Со дня смерти 5-летнего Кирилла Тлявова прошел месяц. Двое подозреваемых экс-сотрудников Переяслав-Хмельницкого отдела полиции находятся в СИЗО. Адвокат семьи отмечает, что Государственное бюро расследований (ГБР) «прикрывает преступления правоохранителей».

Видео на украинском языке

В ГБР, в свою очередь, утверждают, что продолжают проводить следственные действия. Кому принадлежало оружие, из которого стреляли, и куда оно делось после — до сих пор никто не знает.

Во дворе семьи Тлявовых в Переяславе-Хмельницком не утихают детские голоса. Старший сын Денис и его друг Артем играют в футбол.

— Это мяч Кирилла, — показывает Денис на красно-белый резиновый шар. — Мы нашли его уже после того, как Кирюша умер. Там, за забором был...

Денис и Артем соревнуются, кто быстрее заберет мяч. Они пасуют его друг другу и рассуждают вслух, где будут воображаемые ворота.

Денису — 11. Он перешел в шестой класс. В день выстрела в его младшего брата Кирилла они вместе играли на улице возле дома. Сейчас там цветы с черной лентой и детская игрушка.

Старший брат убитого 5-летнего Кирилла Тлявова Денис играет в футбол с другом во дворе у своего дома в Переяславе-Хмельницком, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

С Денисом и его мамой Татьяной Тлявовой мы идем к тому месту, где от выстрела упал Кирилл. Денис рассказывает, что они там редко играли, обычно проезжали мимо на велосипедах.

От места, где играли дети, до того, где, вероятно, произошел выстрел — густая широкая полоса зеленых насаждений. В сплошных зарослях виднеется тропа. Она ведет от улицы аж до дома бывшей жены одного из подозреваемых по делу — экс-сотрудника полиции Владимира Петровца.

Дом (справа) и двор, где произошла трагедия, Переяслав-Хмельницкий, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

Мы подходим с Денисом ближе к дому. Во дворе никого нет. И к нам никто не выходит. На месте видим неглубокую яму от выкопанной автомобильной шины. Шину выкопали следователи ГБР, потому что на ней могли быть следы от пули.

Где-то в кустах находим пластиковую бутылку, нанизанную на деревянную палку. Видимо, именно такие бутылки и были мишенями, по которым стреляли в тот день.

— Мы слышали выстрелы. Они были глухие, — рассказывает Денис. — Сначала был один. А потом второй. От второго и упал Кирилл. После этого мы побежали домой, звать родителей.

Родители отвезли мальчика в местную больницу. Через 20 минут ребенку сделали рентген черепа. На снимке врачи заметили перелом костей.

Мама погибшего Кирилла Татьяна Тлявова у своего дома в Переяславе-Хмельницком, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

Травматолог Андрей Кухар, который был в тот день на смене, показывает на рентгеновском аппарате зафиксированные минуты, когда был сделан снимок — «4 часа 8 минут 21 секунда/4.08.21 p.m.» 31 мая.

Мы уточняем это время, ведь Глава Нацполиции Украины Сергей Князев 5 июня говорил о том, что рентгеновский снимок был сделан после 22:00 31 мая. Но в то время врачи уже ждали нейрохирурга из Киева, чтобы делать трепанацию. С момента, когда Кирилла привезли в больницу, до времени, когда приехал хирург, прошло около шести часов.

Детское отделение Переяслав-Хмельницкой больницы, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

— Была возможность отвезти Кирилла сразу в Киев? — спрашиваю у директора Переяслав-Хмельницкой больницы Людмилы Кузмичук.

— Нет. Он поступил в крайне тяжелом состоянии. У него были нарушения гемодинамики, были судороги и он находился в коме, — говорит Кузмичук. — Мальчик также находился на искусственной вентиляции легких. В таком состоянии, без стабилизации состояния, ребенка перевозить нельзя. Это могло привести к смерти по дороге в Киев.

По словам Кузмичук, врачи сразу сообщили полиции, что в больницу привезли Кирилла. После этого полиция выехала на место преступления. Полицейские говорили с братом Кирилла и детьми, которые играли там.

Директор Переяслав-Хмельницкой больницы Людмила Кузмичук, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

Отстраненный от занимаемой должности исполняющего обязанности начальника Переяслав-Хмельницкой полиции Андрей Медуница дважды вспоминает, когда именно в бюро сообщили о преступлении, но каждый раз называет разные обстоятельства. Сначала говорит, что это было в 5 часов утра 1 июня.

— Начали проводить обыски в 6 утра. Совместно с прокуратурой. Чтобы не было никакой предвзятости. Когда приехали сотрудники ГБР (сотрудники ГБР приехали в 11:00 1 июня — ред.), то они на месте руководили, — рассказывает он.

Исполняющий обязанности начальника Переяслав-Хмельницкой полиции Андрей Медуница, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

Но во второй раз Медуница говорит, что ГБР и прокуратуре он сообщил еще до начала обысков, после того, как ему стало известно, что дом, откуда, вероятно, велась стрельба, принадлежит бывшей жене его сотрудника.

Когда именно к обыскам и осмотрам присоединилась прокуратура?

Почему работники ГБР приехали только через шесть часов после того, как им сообщили о преступлении?

Если проводился обыск территории, то почему не обнаружили оружие?

По словам Андрея Медуницы, освидетельствование подозреваемых в преступлении — экс-полицейских Ивана Приходько и Владимира Петровца — также не проводили, ведь на момент их нахождения в отделении (в отделение экс-полицейских привезли в 4 утра 1 июня), еще до того, как приехали из ГБР, у них не было статуса «задержанных».

— Их не подозревали до последнего, — говорит Медуница.

Полицейский участок в Переяславе-Хмельницком, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

По словам главы Госбюро Романа Трубы, экс-полицейские пили алкогольные напитки в течение всего дня первого июня.

Однако еще 5 июня стало известно, что следователи не требовали принудительного освидетельствования Петровца и Приходько на алкоголь, потому что это был выходной и не работал суд.

Уже в конце нашего разговора спрашиваю у Андрея Медуницы, какие у него сейчас полномочия как у отстраненного от должности исполняющего обязанности начальника полиции.

— Хожу на работу, все как положено, — говорит он.

— Чем занимаетесь?

— Контролирую работу, смотрю статистику. Организационные больше мероприятия. Указания.

— А чей это кабинет?

— Это кабинет начальника.

— А почему вы здесь?

— Потому что я с самого начала сюда пришел. И пока еще статуса у меня нет, и я пока остаюсь.

Переяслав-Хмельницкий, 1 июля 2019 года
Фото:

Максим Салий/Громадское

26 июня адвокат потерпевших Андрей Левковец во время пресс-конференции в Киеве заявил, что Государственное бюро расследований «прикрывает преступления полицейских».

В частности, адвокат говорит о том, что стреляли 3-4 человека. Однако сейчас по статье «умышленное убийство» подозревают только двоих экс-полицейских Ивана Приходько и Владимира Петровца.

25 июня и 1 июля суд рассматривал апелляционные жалобы об изменении меры пресечения, однако обоих подозреваемых оставил под стражей до 31 июля.

— Они думали, что это все замнется, — говорит бабушка убитого Кирилла Тлявова Александра Николаевна. — Мне говорили, что во время задержания Приходько сказал ментам: «Братки, вы что, братка сдадите?». На следующей неделе поеду и посмотрю, есть ли у следствия записи, как он это говорил. Мне просто интересно.

Поделиться: