Люди сидят на берегу Черного моря в Николаевке в Крыму
Фото:

Лиза Сивец / hromadske

Журналистка hromadske поехала к родным в аннексированный Крым и рассказывает, как полуостров прощается с курортным сезоном в условиях пандемии и нехватки воды. 

Вода — по часам или из бочек

Мы едем на маршрутке мимо выжженного солнцем поля кукурузы, высохших скелетов тополей и поросшей травой ветки Северо-Крымского канала. Когда-то этот канал, идущий на полуостров от Днепра, обеспечивал 85% потребностей Крыма в пресной воде. Но после аннексии, в апреле 2014 года, украинские власти его перекрыли. В первую очередь, от этого пострадало сельское хозяйство полуострова. Последний урожай риса, который раньше выращивали в этих районах, крымские фермеры собрали в 2013 году.

Попутчица Нина, которая едет из Киева в Симферополь навестить детей и внуков, спрашивает, не собирается ли Украина возобновить подачу воды в Крым, мол, наверняка же ведутся какие-то переговоры. 

«Это же не из своего кармана дать, — говорит Нина, — это природный ресурс»

В этом году воды стало не хватать и для жителей Симферополя, а также 39 соседних населенных пунктов Симферопольского и Бахчисарайского районов. 24 августа воду в их домах стали отключать, с начала сентября ввели «безночную» подачу воды (то есть вода подается только днем).

Резервуар с привезенной водой около жилого дома в Симферополе в Крыму
Фото:

Лиза Сивец / hromadske

Самый жесткий режим начался 7 сентября — три часа воды утром и три часа вечером. И только холодной — чтобы люди меньше расходовали. Хотя отключения неравномерные — в одних районах дают больше воды, в других меньше. 

Дарье, которая живет в Грэсовском районе Симферополя, повезло — холодная вода тут есть всегда. И напор у нее, в отличие от квартир на верхних этажах и домов на возвышенностях, хороший. 

Правда, две недели из крана текла ржавая вода. Пить ее было невозможно, говорит Дарья, — даже после фильтра оставался металлический привкус. Поэтому девушка покупала бутилированную воду. Светлые вещи, в том числе белую рабочую униформу, в такой воде тоже не постираешь, только испортишь. Поэтому Дарья периодически возила стирку к родственникам в поселок, которого не коснулись отключения, — там воду подают из скважины. 

Впрочем, ржавчина — не самое страшное. В середине сентября в трубы на улице Чонгарской в Симферополе попало содержимое выгребных ям, которое и лилось потом из кранов. По словам так называемого гендиректора «Воды Крыма» Владимира Баженова, это произошло из-за незаконных построек на сетях водоснабжения, которых в городе, по его информации, больше ста. 

Чтобы жители спальных районов могли пополнять запасы воды, по городу расставили больше ста больших синих бочек. И еще около ста — возле школ и детских садов. С предупреждением, что воду из них рекомендуется использовать только после кипячения. Пополнять бочки обещали регулярно, но Дарья рассказывает, что бочка возле ее дома была пустая, даже когда из кранов текла ржавая вода. 

«Мы спустились, хотели набрать воды, чтобы помыться, потому что мыться в ржавой было невозможно. А воды нет, — говорит Дарья. — Это жесть была, я очень злилась»

Предупреждение об экономном использовании воды в одном из туалетов Нового света в Крыму
Фото:

Лиза Сивец / hromadske

Водоснабжение Симферополя и соседних населенных пунктов обеспечивается за счет Симферопольского, Партизанского и Аянского водохранилищ. По словам Владимира Баженова, эти водохранилища питаются за счет поверхностного стока воды от снегов и дождей, но из-за того, что сезон был засушливый, водохранилища обмелели. Кроме того, Баженов жалуется, что около половины воды вытекает и не доходит до людей из-за устаревшей водопроводной системы. Он уверяет, что систему начинают ремонтировать, а некоторый объем воды протягивают из других районов полуострова. Но ситуация все равно критическая. 

Синие бочки можно встретить и в других населенных пунктах, например, в курортном поселке Новый Свет на юго-восточном побережье полуострова. Там в общественном туалете на набережной курортников встречает просьба использовать воду экономно, не мыть в раковинах ноги и не подмывать детей, потому что вода привозная. 

14 сентября Совет при президенте России по правам человека попросил ООН, чтобы та вмешалась в ситуацию в Крыму и предотвратила гуманитарную катастрофу. Авторы заявления указывают, что обеспечить полуостров водой можно было бы из реки Днепр. А перекрытие канала украинскими властями называют «неправовым, антигуманным и политически мотивированным», поскольку в международном законодательстве право на воду считается неотчуждаемым. Но в представительстве президента Украины на полуострове подчеркивают, что обеспечивать Крым водой, согласно Конвенции о защите гражданского населения во время войны, должны именно оккупационные власти. 

Слухи среди жителей Симферополя ходят разные — что воду могут давать и через день, что продлится это все в лучшем случае до марта, и что 2021 год тоже будет маловодным. На возвращение воды, в том числе горячей, в ближайшее время Дарья особо не надеется — и собирается устанавливать бойлер.

«Лучше бы “Тавриду” отложили, а воду нам сделали, — говорит Дарья. Построенную после аннексии 250-километровую трассу от Крымского моста до Севастополя руководитель России Владимир Путин открыл как раз в конце августа. — Снаружи красиво, а внутри...»

Аптека в Симферополе, даже фармацевт носит маску на подбородке, а покупатели заходят вообще без масок
Фото:

Лиза Сивец / hromadske

Сначала — сезон, потом — карантин

Сентябрь — днем еще бывает душно, вечером не обойтись без свитера. По улицам дети уже идут на уроки (в этом году в школы начали брать крымчан, родившихся в 2014 году), а отдыхающие еще ходят по своим курортным делам. Экскурсионные группы заполняются даже в будни. У моря людно.

Нижний Новгород, Уфа, Чукотка — по посетителям пляжей можно изучать географию России. Молодую пару из Москвы привел в Крым коронавирус — из-за пандемии семья не смогла попасть за границу. Раньше они часто бывали на полуострове, но после 2014 года решились приехать впервые. Отдыхом довольны. Говорят, сервис в их отеле, как в Турции, и в целом в Крыму лучше, чем в Сочи. 

Ирина, жительница поселка Николаевка на западном побережье Крыма, говорит, что этот курортный сезон — самый лучший с 2014 года, когда приезжали в основном беженцы с Донбасса, но до золотого 2013-го ему далеко. До аннексии Ирина, как и многие на полуострове, жила за счет сезонной сдачи своего жилья. Но теперь работает круглый год — на предприятии, выпускающем асфальт для новых крымских дорог. В этом году отдыхающие останавливались у Ирины всего пару раз: 

«Людей много, но это не наш контингент, — объясняет она. — Они все приезжают в новые отели с питанием и кондиционерами, наши скромные условия им не подходят»

Люди плавают у берега Черного моря в Орловке в Крыму
Фото:

Лиза Сивец / hromadske

В этом году из-за пандемии российские пограничники пускали в Крым с материковой части Украины только тех, у кого на полуострове есть родственники первой линии — родители, дети, супруги (родство надо подтвердить документами), — и тех, у кого есть российский паспорт (но их пугают тем, что пока будет длиться карантин, въехать можно только один раз). 

Из других новостей на КПВВ «Каланчак» — со стороны материка его наконец-то оборудовали, в нейтральной зоне положили новый асфальт, а со стороны полуострова закрыли забором с колючей проволокой стеллу с символом Крыма — грифоном. 

Все въезжающие подписывают перед российским паспортным контролем обязательство в трехдневный срок сдать тест на коронавирус. Сделать это можно в небольшом фургончике прямо на автостанции возле пограничного пункта или в любой другой лаборатории полуострова. В течение недели результаты надо сообщить в Роспотребнадзор. 

Спрашиваю у сотрудницы пункта, будут ли как-то проверять, самоизолируюсь ли я до того, как станут известны результаты теста. 

«Нет, не беспокойтесь», — отвечает та. Беспокоюсь.

Местные жители в Новом свете в Крыму сидят возле таблички с объявлением об аренде жилья
Фото:

Лиза Сивец / hromadske

О пандемии на полуострове напоминают только объявления на входах в магазины и другие общественные места с требованием надевать маски и соблюдать дистанцию в 1,5 метра. Но почти никто эти правила не соблюдает. Люди ходят толпами. Пробуют грязными руками персики с ножа. И, чихая, не спешат объяснять, что это аллергия. 

По приезду из Киева с его жестким карантином такое игнорирование кажется жутким. Но спустя две недели уже удивляешься, увидев на рынке покупательницу в маске. И уже со снисходительной улыбкой, без раздражения слушаешь рассказы, что Крым от коронавируса защищают фитонциды хвойных деревьев и ялтинский лук. 

«Девочки, маски есть с собой?», — спрашивает меня продавщица в симферопольском магазине 15 сентября, впервые за две недели. 

«Есть. Надевать?», — уточняю неуверенно. 

«Повесьте на подбородок на всякий случай, курортный сезон закончился, может проверка ходить»

Именно так, на подбородке, маски носят даже работники центральных аптек города. 

Надеваю маску. И думаю, что стоит взять с собой в Киев немного ялтинского лука. 

Поделиться: