в последнее время демонстрируют положительный пример. Например, в январе к астронавтам, которые тренируются в рамках программы «Артемида», присоединились 13 новых людей (избранных из более 18 тысяч претендентов), из них шестеро — женщины.

«Артемида» вообще сильно акцентирует внимание на гендерном равенстве: в соответствии с планом NASA, в 2024 году на южном полюсе Луны должны высадить двух астронавтов — мужчину и женщину. Причем первой ступит на поверхность спутника женщина: так задумано, чтобы восстановить справедливость: в 1969-м первым на Луну ступил мужчина. Собственно, тогда астронавток не отправляли в космос вообще — до полета Салли Райд в 1983-м. Год назад глава NASA Джим Брайденстайн отмечал, что первым человеком на поверхности Марса тоже может быть женщина. Кстати, в Away это именно так — причем «первенство» китайки Лу четко прописано в контракте.

Все процессы, которые происходили в американском обществе на протяжении прошлого века, отразились и на NASA. И речь здесь не только о гендерном, но и о расовом неравенстве. Во времена холодной войны привлечение представителей других рас к космическим полетам имело, скорее, пропагандистскую цель: СССР «выиграл» — по программе «Интеркосмос» он отправил на орбиту и первого азиата, и кубинца африканского происхождения. Штаты решили не отставать — готовили к запуску летчика Эдварда Дуайта — с издевательствами со стороны командира и проявлениями расизма, а в 1962-м NASA заявило, что он не прошел отбор по неизвестным причинам. В итоге первый афроамериканец Гайон Блуфорд полетел только в 1983-м. 

Можно вспомнить и фильм «Скрытые фигуры» (Hidden Figures) о первых женщин-афроамериканках в аэрокосмическом агентстве в 1960-х и их неприятии в коллективе, несмотря на очевидные высокие профессиональные качества. Теперь же из более 17 тысяч сотрудников NASA 12% — афроамериканцы. Это почти точно совпадает с процентом темнокожих жителей США. Впрочем, среди астронавтов их немного — за всю историю лишь 21 человек, из которых 14 были в космосе. Кстати, в 2021-м Жанетт Эппс должна стать первой афроамериканкой, которая продолжительное время будет работать на МКС.

В целом NASA декларирует абсолютно равные условия участия кандидатов при отборе в астронавты и требования к ним. И они касаются не только наличия необходимой степени образования (не менее чем бакалаврский диплом биолога, физика, специалиста по компьютерным наукам или математика, плюс от трех лет опыта профессиональной деятельности или более тысячи часов полетов для летчиков), физической выносливости. Не менее важна психологическая устойчивость и, конечно, способность эффективно работать в команде годами. 

Подробный психологический и профессиональный портрет будущих колонизаторов Марса NASA разрабатывает совместно с университетом имени Джонса Хопкинса, учитывая предыдущий опыт астронавтов, а также исследуя поведение ученых на антарктических базах, экипажей подводных лодок и волонтеров, участвующих в имитации условий полетов на Марс. Последний раз набор волонтеров для марсианских испытаний в Москве (как ни странно) NASA проводило в мае этого года. Подаваться можно было только людям в возрасте от 30 до 55 лет, имеющим степень магистра или кандидата наук, медицинскую степень или звание офицера, то есть способными выполнять научные эксперименты или технические задачи. 

И напоследок — вместо итога. Все астронавты, даже если они и прошли жесткие испытания и стали одними из тысяч избранных для участия в самых трудных миссиях, все равно остаются людьми. Со своими жизнями и приоритетами. Об этом много и в сюжете Away — когда каждый из членов экипажа «разрывается» между жизнью на Земле и реалиями пути к Марсу, — и в реальном мире. На днях командир первого коммерческого корабля Boeing Starliner, который должен был лететь к МКС в 2021 году, Крис Фергюсон объявил, что покидает миссию по личным причинам. Одна из них — свадьба его дочери.

Поделиться: