«Все к лучшему», — повторяешь себе в очередной критической ситуации. Но когда обнародовали стенограмму переговоров президента США Дональда Трампа с президентом Украины Владимиром Зеленским, это не сработало. Потому как что же здесь может быть «к лучшему»?

Очевидно, что рассчитывать на реальную поддержку Белого дома в защите от России не стоит. Да и президент Украины в телефонном разговоре выглядит, мягко говоря, не очень достойно: поддакивает, пытается понравиться, негативно говорит о лидерах Германии и Франции, а также об американском после в Украине.

Это удар по отношениям с Западом? Ссора с Демократической партией США? Токсичность украинского вопроса для американского политикума?

И пока аналитики из Вашингтона пишут мне с сочувствием: «Он не мог иначе, с Трампом говорят так», появляется сообщение об отставке спецпредставителя США по вопросам Украины Курта Волкера — человека, которому все же доверяли.

События разворачиваются дальше, и вот публикуются смс адвоката Трампа Рудольфа Джулиани: он ставит условие — чтобы первая встреча Трампа с украинским лидером состоялась, политический оппонент нынешнего американского президента, бывший вице-президент Джо Байден, должен быть втянут в коррупционный скандал.

Дальше — больше. Обнародуют смс-обмен представителя США в Европе с Куртом Волкером и советником Зеленского Андреем Ермаком. А потом еще и реакцию поверенного США в Украине и экс-посла Уильяма Тейлора.

Несмотря на то, что вынужденно подглядывать за чужой перепиской крайне неприятно, все же немного успокаиваешься: украинская власть в этой истории всячески пыталась выкрутиться.

Разговору 25 июля 2019 года предшествовали довольно однозначные сигналы от ряда ключевых чиновников США, что Украине с Джулиани надо считаться. Поэтому у Зеленского есть больше оправданий, почему он говорил с Трампом в таком тоне.

Да и в течение почти двух месяцев после печально известного разговора в итоге не было пресс-конференции, на которой Зеленский сделал бы то, что от него хотел Трамп: «рассмотрел» расследование против Байдена (его не существует) или вмешательство Украины в выборы в США (которого тоже не было по крайней мере из-за того, что факты, на которых основывается дискурс команды Трампа, не соответствуют действительности).

Но есть вещи, которые точно не могут быть «к лучшему». Сразу после избрания Трампа как в Киеве, так и в постсоветских властных кабинетах были те, кто выдохнул с облегчением. Несмотря на ненадежность Трампа в отношениях с Путиным, стало ясно, что президент США не будет постоянно говорить о защите свободы слова и выступать против нарушений прав человека.

Да, Госдеп США продолжал делать заявления и следить за преступлениями против активистов. Но без авторитета президента США.

После последнего скандала Соединенные Штаты, которые годами финансировали многочисленные программы по борьбе с коррупцией в Украине и на постсоветском пространстве, в глазах части украинского общества и международного сообщества потеряли легитимность даже поднимать эти вопросы и ставить условия. Даже странно, что под посольством США нет толпы с лозунгами: «Нет давлению на независимую Украину!», действительно оправданными в данной ситуации.

По большому счету, времена давления на власть по принципу «сэндвича» — между западными партнерами, которые дают деньги, и гражданским обществом, которому доверяет Запад, — кончились.

Как и должно было бы уменьшиться доверие Зеленского к Западу.

Речь идет даже не о том, что Белый дом и не думал согласовывать с президентом Украины публикацию разговора, а адвокат Трампа Джулиани даже не подумал, что, публикуя в твиттере смс советника президента Украины, не следует обнародовать на весь мир его номер телефона.

В сериале «Слуга народа» президент Голобородько грубо противостоит циничным представителям западных организаций. Этот посыл из художественного фильма вызвал страх у западных экспертов. Поэтому всю весну накануне и во время президентской кампании они пытались понять, что из сериала — правда. К их счастью, большинство личных встреч с Зеленским показало, что все иначе — никакого неуважения или недоверия тот не демонстрировал, даже наоборот.

И вот на второй месяц работы новый президент, команду которого и так обвиняют в определенном цинизме и отсутствии принципиальности в подборе кадров, противопоставляя ему демократический западный идеал, требуя от него прозрачности и кристальных качеств, попадает в реальную конспирологическую историю.

А внешние партнеры играют грязно и не по правилам: президент США использует свою должность с личной политической целью, оказывая давление на президента другой страны, находящейся в состоянии войны. При таких обстоятельствах любая критика из-за океана или даже Европы, скажем, насчет экс-адвоката Игоря Коломойского Андрея Богдана, который занял ключевой пост в Украине, звучит как двойной стандарт.

Потому что кто посмеет сказать, что Трамп должен избавиться от дискредитированного Джулиани?

Или украинский президент почему-то должен придерживаться более идеалистической кадровой политики, чем Трамп?

Потеря морального ориентира для Украины и ситуации, которую можно было бы адаптировать, объяснив, что в мире таки существуют правила игры, имеет длительный вред. И здесь нет ни одного «к лучшему».

Возможно, Зеленский поймет, что глубоко обеспокоенная Европа (хотя она более принципиальная и осторожная в коммуникациях) таки более надежный и порядочный союзник, чем Вашингтон с Трампом в кресле.

Вот только здесь подключились и украинские любители теории заговоров, которые пытаются создать конспирологическое облако вокруг «формулы Штайнмайера», Минских соглашений или деятельности ОБСЕ. Всего того, что на самом деле не было засекреченным и в деталях чего при желании можно было разбираться все эти четыре года.

Возможно, таки поддавшись давлению украинской экспертной среды, которая восстала против Минских соглашений, Зеленский — если успеха в переговорах в Нормадському формате не будет — согласится с мнением, что «и немцы с французами хотят втянуть Украину в какое-то непонятное соглашение с Россией, чтобы просто отменить санкции, которые мешают работать их компаниям».

«Но по крайней мере украинский президент выглядит лучше американского», — читаю мейл от еще одной влиятельной колумнистки. В краткосрочной перспективе это, вероятно, к лучшему. Но это больше говорит об Америке, которую мы потеряли, чем о нас.

Поделиться: