В ночь с 17 на 18 февраля 2015 года украинские военные вышли из Дебальцево. После этого боевики захватили город, который называли стратегическим из-за железнодорожного узла, который соединял Донецкую и Луганскую области, а эти две области — с Россией. Уже пять лет Дебальцево оккупировано.

Военные, которые вышли из-под Дебальцево, тогда, 18 февраля на бахмутской трассе, рассказывали нашим журналистам, что были готовы воевать дальше, но техника вышла из строя и людей не хватало.

На переговорах в Минске, которые проходили 15 февраля, подписали вторые Минские соглашения и договорились о режиме тишины. Но выходили военные из Дебальцево все равно под обстрелами и отстреливались в ответ.

По официальным данным Минобороны, с 15 января по 18 февраля погибли 110 военнослужащих, 270 ранены, семеро взяты в плен и 18 пропали без вести. В Бахмуте (тогда Артемовске) гробы с погибшими стояли возле морга потому что внутри не помещались.

18 февраля каждого года военные, выжившие в Дебальцево, встречаются, чтобы почтить память павших сослуживцев. Каждый по-своему оценивает целесообразность выхода из Дебальцево и успешность самого отступления. Кто-то уверен, что надо было выходить раньше, потому что в последние дни было нечем воевать, кто-то хотел воевать дальше.

Генерал-майор Сергей Шаптала, командовавший 128-й бригадой в 2015 году, теперь заместитель командующего войсками ОК «Юг» Сухопутных войск ВСУ. Тогда эта бригада вышла из Дебальцево с наименьшими потерями. Его подчиненные называли командира «отцом». Теперь его рабочее место в Одессе в кабинете с массивным деревянным столом и аквариумом с рыбками. Нам Сергей Александрович рассказывает, как в 2015 году он был на позициях вместе с сослуживцами. Сын Сергея Шапталы тоже военный, и он советует сыну быть таким командиром, которому подчиненные будут доверять.

«Каждый военный хочет выполнить задание и удержать территорию, которая ему была доверена. Может была какая-то обида, что начали выходить. Что не до конца. Они (военные — ред.) стояли, пока не дана команда, а почему-то была обида, что дали команду «на выход». Но это было нужно сделать, чтобы сохранить их жизни».

А еще о Дебальцево мы говорили с Петром Бганом. Сейчас Петр работает у нас на hromadske дизайнером и рисует графику. В 2015 году он был командиром артиллерийской установки «Гвоздика». Он говорит, что решил пойти воевать, когда делал материалы для новостей о сбитом пассажирском самолете МН-17, потом получил повестку и ушел. Перед самым выходом из Дебальцево его ранило. До сих пор в лопатке Петр носит обломок снаряда — вынуть его невозможно, потому что повредится нерв и рука не будет работать. До сих пор Петр периодически проходит лечение в военном госпитале, потому что остались последствия контузии. На работу Петр часто ходит в «пикселях».

«Стреляли пока не заклинило. У нас тогда погиб парень Леша. В машину попала мина, и ее подбросило на полтора метра вверх. Взрыв на него пошел и осколками накрыло. Он ребят своим телом спас. Его с брони сбросили и все. Мы его потеряли».

Поделиться: