Как «Азов» становится партией

Hromadske.UA пообщалось с лидерами партии, которая создается на основе движения «Азов». Ее обещают представить в День защитника Украины 14 октября.

Мы попытались разобраться в партийной программе, истории создания полка «Азов», связям с министром внутренних дел Арсеном Аваковым и бывшим губернатором Донецкой области Сергеем Тарутой, а также в неонацистской символике, отношении к мигрантам и акциях, традиционно сопровождаются столкновениями с полицией.

Назар Кравченко, глава всеукраинского Гражданского корпуса «Азов»

Глава всеукраинского Гражданского корпуса «Азов» Назар Кравченко («Жура») встречает нас возле галереи «Дукат» на улице Рейтарской. На нем — светлая рубашка, джинсы и темно-синяя куртка-пиджак. Его привыкли видеть другим: на публичных акциях «Азову», где активисты жгут файеры и шины, вступают в драки с полицией и своими политическими оппонентами, он обычно в темно-синий фирменной майке с символикой Гражданского Корпуса — «волчий крюк» на золотом фоне. В националистическом движении его интерпретируют не как неонацистский знак, объясняет Кравченко, а как аббревиатуру словосочетания «Идея Нации».

«Штаб? Нет, конечно, это не наш штаб, — смеется. — Штаб у нас совсем в другом месте [на территории завода Атек на пр. Победы], а здесь просто меня чаще всего можно встретить».

Здесь, в пространстве художественных галерей и мастерских, Назар назначает встречи с собратьями, журналистами, волонтерами и всеми, с кем теперь приходится консультироваться в партийных вопросах. Кравченко примеряет на себя новую роль одного из лидеров партии «Национальный корпус» — так планируют назвать политическую силу, которую создает костяк движения «Азов». Его идейным лидером и «вождем» является внефракционный депутат Андрей Билецкий.

Он в очередной раз отказывается от интервью, ссылаясь на плотный график. Ранее в интервью «Фокусу» Белецкий говорил, что не планирует быть лидером партии. Также отмечал, что у новой политсилы не будет ни названия, ни символики «Азова». Объясняет: не хочет, чтобы полк становился трамплином в политику — хотя его политический путь неразрывно связан именно с полком.

«Да, значительная часть нашего актива — выходцы из «Азова» и других боевых подразделений, ведь война проявила много пассионариев. Но дело «Азова» — защищать Украину от внешнего агрессора, а задача партии — отстаивать внутренние интересы страны».

Первый съезд партии, на котором утвердят программу и решат, кто войдет в руководство «Национального корпуса» назначен на 14 октября — символическую дату для националистов. В этот день в Украине отмечают Покров — традиционный праздник запорожских казаков, день создания УПА, а с 2014 года — официальный День защитника Украины.

Времени до съезда остается мало, а окончательная программа партии, в отношении которой ведутся споры внутри «Азова», до сих пор не готова.

Кравченко, который готовится стать лидером партии, уделяет общению с журналистами столько времени, сколько просят.

К оформлению в партию «азовцы» пришли, начинает он, поскольку не видят другого пути развития.

«Движение или растет, или деградирует и рассыпается, — говорит Назар. — Есть несколько способов прихода к власти, но мы стараемся как-то через выборы, хотя имеем всякие возможности».

Сам Назар вышел из фанатского движения. В середине нулевых он интересовался вопросами молодежного самоуправления в родных Прилуках, а когда перебрался в Киев, где окончил Авиационный университет и начал работать инженером по пожарной сигнализации (теперь у него своя небольшая инженерная компания), взялся активно выступать за ультрас «Динамо». Собственно, его ближайший соратник по Гражданскому корпуса — лидер киевского ЦК Сергей Филимонов («Филя») — оттуда же, входит в сектора «Родственники», фирмы Young Hope («фирма» на сленге футбольных фанатов — неформальное объединение), известной регулярными драками с футбольными хулиганами других клубов.

В целом, ультрас и «хулиганы» из околофутбольной среды составляют основной костяк движения «Азов».

Харьковская группа ультрас «Секта 82». Фото с Livejournal SUPPORTERSNEWS

История движения

История «Азова» уходит во времена харьковской группы ультрас «Секта 82» (название — от года основания харьковского фанатского движения). Она поддерживала ФК «Металлист» и была близка к ультрас московского «Спартака», в частности, с радикальной группировкой «Школа». Фанаты поддерживали друг друга на трибунах и в «разборках» между ультрас-клубами. Так, 15 сентября 2013 ультрас «Спартака» участвовали в драке между фанатами харьковского «Металлиста» и киевского «Динамо».

Харьковская группа ультрас «Секта 82». Фото с Livejournal SUPPORTERSNEWS

В конце февраля 2014 года, когда в Харькове развернулось сепаратистское движение, актив «Секты 82» занял здание областной администрации и выступал в качестве местной «Самообороны». Вскоре на базе «Секты» сформировался «Восточный корпус» — добровольческое формирование, которое вскоре вошло в структуру МВД и должно было защитить Харьков в случае начала войны на его территории. Министр МВД Арсен Аваков называл корпус «своей черной сотней в Харькове» .

Войны в Харькове не произошло, «Восточный корпус» отправился на Донбасс. Его добровольцы участвовали в освобождении Мариуполя в июне 2014-го, в боях за Иловайск и Широкино, а в августе 2015 года официально объединились с полком «Азов».

В тот же период, когда появился «Восточный корпус», вокруг Андрея Белецкого формировался костяк батальона «Азов». Бойцов тогда называли «черными человечками» — по цвету формы.

Сам Билецкий со школьных лет принимал участие в националистических движениях, а в Харьковском университете им. Каразина, на историческом факультете защитил диплом о деятельности УПА. С 2002-го возглавлял харьковский центр праворадикальной организации «Тризуб», входил в харьковскую ячейки Социал-национальной партии Украины, которая впоследствии превратилась в ВО «Свобода» (Билецкий выступал против переименования и либерализации партии), в 2006-м создал организацию «Патриот Украины». Многие из участников этой организации вошли затем в первый состав батальона «Азов». В те времена его поддерживал бывший губернатор Харьковской области, а ныне глава МВД Арсен Аваков.

Финансирование и поддержка

По словам источников, близких к руководству «Азову», весной 2014-го Белецкий активно искал поддержки — финансовой и политической. С самого начала «Азов» заручился помощью Авакова. Тот принял батальон в структуру министерства, вместе с советником Антоном Геращенко помогал Билецкому и его бойцам с поиском базы и экипировки, а также с пиаром.

Со временем в медиа стали раздаваться мнения, что полк и «Гражданский корпус» превращаются в «личную армию» Авакова, которую противопоставляют силам президента Порошенко.

В кругах президента утверждают: «Азов» как потенциальную угрозу не рассматривают.

«Если они (полк Нацгвардии «Азов» и «Гражданский корпус») нарушат закон, то будут последствия в рамках правового поля, — комментирует советник президента и помощник министра обороны Украины Юрий Бирюков. — О том, что «Азов» может пойти против власти, кто говорит? «Депутат Верховной Рады» [Андрей Билецкий], который не был ни на одном заседании (по данным электронной регистрации народных депутатов, Белецкий присутствовал только на трех заседаниях парламента из 228 — ред.)? У нас много депутатов несут откровенную белиберду с трибуны».

В то же время сам Билецкий 20 мая 2016-го, во время марша «Требования нации», заявлял: в случае проведения выборов на Донбассе, «Азов» готов «вынести эту Раду».

«С ними [депутатами] нет никакого смысла говорить. Если они будут видеть нас, если они будут знать, что в случае попытки проведения таких предательских выборов — мы вынесем этот Совет и АП. И найдем новых депутатов... Сегодня это только начало, но это не последняя акция... Мы будем вести борьбу, мы будем объединять наши ряды в единое, монолитное, идейное движение. Тогда со временем, быстро, мы сможем изменить здесь все. Это им предупреждение.  Если оно не дойдет туда, то народ имеет право защищаться, защищать свою территорию и свою жизнь любыми средствами»,сказал он .

По информации из источников, близких к руководству движения, у Билецкого сейчас «прохладные отношения» с Аваковым, а в самом «Азове» публично открещиваются от прямой связи между деятельностью «Гражданского корпуса» и интересами министра.

«Я даже не знаком с ним, — эмоционально отвечает Кравченко на вопрос о связях с Аваковым. — Как мы можем быть проектом Авакова, если кучу наших людей судят? Вон, Филю задерживали, дело расследуется и будет суд . Да, мы благодарны за то, что Аваков позволил нам войти в состав МВД, помогал батальону, дал ребятам воевать и проявить себя. Но мы с ним никак не связаны».

Практически с самого начала создания «Азов» поддержал предприниматель Сергей Тарута, который в марте 2014-го стал главой Донецкой областной администрации. Батальон занял основные позиции в его родном Мариуполе.

«Аваков просил меня встретиться с ними, познакомил с Андреем [Билецким] и Трояном [Вадим Троян, сейчас — заместитель главы МВД] и я увидел, что у них светятся глаза, большой ум и они патриотичные, — вспоминает Тарута. — Мы договорились, что я переведу их в Мариуполь и найду хорошее место, а до этого мы привезем их в Киев, дадим инструкторов».

«Азов» начал тренироваться на полигоне Нацгвардии в Новых Петровцах под Киевом. Их инструкторами стали грузинские профессиональные военные. Они учили и первую роту батальона «Донбасс». На вопрос, принимал бывший губернатор Донецкой области участие в финансировании «Азова», Тарута загадочно улыбается: «Пройдет время, и мы скажем. Когда война закончится». Добавляет: политический курс «Азова» не поддерживает.

«У них ультраправая риторика, у меня другая — я больше за прагматичность, центризм, не за национализм, и здесь есть определенные различия. Но у нас отличные отношения, мы дружим, я даю советы, когда спрашивают. Они должны менять эту страну, потому что мы имеем сейчас очень опасную ситуацию».

После того, как Тарута потерял большую часть своего капитала, по словам источников из его окружения, финансирование «Азова» с его стороны прекратилось.

Назар Кравченко убеждает: у ЦК «Азов» нет большого финансирования:

«За весь период существования «Гражданского Корпуса» я ни разу не сталкивался с тем, что нужны деньги на что-то такое невероятное. У нас все гораздо проще, и мы как-то своими силами можем делать. Есть ребята, которые по возвращению с фронта открыли охранные структуры, занимаются охранным бизнесом, и в случае чего они помогают. В моем идеальном представлении — правильно, когда политическая партия не зависима от большого капитала».

Состав партии

В руководство партии предварительно войдут, кроме Назара Кравченко, пресс-секретарь Билецкого, историк Александр Алферов, медик полка «Азов» Елена Мосийчук («Малек») и Сергей Филимонов. Правда, последнего пока не могут включить в состав партии, поскольку проходит подозреваемым по делу о беспорядках под «Киевгорстроем».

Формировать рядовой состав партии руководство собирается из региональных отделений «Гражданского корпуса» и из числа ветеранов АТО. В активе — около двух тысяч человек, а с учетом сторонников и волонтеров, которые регулярно участвуют в акциях ГК — более 10 000. Крупнейшие центры, по словам Кравченко — в Киеве, Харькове, Запорожье, Днепре и Черкассах. В основном костяк этих ячеек составляют ультрас и спортсмены. Многие из участников «Гражданского корпуса» прошли политическую школу, которую с 2015-го регулярно организует Назар.

«Мы вырастили «ячейки». У нас был выбор: заманивать в партию людей с рейтингом или выращивать своих, и мы пошли этим путем. К нам пошли полковые и приполковые ребята, волонтеры, общественные активисты, за которыми нет гадкого послужного списка, которых проверила наша (внутренняя) служба безопасности. Мы постарались выйти из секты хейтерства», — отмечает Назар, не объясняя, что именно имеется в виду.

Состав движения «Азов» постоянно пополняется. Один из источников — военно-патриотический лагерь «Азовец» и центр «Патриот Украины», где подросткам в возрасте от 15 лет преподают практику по гражданской обороне и военной тактике, лекции по украинскому национализму. Такие лагеря организуют регулярно с 2015 года, а их география постоянно расширяется.

С лета прошлого года через такие лагеря, по словам тренера «азовцев» Лидии Пецели, в Киеве, Черкассах, Чернигове, Запорожье, Харькове и Виннице прошли около 2 тысяч подростков.

Лагерь, организованный «Патриот Украины». Фото с сайта azov.press

Новых активистов «Азов» привлекает и во время концертных патриотических туров, которые происходили весной и летом этого года по всей стране. Со сцены выступают лидеры движения и ветераны АТО, а неотъемлемая часть концертов — факельное шествие.

Программа партии

«Программа партии — это наше мнение, наше футуристическое видение, к чему мы идем», — говорит Кравченко. Наш разговор происходит за неделю до запланированного съезда, впрочем, программы до сих пор нет. Почему — Кравченко точно объяснить не может. Может сказать только, что программа будет «националистической» и называет более или менее согласованные позиции.

1. Отношения с Западом

Некоторые пункты программы «Национального корпуса» уже утверждены, большинство участников с ними согласны. Один из главных — отказ от ассоциации с Евросоюзом.

«Мы не еврооптимисты, — улыбается Назар Кравченко на вопрос об отношении будущей партии «Национальный корпус» к ассоциации с ЕС. — И мы против вступления в НАТО. Над этим, правда, еще думаем: идут очень серьезные споры».

Альтернативой Евросоюза в «Азове» видят «Балто-Черноморский союз» (в его состав, по мнению идеологов «Азова», должны войти Украина, Беларусь, Польша, Литва, Латвия, Эстония, Чехия, Словакия и др.).

«Это страны, которые были в той или иной степени в ситуации, как Украина, и они действительно помогали Украине, когда все забыли о Будапештском меморандуме, — объясняет Кравченко. — Мы реально чувствуем их поддержку, многие граждане этих стран добровольцами ушли за нашу страну воевать. А с такими странами, как Греция, которая проводит год российской культуры, запрещает украинские кинофестивали, украинские школы, о каком союзе можно говорить? Или история с Францией и продажей «Мистралей», открытие «посольства ДНР» в Чехии — тоже есть ряд вопросов».

2. Стена с Россией

«Стена нужна в любом случае, только не так, как построили, из сеточки, — говорит Кравченко. — Но ее можно будет строить и проводить выборы только когда наши условия будут соблюдены. Первое условие — контроль границы».

К гражданам России у «Азова», по словам Кравченко, претензий нет. Уточняет:

«К тем, кто поддерживает Украину, или, когда мы видим их акции в поддержку нашей страны на территории России, мы хорошо относимся».

3. Национализация

Внутри руководства активно обсуждают защиту прав рабочих.

«Мы сталкиваемся с украинскими реалиями, когда работник не защищен, это действительно в нашей стране хромает, — отмечает Кравченко. — Но мы скорее факту реагируем, как, например, с шахтерами».

«Нужна национализация стратегически важных объектов, — говорит Алферов. — Предприятия должны стать рентабельными или быть ликвидированным, если они больше не могут выполнять свои функции».

«А ДТЭК [принадлежит Ринату Ахметову] тоже будете национализировать?» — спрашиваем. Алферов с Кравченко переглядываются, и, смеясь, меняют тему.

Неонацистская символика и горящие шины

«Волчий крюк», «черное солнце» и другие нацистские символы, лозунги можно увидеть в татуировках, на одежде некоторых «азовцев». По словам Кравченко, от нацистской символики пытаются отмежеваться.

«Этот вопрос не актуален, — улыбается Назар. — К тому времени, когда приходили волонтеры, приносили помощь, мне было все равно, с какой символикой. Главное, чтобы это не была лента «ДНР» или российская символика».

Во время акций «Азов» нередко прибегает к зрелищным мероприятиям — горящие шины, файеры. Это нередко заканчивается столкновениями с полицией. По словам Алферова, такие методы в «Азове» будут использоваться и в дальнейшем:

«Процесс, который создается для того, чтобы власть тебя услышала на камеру, действительно может иметь несколько жуткий вид, так как могут быть файеры, митинги, марши, палятся шины, иногда даже стреляют. Если власть не хочет слушать, что говорит народ, всегда будут эти выходы, митинги. Но все акции, которые проводят «азовцы», структурированы, и заканчиваются тем, что все предметы, которые мы используем во время акции, собираются, выбрасываются, утилизируются».

За свою историю участники «Азова» неоднократно принимали участие в акциях, которые Алферов называет «ситуативными». Например, разгоняли участников антифашистской демонстрации «Против ультраправого террора», в память о погибшей российской журналистке Анастасии Бабуровой и адвоката Станислава Маркелова. «Азовцы» также выступали против строительства центра для беженцев в Яготине

«...Что касается ситуации в Яготине, то местная община обратилась к нам, чтобы мы поддержали их акцию. Если же говорить о вопросах миграции в целом, то у нас конкретная позиция — ограничение миграции. У нас куча своих беженцев, еще и брать на себя квоты по мигрантам? В этом никакой целесообразности нет».

Акции против застроек — отдельный раздел деятельности «Азова». По словам источника, близкого к руководству организации, это не столько желание защитить граждан, которых не устраивает незаконное строительство, сколько способ «выпустить пар» — подраться, применить навыки тренировок на практике.

«Вообще я не думаю, что мы кому-то нравимся, — задумчиво говорит Кравченко. — Все добробаты дискредитированы. Это понятно — при таком количестве людей может появиться несколько чудаков, от этого никто не застрахован. Но преступлений ВСУ по объему столько же, а о них почему-то не говорят. «Правый Сектор» — хороший проект, но сегодня он сегментирован на три организации и дискредитирован, политический вес они уже не представляют. Как нам выстоять в этой ситуации? Думаю, появятся сложности».

Международные правозащитные организации неоднократно упоминали в своих отчетах «Азов» в контексте нарушения прав человека и военных преступлений.

Так, в докладе ООН «О ситуации с правами человека в Украине», опубликованном в мае этого года, говорится о том, что военнослужащие полка «Азов» в Широкино использовали гражданские объекты и участвовали в разграблении собственности местных жителей. В этом же докладе упоминается о том, что бойцы полка жестоко обращались с задержанными, которые находились в мариупольском СИЗО.

В июле этого же года была опубликована доклад Human Rights Watch «Тебя не существует» . В ней говорится о пытках и других грубых нарушениях, в том числе и со стороны бойцов «Азова».

Исполняющий обязанности командира полка «Азов» Максим Жорин все обвинения называет «голословными» и отмечает: при подготовке этих отчетов к ним никто не обращался. Любые нарушения со стороны бойцов он отвергает.

По мнению исследователя праворадикальных движений, руководителя группы мониторинга прав национальных меньшинств Вячеслава Лихачева, партия на базе «Азова» должна была появиться еще весной, когда «Азов» вышел с большим митингом «Требования нации — нет капитуляции».

«Они опоздали вслед за пиком своей популярности и востребованности. В обществе запрос на националистическую политическую силу есть, — говорит Лихачев. — Он и раньше был, а сейчас в ситуации войны на националистическую организацию, известную активным участием в АТО, которая провозглашает достаточно жесткие милитаристские лозунги, будет спрос.

Большая часть населения у нас недовольна жесткостью позиции официального руководства Украины в отношении России, считает Минские соглашения предательством и не понимает, почему Украина не принимает усилий для деоккупации Крыма. Уже анонсировано, что партия не будет иметь наследственности с символикой «Азова», в этом видно стремление Билецкого отмежеваться от «Патриота Украины», «Социал-национальной ассамблеи» и позиционироваться в другой нише: так, мы правые, но не экстремисты. Правда, на нишу претендует больше игроков, чем она может вместить. Если к «Свободе» и «Правому Сектору» добавится еще одна политическая сила, это измельчит и без того разобщенный радикальный электорат».

Кстати, перед парламентскими выборами 2014-го Лихачев обращался к тогдашнему премьер-министру Арсению Яценюку с советом не включать Белецкого в список партии «Народный фронт», приводя статьи о расовом национал-социализме с подписью Белецкого, которые в то время можно было найти в интернете. Сейчас такие статьи отыскать сложно.

Hromadske.UA обратилось за социологическими данными по поддержке националистических движений в Украине в Фонд им. Илька Кучерива «Демократические инициативы» и Центра Разумкова, но там таких исследований не проводили. По результатам Киевского международного института социологии, если бы выборы в Верховную Раду проходили в сентябре, то за ВО «Свобода» проголосовали бы 3,9% избирателей, а за «Правый Сектор» — 2,2%. Сейчас это крупные праве политсилы в Украине.

Поддержка националистических движений, говорит исследователь европейских ультра-правых движений Антон Шеховцов, в целом характерное явление для европейских стран, но не для всех: в Португалии и Испании, например, основными популистскими силами остаются левые и крайние левые партии, а не правые.

«Двумя основными факторами, влияющими на электоральную поддержку ультраправых, можно считать, во-первых, недовольство сегодняшним политическими элитами и политическим классом в целом и, во-вторых, обеспокоенность европейских граждан экономической безопасностью и миграционными потоками в Европу».

После завершения интервью Назар рассматривает новую выставку в галерее. В последнее время его чаще можно встретить именно здесь, а не на базе полка.

«Партия будет совсем не такой, какой привыкли видеть «Азов», — говорит Кравченко и заказывает кофе на песке.

Екатерина Сергацкова

Поделиться: