Экс-президент Украины Петр Порошенко во время пресс-конференции в Киеве, 14 мая 2017 года
Фото:

Гонтар Владимир/УНИАН

«Порошенко вызвали на допрос», «В компаниях Порошенко проводят обыски», «Против Порошенко открыли уголовное производство» — подобные заголовки не пропадают с информационных сайтов в последние перед выборами недели. Различные правоохранительные органы синхронно начали проверять деятельность предыдущего президента на должности.

Есть ли здесь политика, кому выгодна такая бурная деятельность и почему расследование проводят во время выборов, а не после них — разбиралось Громадское. Спойлер: это выгодно всем.

Национальное антикоррупционное бюро

Что происходит? За два дня до парламентских выборов, 19 июля, Национальное антикоррупционное бюро пришло с обысками сразу в несколько компаний, связанных с предыдущим президентом Украины — Петром Порошенко.

Почему пришли именно в «Богдан Моторс»? Одна из этих компаний — автомобильная «Богдан Моторс». По информации НАБУ, в этом деле речь идет о растрате госимущества в особо крупных размерах должностными лицами Минобороны и Генштаба в 2015 — 2018 годах. Они «по мнению следствия, незаконно внесли в государственный оборонный заказ специальный автомобильный транспорт и осуществили его закупку по завышенным ценам», — говорится в сообщении пресс-службы НАБУ.

Специальный автомобиль — это санитарные автомобили «Богдан-2251». Другими словами — «санитарки», которые Минобороны начало закупать у «Богдана» для нужд войска в 2017 году.

При чем тут Гладковский? До 2009-го года компания «Богдан Моторс» принадлежала Порошенко. Сейчас владелец — его бизнес-партнер Олег Гладковский.

Гладковского президент Порошенко уволил с должности первого заместителя секретаря Совета нацбезопасности и обороны в марте этого года. Причина — расследование программы «Наши деньги» с Денисом Бигусом. В нем говорилось о том, что сын Гладковского Игорь и его компаньоны покупали детали для ремонта бронетехники в России и перепродавали их украинским оборонным предприятиям по завышенным ценам.

В случае с покупкой санитарного транспорта претензии Национального антикоррупционного бюро тоже состоят в покупке его Министерством обороны у предприятия Гладковского, который в то время был заместителем секретаря СНБО, да еще и по завышенным ценам.

Бывший первый заместитель Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Олег Гладковский во время брифинга в Киеве, 1 марта 2018 года
Фото:

Маркив Михаил/POOL/УНИАН

Чего пришли в ICU? Другой обыск, который НАБУ осуществило утром 19 июля, — в инвестиционной компании ICU. Следственные действия там связаны с так называемым делом «Роттердам +».

Как сообщили Громадскому в ICU, компания предоставила следователям доступ к информации, однако расценивает эти следственные действия «не иначе как попытку оказать на нее давление, у которой есть явный политический контекст». Причина этого давления, как утверждают в компании — нынешняя власть и ее окружение недовольны реформами, проведенными их предшественниками, некоторые из которых ранее работали в ICU.

При чем тут Гонтарева и «Роттердам +»? Среди таких предварительных работников может быть экс-глава Национального банка Украины, соратница Порошенко — Валерия Гонтарева. До назначения в НБУ она была главой совета директоров группы ICU.

Кроме этого, в ICU ранее работал Дмитрий Вовк, экс- глава НКРЕКП — Нацкомиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг. Именно этот орган и вводил в действии формулу «Роттердам +».

НАБУ подозревает как членов НКРЕКП, так и группу компаний ICU, в сговоре при введением этой схемы.

Экс-глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева, Лондон, Великобритания, 27 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Государственное бюро расследований

Что происходит? Также 19 июля в очередной раз в производствах в отношении бывшего президента активизировалось и Государственное бюро расследований.

При чем здесь судья Чаус? Следователи ГБР зарегистрировали уголовное производство и проверяют, помогал ли Порошенко судье Чаусу, которого подозревают во взятке в $150 тыс., убежать в Молдову. Основанием для открытия этого дела стало опубликованное 18 июля интервью изданию «Страна.ua» с Антоном Шевцовым — «высокопоставленным полицейским, близким к экс-президенту», которого обвиняли в госизмене и который пытался выехать в Россию. Шевцов заявил изданию, что личная охрана Порошенко в 2016 году тайно вывезла судью Днепровского райсуда Киева Николая Чауса в аэропорт, где он без прохождения контроля пересел на самолет и полетел в Молдову. Там его задержали правоохранители, но в Украину до сих пор не вернули.

А что полицейские? Кроме этого, директор ГБР Роман Труба в своем телеграмм-канале сообщил, что Нацполиция открыла производство за захват здания бюро 15-го июля этого года. Тогда сторонники партии «Европейская солидарность» зашли в ГБР и заблокировали орган из-за того, что следователи вызвали Порошенко на допрос.

Для чего допрашивать Порошенко и при чем здесь Портнов? Допросить Петра Порошенко должны были 17 июля. Но он не появился.

«Сейчас ГБР расследует 11 уголовных производств по заявлениям различных граждан о возможных неправомерных действиях высших должностных лиц нашего государства. Но я хочу подчеркнуть: в этих уголовных производствах не было никому объявлено подозрений», — сообщил после директор ГБР Роман Труба.

Часть из этих 11 производств открыли по заявлению заместителя Администрации президента Януковича Андрея Портнова.

Бывший заместитель Администрации президента беглого Януковича Андрей Портнов возле здания НАБУ, Киев, 22 июня 2019 года
Фото:

страница в Facebook

Вмешивается ли ГБР в политику? Директор Госбюро расследований Роман Труба уверяет: «орган аполитичный». Однако представители общественности этим словам не верят.

«С начала создания ГБР в 2017 году его руководство было политически зависимым. Сначала от «Народного фронта» и БПП. Потом — только от БПП. Сейчас Порошенко отошел в прошлое и руководство ГБР ищет себе новых патронов», — утверждает Громадскому основатель общественной организации Statewatch Александр Леменов, который следит за формированием ГБР с самого начала.

«То, что сейчас делается в ГБР относительно Порошенко, больше похоже на политическое преследование. У Порошенко очень высокий антирейтинг. И в ГБР думают, что если они откроют производство, то их будут поддерживать, особенно будет поддерживать нынешнее руководство государства», — уверяет Леменов.

Директор Государственного бюро расследований Роман Труба во время пресс-конференции в Киеве, 20 декабря 2017 года
Фото:

Гонтар Владимир/УНИАН

Почему правоохранители активизировались против Порошенко?

Такую активность правоохранительных органов относительно предыдущего президента и его окружения адвокат и бывший член Совета общественного контроля при НАБУ Злата Симоненко объясняет Громадскому как «желание быть полезными».

«И ГБР, и НАБУ, и Нацполиция. Все они к моменту выборов президента не были такими активными. Большинство органов правопорядка осуществляли повседневную работу: задерживали кого-то, но особо громких разоблачений не было. Сейчас же они очень активны», — убеждена адвокат.

«Вы должны понимать, что у нас нет независимых органов. Все они, так или иначе, присматривались к новому руководству государства. Выжидали, смотрели, как ведет себя политическая среда. Если позволяет, то можно и проводить подобные следственные действия», — в беседе с Громадским уверяет нардеп Виктор Чумак, член Нацсовета по вопросам антикоррупционной политики.

Все собеседники соглашаются — вряд ли стоит искать по делам о Порошенко прямых политических указаний от новой власти. Однако активизация их работы, еще накануне парламентских выборов, играет в несколько направлений, которые выгодны всем участникам процесса:

  • Новой власти. Ведь борьба с Порошенко и его соратниками — ныне популярный запрос общества. Согласно опросу КМИС в июле, отрицательно к пятому президенту Украины относятся 70,9% опрошенных.
  • Правоохранителям. Предвыборный период — лучшее время для того, чтобы прорекламировать свою деятельность. Медиа в этот период активны и откликаются на различные пресс-релизы, особенно когда они касаются одного из участников избирательного процесса. Особенно когда это не переизбранный президент Украины.
  • Порошенко и «Европейской солидарности». Борьба против предшественников активизирует электорат пятого президента, боится реванша и считает уголовные производства примером такого реваншизма. В ЕС уже назвали обыски «срежиссированным спектаклем для дискредитации». И обвинили во всем Медведчука, Мураева и Коломойского.
Поделиться: