Пресс-марафон с президентом Украины Владимиром Зеленским, архив
Фото:

Офис президента

За несколько дней до отставки правительства президент Украины Владимир Зеленский дал большое интервью британскому изданию The Guardian. А уже после отставки успел поговорить с американским агентством Bloomberg. Последний раз он давал интервью западным журналистам в декабре 2019-го: тогда американское издание TIME впервые поместило на свою обложку украинского президента.

Что Зеленский думает о США и Трампе, России и Путине, ЕС и Меркель с Макроном, как объясняет смену правительства? Hromadske собрало ключевые тезисы из новых интервью.

О работе президента

Об управлении страной: быть президентом и играть его роль — «очень похожие» вещи. Но «на самом деле, проблем больше (когда ты действительно президент — ред.). Они катастрофические. Появляются, извините за выражение, как прыщи у восемнадцатилетнего. Не знаешь, когда и где они появятся».

О том, может ли его кампания стать примером для других стран: «Уверен, что может, особенно там, где люди устали, крутятся как белки в колесе, и где долгое время одни и те же люди при власти с большими финансовыми ресурсами. В таких местах, где люди стремятся глотнуть свежего воздуха, это должно сработать».

О своем рабочем кабинете: «Не могу здесь даже сидеть, это ужасно. Предыдущие владельцы чувствовали себя в этом окружении как дома, я так догадываюсь». Он также отметил, что переехать не может, потому что это потребует много средств налогоплательщиков.

Об изменениях во власти

О смене правительства: «Мы должны реагировать на эффективность Кабмина. Когда вы делаете такие изменения в стране, то не можете потерпеть неудачу. Это не о личных рейтингах или возможности лишиться власти, а о том, что у Украины может больше не быть возможности это сделать».

О возможной смене руководства НБУ: «Не планирую менять никого в этой стране, кто работает честно и эффективно. Но мы согласовали с Нацбанком некоторые вещи, которые они могут делать. Если они это сделают, это означает, что они эффективны. Я до сих пор жду».

Об олигархах

О прошлом новоназначенного премьер-министра Дениса Шмыгаля в компании Ахметова: «Они (олигархи — ред.) обладают 70-80% активов страны. Каждый менеджер в Украине работал на одного из них или как-то связан с одним из них. Они нанимают лучших — мы должны это понимать».

Об отношении к олигархам: «Я хочу, чтобы они были статистами, а не главными актерами». Зеленский говорит, что не относится по особому к Игорю Коломойскому несмотря на их длительное знакомство. А покупку Ринатом Ахметовым поместья во Французской Ривьере за 200 млн евро считает «неуместной».

«Если мы выбрали демократию, то, конечно, не можем вешать людей. Хотя! Иногда действительно хочется. И знаете почему? Потому что так было бы быстрее. Гораздо быстрее... Конечно, мы шутим».

О США, Трампе и импичменте

Об импичменте: «Думаю, Украина прошла через эту историю гордо, с поднятой головой».

О визите в Белый дом: «Мне сказали, что он еще готовится. Мне трудно это слушать. Я человек, который работает в соответствии с дедлайнами. Наши дипломаты обсуждают его (визит — ред.) с американскими дипломатами. Хотелось бы, чтобы у нас была плодотворная встреча».

О том, считает ли Трампа примером для подражания: «Я не пытаюсь играть роль. Мне комфортно быть собой и говорить, что я думаю. И в этом, он (Трамп — ред.) на самом деле был примером — как можно выиграть, не используя стандартный формат».

О войне, Путине и России

Зеленский уверяет, что спасение жизней весит больше, чем территориальные приобретения: «Для кого все это делается? Для людей. Какой смысл возвращать нашу территорию, если погибнет миллион человек?»

О саммите «нормандской четверки» 9 декабря: он был прежде всего о деталях Минских соглашений, но «было и несколько эмоциональных моментов». Например, когда Путин начал жаловаться на «радикальных украинских националистов», Зеленский отметил, что и в России есть радикалы.

О возможности заключения соглашения по поводу завершения войны: «Время уходит. Правительство может потратить год на всю сделку (о завершении конфликта — ред.). Потом она должна быть заключена. Дольше — запрещается. Если так будет продолжаться дольше, нам нужно будет изменить формат и выбрать другую стратегию». Какую именно стратегию — не уточняет. Год, говорит Зеленский, отсчитывается от саммита «нормандской четверки».

О будущем президенте в России: «Конечно, там будет новый президент. Конечно, это произойдет. Каким будет этот президент, я не знаю. Но мы же знаем, что все тоталитарные режимы заканчиваются одинаково».

О том, будет ли в России «кровавая революция»: «Я не хочу, чтобы люди где-то умирали. Но мы должны понимать: если и дальше сжимать пружину, то рано или поздно она не выдержит».

О европейских странах

Об ожидании членства в ЕС: «Мы должны дать людям уверенность, что Европейский Союз ждет Украину... Люди на самом деле не верят словам. Точнее, люди верят словам только определенный отрезок времени».

О выходе Великобритании из Европейского Союза: «Представьте себе группу людей, которые совместно за столом хорошо проводят вечер. Если кто-то не хочет сидеть за столом, то он точно испортит всю атмосферу. А есть люди, которые стоят за дверью, звонят и стучат в дверь, а им через щель говорят: «Да, приглашаем присоединиться, но приходите в следующий раз!». И даже когда те посиделки заканчиваются, они все еще стоят снаружи и стучат».

О семье

«Это трудно. Им не нравится моя работа». Жена Зеленского, по его словам, предпочитает оставаться не публичной. 16-летняя дочь «в том возрасте, когда человек обычно наиболее свободный. Для нее это (постоянная охрана — ред.) неприятно на человеческом уровне». Семилетнему сыну, наоборот, работа отца нравится.

«На днях я пришел домой и говорю, почему со мной никто не здоровается. И слышу собственный голос по телевизору. Это была моя речь. И сын говорит: «Не отвлекай нас, мы смотрим президента!»

Поделиться: