Подозреваемый в убийстве Павла Шеремета Андрей Антоненко в зале Печерского суда Киева 13 декабря 2019 года
Фото:

hromadske

Отвод судьи, возгласы «Позор!» и «Юля, мы с тобой!». Так в течение 13 часов Печерский районный суд Киева избирал меру пресечения трем фигурантам дела об убийстве Павла Шеремета: Яне Дугарь, Юлии Кузьменко и Андрею Антоненко. 

Решение — круглосуточный домашний арест и содержание под стражей сроком на два месяца. Всем трем инкриминируют умышленное убийство. Им грозит до 15 лет или пожизненное лишение свободы. 

Сами же подозреваемые не признают вины и называют дело против них давлением на добровольцев и волонтеров. Детали из судебных заседаний — в нашем материале. 

Слежка

Около 9 часов утра 13 декабря у здания Печерского суда Киева караулят люди. В основном, это журналисты и группа поддержки подозреваемых Юлии Кузьменко, Яны Дугар и Андрея Riffmaster Антоненко. 

Именно они 12 декабря были названы подозреваемыми в убийстве журналиста Павла Шеремета 20 июля 2016 года. Предыдущей ночью у них прошли обыски. Среди тех, кого встречаем около суда и народные депутаты — Яна Зинкевич и Оксана Корчинская.

«Я здесь в первую очередь в поддержку Яны. Потому что я знаю, что она не могла быть в Киеве (16 и 18 июля 2016 года, когда, по данным следствия, Дугарь фотографировала камеры наблюдения возле дома Павла Шеремета — ред.). Насколько я знаю, она вообще впервые попала в город Киев в 2016 или 2017 году в отпуск. Я знаю Яну Дугар как операционную медсестру 66 госпиталя, которая потом, уже в конце 2016 года была прикомандирована к Авдеевской больнице нашими военными врачами и за три месяца вместе с нашими военными хирургами приняла 279 раненых», — говорит Оксана Корчинская.

В зал суда нас запускают около 12:00. Его заполняет группа поддержки, журналистам едва хватает места: 

«А откуда вы знаете, что завтра не заподозрят вас?», — спрашивают нас друзья Яны Дугарь и Юлии Кузьменко. А потом так сказать шутят: «В этом деле столько подозреваемых, что Шеремета можно было просто затоптать. Зачем подрывать», — восклицает подруга Юлии Кузьменко.

На наше замечание о неуместной шутке добавляет, что Юлия замечательный детский врач — кардиохирург: «Таких врачей всего три в Украине. Подумайте, зачем ей это нужно?». 

Подозреваемая Яна Дугарь (в центре) с адвокатами в зале Печерского районного суда Киева 13 декабря 2019 года
Фото:

hromadske

Следствие отметило, что перед тем как выйти на подозреваемых они отработали 20 групп, 80 миллионов телефонных разговоров, исследовали видеозаписи с 221 камеры наблюдения.

Первой в зал заводят Яну Дугарь — медсестру 25-го батальона воздушно-десантных войск. Она много улыбается и не отвечает ни на один вопрос журналистов. По данным следствия, именно Яна Дугарь была привлечена к преступлению Юлией Кузьменко и Андреем Антоненко, и 16 и 18 июля 2016 года она на улице Ивана Франко отслеживала камеры и расположение авто, на котором передвигался журналист. 

Следствие считает, что Яна входила в организованную преступную группировку Андрея Антоненко, который создал ее, будучи в АТО и «увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя превосходство арийской расы, размежевание общества по принципу национальной принадлежности, стремясь сделать свои взгляды объектом внимания общественности». 

Они решили убить Шеремета, а вскоре готовили еще одно громкое преступление якобы для дестабилизации ситуации в стране. В частности, уверяют следователи, Андрей Антоненко был организатором и руководителем группировки: распределил между участниками роли, руководил их действиями, приобрел боеприпасы, обеспечил участников группы транспортом, устанавливал время совершения преступления, осуществлял сбор и анализ информации об объекте нападения.

Сама Яна отказывалась говорить с журналистами, однако ее защитник обнаружил несоответствие информации в деле, отметив, что с 3 июня по 29 сентября Яна была в военной части, где проводила операции. Однако на вопрос, покидала ли она военную часть, ни девушка, ни ее адвокаты не ответили.

«Зачем вы помогаете обвинению шить дело?», — спрашивает адвокат Яны. Также адвокаты заявляют, что фото, с которым сравнивали во время экспертизы Яну, сделано якобы в то время, когда Яна была за границей.

Также защита отмечает, что Яна сирота, а поручители уверяют, что впервые она попала в Киев в июле 2017 года, когда получала награду от министра обороны Степана Полторака. 

Всего за участие в боевых действиях Дугарь получила несколько наград, среди которых орден «За мужество» III степени и медаль «За оборону Авдеевки».  

Суд уходит в совещательную комнату и через несколько минут выносит решение — круглосуточный домашний арест. Теперь Яна должна поехать по месту прописки в Новомосковск Днепропетровской области. Адвокаты обещают, что обжалуют решение.

Подозреваемая Яна Дугарь (вторая слева) с адвокатами в зале Печерского районного суда Киева 13 декабря 2019 года
Фото:

hromadske

Взрывчатка

«Юля, мы с тобой!», — такие возгласы раздаются во время конвоирования в зал второй подозреваемой — Юлии Кузьменко. В зале аплодисменты. Затем звучит гимн Украины. Подозреваемая, положа руку на сердце поет со всеми.  

Адвокат заявляет отвод судье Сергею Вовку, подчеркивая, что он может быть предвзятым, потому что уже давал разрешение на проведение обысков. 

Сергей Вовк в 2012 году приговорил Юрия Луценко к четырем годам якобы за незаконное празднование Дня милиции во дворце «Украина». Впоследствии это решение Европарламент назвал несоответствующим международным стандартам судебного процесса. Также судья Вовк председательствовал в коллегии судей, которая приговорила к пяти годам бывшего исполняющего обязанности министра обороны Валерия Иващенко. Его признали виновным в злоупотреблении служебным положением при подписании в 2009 году приказа о реализации имущества Феодосийского судомеханического завода в Крыму. Европейский парламент впоследствии признал Иващенко осужденным по политическим мотивам.

Судью Вовка пытались привлечь к уголовной ответственности и лишали судейской неприкосновенности. В частности, по версии прокуратуры Киева, в 2015 году судья незаконно лишил гражданина права собственности на имущество. Тогда Сергея Вовка временно отстранили, однако в 2016 году он вернулся на работу.

Судья Сергей Вовк в зале Печерского райсуда Киева 13 декабря 2019 года
Фото:

hromadske

Отвод Вовка не удовлетворяют. Рассмотрение дела продолжают. Прокуратура просит арестовать Юлию на два месяца, подчеркивая, что она, будучи членом преступной группы, осуществляла визуальное наблюдение за Павлом Шереметом. А 20 июля примерно в 2:34, заявляет следствие, Юлия прибыла на улицу Ивана Франко и около дома №12 прикрепила взрывчатку на днище автомобиля Subaru, которым пользовался Павел Шеремет. 

В деле указано, что с собой Юлия имела рюкзак со спортивным костюмом. Примерно в 7 часов 20 июля она прибыла на улицу Ивана Франко и на территории заброшенного дома №17 переоделась в него. Примерно в 7:21 она подошла к дому №12, в котором проживал Шеремет, и начала наблюдать за автомобилем Subaru. Около 7:42, Кузьменко, увидев, что Шеремет вышел из дома и сел в авто, вернулась к заброшенному дому, где продолжила наблюдать за машиной. 

В это время Шеремет начал ехать к перекрестку с улицей Богдана Хмельницкого. Убедившись, что автомобиль отъехал на безопасное от нее расстояние, Кузьменко, по версии следствия, дистанционно осуществила взрыв автомобиля. После чего переоделась в прежнюю одежду и покинула место преступления. 

Отрицая суть обвинений, Юлия и ее защита просили допросить по делу ее бывшего официального мужа, который якобы должен был подтвердить, что она была дома в ночь с 19 на 20 июля 2016 года, а также директора больницы, в которой работает подозреваемая. Женщина утверждает, что уже около 7 часов утра 20 июля была на рабочем месте, а о взрыве прочитала из новостей: «У меня рабочий день начинался с 8 утра. Я вообще впервые прочитала тогда о Шеремете», — сказала Юлия.

Подозреваемая Юлия Кузьменко в зале Печерского суда Киева 13 декабря 2019 года
Фото:

hromadske

Аудиозаписи, обнародованные МВД во время брифинга, женщина называет «вырванными из контекста»: «А можно было предоставить все записи? Это такой бред. Мы сидели с девушками, общались. И я говорю: „Полиция уже майдановцев не бьет. Надо побегать за ними, чтобы избили“. Я уже не помню разговора. Мы посмеялись на эту тему, потом говорили о чем-то другом. Я даже не помню, не обсуждали ли мы какие-то интимные моменты. Я бы хотела, чтобы все услышали полную запись», — сказала Юлия.

Также женщина подтверждает, что 21 июля была на концерте Антоненко: «Да, после работы. Я впервые пошла на концерт Riffmaster со своим ребенком. Я не настолько цинична, извините, чтобы убить человека, прооперировать детей, а затем пойти на концерт», — сказала женщина. 

На вопрос, почему ее подозревают, она отвечает коротко: «Надо уже уничтожать и волонтеров. С добровольцами все нормально так прошло, надо переходить на волонтеров», — сказала подозреваемая. 

Владислав Добуш, адвокат Кузьменко, раскритиковал аргументы следствия: «Все дело основывается исключительно на фантазии следователя. Если была группа — почему и как вы это установили? Негласные следственно-розыскные действия, оперативная информация должна быть хотя бы приобщена. Проводили подготовку? Где те, кто приобрел взрывчатку, когда? Надо, чтобы были указаны лица, и по каким критериям их идентифицировали. Этот вопрос объективности. Чтобы у любого стороннего наблюдателя не оставалось сомнений».

Во время своей речи в суде подозреваемая отметила, что в Министерстве внутренних дел во время брифинга, назвав ее фамилию, нарушили презумпцию невиновности, что «разрушило ее жизнь». Также она добавила, что будет доказывать невиновность, требуя дополнительных экспертиз, следственных действий и проверки на полиграфе.

Судья удовлетворил ходатайство Генпрокуратуры, женщину арестовали на два месяца.

Координация

«Позор!», — кричат ​​собравшиеся в зале друзья Юлии Кузьменко после объявленного решения об аресте женщины. В это время в зал заводят третьего подозреваемого — музыканта, добровольца, волонтера Андрея Антоненко известного, как Riffmaster. Ему аплодируют, а через несколько минут из бокса он пересаживается к адвокатам.

Накануне они пытались заявить отвод судье Сергею Вовку. На наши вопросы о том, где он был в ночь с 19 на 20 июля, Антоненко говорит: «В Ворзеле в бане, затем играл концерт в Пассаже. И моя внешность совсем иначе выглядит, чем внешность человека, с которым меня пытаются сопоставить». 

И добавляет, что про Шеремета узнал только во время обысков и не имеет никакого отношения к этому делу: «Знайте, что если я признаю вину, то это было силовое давление или пытки».

На вопрос, почему подозревают именно его, отвечает: «У меня нет ответа. Не знаю. Видимо, что-то в Фейсбуке не то написал, как и Юлия Кузьменко».

Адвокат подозреваемого Константин Татарченко отмечает, что дело открыто необосновано: «Я думаю есть указание из Министерства внутренних дел, из других провластных кабинетов, чтобы это преступление было раскрыто до конца 2019 года», — сказал защитник.

В то же время, в прокуратуре отметили: следствием установлено, что накануне обысков у Антоненко он передал мину МОН-50 на хранение другому человеку. Эту мину изъяли. 

Следствие утверждает, что им уже известен инициатор преступления, впрочем, сейчас идет сбор доказательной базы для заведения на него уголовного дела.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile