ГБР, НАБУ, САП и ГПУ — это аббревиатуры украинских правоохранительных органов. Рогоза, Жуков, Гладковский — это фамилии из резонансных журналистских расследований о коррупции в оборонке. Громадское разобралось, какие дела расследуют первые против вторых.

Василий Пехньо


ГБР, НАБУ, САП и ГПУ — это аббревиатуры украинских правоохранительных органов. Рогоза, Жуков, Гладковский — это фамилии из резонансных журналистских расследований о коррупции в оборонке. Громадское разобралось, какие дела расследуют первые против вторых.

После первых серий расследования команды «Наши деньги с Денисом Бигусом» о коррупции в оборонной сфере от разных сторон звучали ответы: мол, ничего нового журналисты не рассказали, все факты известны и расследуются правоохранителями. Впрочем, из-за расследования на этой неделе собралась Временная следственная комиссия Верховной Рады.

Советник президента Украины Юрий Бирюков в Facebook написал, что в отношении коррупции в оборонке у военной прокуратуры есть пять уголовных производств, а Национальное антикоррупционное бюро занимается еще одним.

Давайте разберемся, что именно все они расследуют.

НАБУ

Национальное антикоррупционное бюро занимается делами незаконного обогащения и хищения имущества должностными лицами военных заводов в составе государственного концерна Укроборонпром. В 2016 году оно открыло уголовное производство по фиктивным поставкам несколькими компаниями запчастей для Харьковского бронетанкового завода. Среди них была и «Оптимумспецдеталь» — компания из расследования «Наших денег». Руководили ею, говорится в расследовании, те же Рогоза, Жуков и Игорь Гладковский — сын экс-заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского, который тоже был в «схеме».

По версии НАБУ дело было вот в чем: завод продал сам себе имущество Минобороны, которое хранилось на его складах, как избыточное. Детективы НАБУ оценили ущерб от этой «схемы» в 56 млн гривен ($2 млн) и начали расследование. Но, как рассказал на заседании Временной следственной комиссии Назар Холодницкий — руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры, начиная с сентября 2016 года детективы НАБУ стали сомневаться в перспективах дела и затормозили его.

Зато в НАБУ говорят: расследуем, уже открыто производство по Харьковскому бронетанковому заводу, и не только. Например, в марте 2018 года НАБУ направило в суд дело в отношении Львовского бронетанкового завода. Его чиновники подозреваются в растрате 28,5 млн гривен ($1 млн) при закупке запчастей для военной техники.

«Относительно фактов, о которых шла речь в первой и второй серии журналистских расследований, НАБУ открыло новое уголовное производство», — сообщил в комментарии Громадскому директор НАБУ Артем Сытник.

В упомянутых частях журналистских материалов есть злоупотребления с закупками высотомеров для самолетов по завышенным ценам и вообще существование схемы с контрабандой военных запчастей из России и последующей перепродажей их «бизнесменами» Рогозой, Жуковым и Гладковским-младшим предприятиям Укроборонпрома. 26 февраля, на следующий день после выхода первой серии расследования, НАБУ по этим фактам открыло производство.

Но актуальным вопросом к ведомству остается такой: объявят ли о подозрениях уже уволенному с должности первого заместителя секретаря СНБО Олегу Гладковскому?

ГПУ

Параллельно с НАБУ производством по деятельности «Оптимумспецдетали» в апреле 2016 года начала заниматься и военная прокуратура в составе Генеральной прокуратуры. При содействии налоговиков она расследовала неуплату налогов и фиктивность предприятий-прокладок Рогозы, Жукова и Гладковского-младшего.

На момент выхода журналистского расследования, по словам генпрокурора Юрия Луценко, производство находилось «на финишной прямой» и «отсчет шел не на дни, а на часы». А еще генпрокурор уверял, что по оборонке у ГПУ 480 открытых производств и дело «Оптимумспецдетали» — их малая составляющая: только 3% поставок с общим оборотом в 150 млн гривен ($5,5 млн).

«При этом установлен ущерб на 350 млн гривен ($12,9 млн)», — сказал на заседании Временной следственной комиссии Луценко, добавляя, что это предварительные данные, которые должны доказать следователи.

По всем же делам военная прокуратура объявила подозрения 112 людям, указал генпрокурор. В суд передали 111 производств.

«И у нас 77 человек, осужденных приговором суда», — добавил Луценко.

Юрія Луценко під брифінгу щодо поточних питань підготовки та проведення виборів президента України, Київ, 12 березня 2019 рокуЮрий Луценко на брифинге по текущим вопросам подготовки и проведения выборов президента Украины, Киев, 12 марта 2019 года. Фото: EPA-EFE/SERGEY DOLZHENKO

ГБР

Сформированное в ноябре прошлого года Государственное бюро расследований должно расследовать, в частности, преступления, которые совершают правоохранители.

В последней, четвертой, части расследования команды bihus.info журналисты доказывают, что деятельность Рогозы, Жукова и Гладковского-младшего покрывали должностные лица в четырех различных органах — военной прокуратуре, НАБУ, фискальной службе и Службе безопасности Украины. Одни выдавали «справки», что предприятия настоящие и действуют законно, другие закрывали уголовные производства или откладывали их в самые дальние уголки.

Как следствие — ГБР открыло производство по вероятным преступлениям правоохранителей.

«Сейчас открыто одно уголовное производство. О подозрениях еще речи не идет, потому что следователи должны изучить материалы дела», —пояснил директор ГБР Роман Труба.

Также по своим функциям Госбюро расследований должно изучать криминал еще и в действиях военных. Специально созданная в парламенте следственная комиссия сейчас изучает коррупцию в оборонке, о которой упоминается в расследованиях «Наших денег». Но полномочия этой комиссии более широкие: она должна сделать вывод о виновных в хищении военного имущества, начиная с 2004 года. Глава комиссии, народный депутат от БПП Иван Винник, заключает: «У ГБР может быть много работы. Вполне вероятно, что появятся новые производства».

Этот материал также доступен на украинском языке

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.

Поделиться: