Народный депутат Украины Ярослав Дубневич во время заседания Высшего Антикоррупционного суда по избранию ему меры пресечения, Киев, 1 ноября 2019 года
Фото:

Виктория Рощина/hromadske

Два дня Высший антикоррупционный суд избирал меру пресечения Ярославу Дубневичу — народному избраннику от депутатской группы «За будущее». Решение — отказ в аресте и залог в 100 млн гривен ($4 млн).

Депутата подозревают в коррупционной схеме. Речь идет о поставках продукции для Укрзализныци по завышенным ценам. Следствие называет убытки: 93 млн гривен ($3,7 млн).

Если вину докажут, Дубневичу грозит от семи до двенадцати лет лишения свободы. Как проходило судебное заседание — в материале Виктории Рощиной.

93 млн гривен ($3,7 млн) залога

Второго ноября 2019 года, заслушав доводы обеих сторон, дебаты и финальную речь подозреваемого, судья Екатерина Широкая идет в совещательную комнату, чтобы принять решение.

Ярослав Дубневич нервно говорит журналистам, что все комментировал вчера, и выходит из зала суда. Догоняем его на выходе.

Он в очередной раз повторяет, что невиновен: «Я считаю, что нет здесь состава преступления, и я, конечно, к этому не причастен».

Несмотря на нервную реакцию на вопросы других журналистов об ожиданиях, шутит, что чемодан в изолятор временного содержания уже собрал.

Суд, который должен избрать Дубневичу меру пресечения, длился почти два дня.

Накануне в Верховной Раде проголосовали за снятие с него неприкосновенности. Это — первый подобный случай в девятом созыве.

От Специализированной антикоррупционной прокуратуры в зале один прокурор — Виталий Пономаренко.

За день до этого, перед началом заседания, на мой вопрос о сумме залога, который будет просить суд, он ответил: «93 млн гривен с копейками ($3,7 млн)». Это, по оценкам экспертизы, фактически равняется убыткам, причиненным Дубневичем государству.

Анализируя декларацию депутата, прокурор отметил, что Дубневич владеет примерно 100 объектами недвижимости и миллионами наличных. То есть денег на залог у него должно хватить. Но сам депутат говорит, что денег нет. А когда журналисты спрашивают, на каком авто он приехал в суд, уверяет, что на арендованном, и марку вспомнить не может.

Станислав Пелюк — единственный адвокат депутата на этом заседании:

«Есть заключение эксперта, в котором речь идет о сумме утраченных активов в размере 93 млн гривен ($3,7 млн). Далее — о том, что если будет установлено в судебном порядке нарушение условий законодательства, то указанные активы будут убытками. Но установления нарушения закона нет. Мы считаем подозрение необоснованным и просим суд отказать в применении любого пресечения», — объясняет он.

В зале находится группа поддержки Дубневича — девять его коллег из депутатской группы «За будущее». Среди них — Игорь Палица, которого связывают с олигархом Игорем Коломойским. В перерыве они общаются и шутят с подозреваемым, в суде перед трибуной характеризуют его положительно. И, конечно, обещают взять Дубневича на поруки.

«Как мы не голосовали за закон о судоустройстве, тут же пошла политическая история. Поэтому обращаемся от нашей депутатской группы. Человек будет ходить на все необходимые допросы, следственные действия и, я думаю, будет объективное рассмотрение этого дела», — говорит Виктор Бондарь, глава депутатской группы «За будущее».

Игорь Палица (слева) и Ярослав Дубневич (справа) возле здания Высшего антикоррупционного суда
Фото:

Виктория Рощина/hromadske

«Игорь Палица — мой друг, он такой же мажоритарщик, которого выбрали избиратели. У вас есть факты, что меня поддерживает Коломойский?», — улыбается Дубневич и одновременно благодарит всех народных депутатов, которые 31 октября не голосовали за снятие с него неприкосновенности. То есть коллег из фракций «Европейская солидарность», «Оппозиционная платформа — За жизнь», и тех самых депутатов из группы «За будущее».

«Почему в зале нет ваших родных?», — на этот вопрос от журналистов Дубневич отрезает: «Я попросил их не приходить».

В 18:00 судья Екатерина Широкая возвращается из совещательной комнаты. Дубневич волнуется. Выпивает стакан воды. Через некоторое время наливает еще один.

Судья зачитывает решение: отказ в аресте и залог в 100 млн гривен ($4 млн).

«Я не доволен. Сумма даже больше, чем просила прокуратура. Я не знаю, где найду 100 млн гривен ($4 млн)», — Дубневич на ходу комментирует решение суда.

На поиски денег у него, согласно закону, есть пять дней. Иначе депутату изменят меру пресечения на более жесткую.

«Если не найду деньги — поеду в СИЗО», — говорит Дубневич и выходит из зала.

В то же время адвокат Станислав Пелюк заявляет, что на его памяти — это первый случай, когда залог больше, чем просила сторона обвинения, и добавляет, что будет подавать апелляцию.

Прокурор пока не решил, будет ли обжаловать решение суда. Суммой залога и возложенными на подозреваемого обязанностями — доволен.

Перевод стрелок

За что именно Дубневич получил меру пресечения в виде залога в 100 млн гривен ($4 млн)? Следствие считает, что в 2015-2017 годах он пролоббировал выделение Укрзализныце 525,9 млн гривен ($21 млн) на закупку стрелочных переводов и запасных частей к ним.

В Украине было два предприятия, которые их изготавливали — Днепропетровский и Керченский стрелочные заводы. Но после аннексии у второго из них отозвали сертификаты.

Производитель остался один, поэтому Укрзализныця должна была закупать продукцию напрямую у Днепропетровского стрелочного завода. Но между двумя предприятиями появилась пара посредников-поставщиков.

Первый — компания «Арго». Чтобы стать поставщиком, она победила во время тендера компанию «АКБ Тяжмашкомплект». Обе компании подконтрольны Эдуарду Пушкаренко — помощнику Дубневича.

Вторым посредником стала «Корпорация КРТ», которой владел сам Дубневич.

Со стороны Укрзализныци, по данным следствия, за схему отвечал тот самый Пушкаренко (он работал на руководящей должности в Укрзализныце). Со стороны Днепропетровского стрелочного завода — его руководитель Сергей Тараненко — также помощник Дубневича. Продукция этого завода напрямую поставлялась Укрзализныце, но компании-посредники, говорят следователи, на каждом из этапов просто накручивали цену. Именно в этом, уверена Специализированная антикоррупционная прокуратура, и заключается преступление.

«В эту схему были введены так называемые „прокладки“ — фирмы, которые фактически были связаны с подозреваемыми и безосновательно делали наценку на стоимость купли-продажи стрелочной продукции. И только по этим трем договорам до железной дороги продукция дошла на 93 млн гривен ($3,7 млн) дороже», — объясняет прокурор Виталий Пономаренко. И добавляет, что в ситуации, когда в стране есть только один производитель (Днепропетровский стрелочный завод), дополнительные звенья — поставщики — вообще нерациональны.

Адвокат Дубневича уверяет, что тендер между поставщиками прошел честно:

«Прокуратура говорит об одном производителе, у которого нужно было закупать. Но один производитель и один поставщик — это совершенно разные категории. Было несколько поставщиков, эти поставщики участвовали в открытых торгах».

В то же время Ярослав Дубневич добавляет, что поставщики были необходимы, потому что в стране есть не только Днепропетровский стрелочный завод, а еще один производитель — тот самый Керченский завод.

«В то время еще действовала вся согласительная документация для второго украинского производителя, который до сих пор в украинском реестре — это Керченский стрелочный завод. То, что он не действовал в Украине, не соответствует действительности. Вы также можете поднять документацию и посмотреть, какая продукция поставлялась на железную дорогу», — говорит подозреваемый.

Дубневич также отрицает завышение цен, и уверяет, что закупку инициировала именно Укрзализныця, а не он. В ответ на это следователи демонстрируют несколько телефонных разговоров между фигурантами дела, из которых, по их версии, можно сделать вывод, что схема работала по согласованию Дубневича.

Следствие выяснило, что в схему были вовлечены и другие сотрудники Днепропетровского стрелочного завода, в частности первый заместитель Тараненко — В. Крячко, советница Тамара Сидоренко, а также директор одного из «дилеров» — «Корпорации КРТ» — Олег Мисьонг, и трое сотрудников Укрзализныци — А. Степаненко, А. Захаревич, Т. Клепак.

«Это политическое давление»

О коррупционных схемах Дубневича заявил бывший советник экс-министра инфраструктуры Владимира Омеляна, а ныне нардеп от «Слуги народа» Андрей Мотовиловец.

Показания против Дубневича давал и сам Омелян, и его первые заместители Владимир Шульмейстр и Евгений Кравцов, и министр инфраструктуры в 2014-2016 годах Андрей Пивоварский.

Эти показания адвокат и сам Дубневич назвали проявлением неприязни:

«К моему возражению были представлены судебные решения первой и апелляционной инстанций по делу о защите чести и достоинства по иску к Омеляну. Там была признана недостоверной информация, распространенная через СМИ Владимиром Омеляном. И я думаю, что эти показания, которые, по мнению прокурора, подтверждают его доводы, обусловлены неблагоприятным личным отношением Владимира Владимировича к Ярославу Васильевичу», — заявил адвокат Станислав Пелюк.

Дубневич же называет дело против себя политическим давлением:

«Ко мне не раз приходили посредники от провластных структур, которые заявляли, что я веду себя неправильно, что я голосую не так, как бы хотелось нынешний провластной силе. Именно поэтому я считаю, что это дело политическое».

Три года расследований

Над сбором доказательной базы в этом производстве детективы Национального бюро работали три года. В схеме, кроме Дубневича, еще восемь подозреваемых, расследование по которым завершено, идет ознакомление стороны защиты с материалами следствия.

НАБУ и САП расследуют еще ряд производств по Дубневичу, в частности, ложное декларирование и поставки креплений для путей Укрзализныци по завышенным ценам.

В прокуратуре не исключают, что в ближайшее время Дубневич станет подозреваемым во втором деле.

Депутат утверждает, что бежать не будет и готов прийти на вызов пятого ноября, о котором ему сообщили Руслан Рябошапка и Назар Холодницкий во время вручения подозрения в Верховной Раде.

Поделиться: