Родные погибших в катастрофе рейса MH17 у мемориала памяти жертв трагедии, Нидерланды, 17 июля 2017 года
Фото:

EPA/REMKO DE WAAL/POOL

11 января Иран признал, что украинский самолет Boeing-737 авиакомпании «Международные авиалинии Украины» в Тегеране сбила его ракета. Катастрофа, унесшая жизни 176-ти человек, всколыхнула мир. Лидеры разных стран выдвигали свои версии случившегося, приобщались к расследованию и выражали соболезнования семьям погибших в катастрофе.

Но лучше всего их понимают те, кто терял самых близких в других авиакатастрофах. Родственники погибших в результате сбивания малазийского боинга в небе над Донбассом в июле 2014-го года начали писать свои слова поддержки в соцсетях. Это произошло еще до того, как Иран официально признал, что ошибочно сбил украинский самолет. Теперь параллель между двумя событиями стала более выразительной.

Несмотря на то, что официальное расследование катастрофы МН17 продолжается, а 9 марта начнется судебный процесс в Нидерландах, родственники погибших не надеются, что за свою жизнь услышат от России признания своей вины. До сих пор, даже при наличии доказательств, установленных Объединенной следственной группой, она отвергает любую свою причастность к преступлению.

По просьбе hromadske родственники погибших в катастрофе МН17 поделились своими впечатлениями — что почувствовали, когда узнали о падении украинского Боинга-737 и признании Ираном вины за катастрофу, — а также словами поддержки для тех, кто переживает мучительную потерю.

«Это боль, которую я хорошо знаю»

В катастрофе МН17 в 2014 году Нанда Турнье потеряла отца Хэнка Турнье. Вместе с ним погибла и его жена — Инеке Вестервельд Турнье. Они летели из Нидерландов, чтобы впервые посетить Нанду в Новой Зеландии, куда она только что эмигрировала.

«Когда я прочитала, что произошла катастрофа самолета Украинских международных авиалиний в Тегеране... мое сердце снова остановилось. Так же, как это уже было в тот ужасный день, когда сбили Боинг МН17, — говорит Нанда в комментарии hromadske. — Но на этот раз я очень надеялась, что это — только несчастный случай. Потому что с несчастными случаями может быть легче смириться».

Ранее в интервью Sydney Morning Herald Нанда рассказывала, как узнала о падении Боинга-777. Когда в четыре утра в тот день, когда должны были прилететь Хэнк и Инеке, громко зазвонил телефон, в первый раз она даже не услышала звонка. Когда телефон зазвонил во второй раз, она сказала своему мужу, чтобы тот взял трубку. «Кто знает, мол, что там произошло — может, самолет разбился», — так сказала тогда Нанда, не поняв сразу, что это было правдой.

Хэнк и Инеке Турнье с внуками, детьми дочери Хэнка Нанды Турнье
Фото:

из личного архива семьи

Еще до того, как Иран официально объявил, что это его ракета нечаянно попала в украинский самолет, потому что приняла его за вражеский объект, Нанда отметила hromadske, что это все «не похоже на несчастный случай, на ужасную случайность».

Она надеется, что в случае со сбиванием украинского самолета расследование будет быстрым и честным, а другие страны тоже приложат максимум усилий, чтобы как можно быстрее найти виновных и привлечь их к ответственности.

«Как мы говорили о катастрофе МН17: к сожалению, никто не имеет права изменить свою судьбу. Дорогие семьи тех, кого коснулось это большое горе, знайте — мое сердце с вами, потому что это боль, которую я уже хорошо знаю... Но никогда не сдавайтесь! Найдите утешение в своих близких и ищите поддержки среди тех, кто оказался в подобной ситуации. Сочувствую вашим потерям».

Нанда Турнье, дочь погибшего в катастрофе МН17 в 2014 году

«Люди умирают из-за бессмысленной войны»

Племянница нидерландца Робби Олерса, Дейс Олерс, погибла во время сбивания Боинга-777, когда направлялась на отдых в Индонезию вместе со своим парнем, Брайсом Фрейдриксом. Через несколько недель после аварии Робби ездил на место катастрофы, чтобы опознать останки Дейс. Тогда он рассказывал, как попал под обстрел, находясь в гостинице в Донецке.

Катастрофу украинского самолета в комментарии hromadske он называет трагедией, которая повторилась. «Это просто разрывает сердце на части — видеть, как люди теперь пытаются справиться с потерей самых дорогих. А мировые лидеры снова лишают их права на жизнь», — говорит Робби Олерс.

Он, как и Нанда, отмечает: главное, чтобы теперь дело не оставили нерасследованным, а за справедливость семьям погибших на борту Боинга МАУ в Тегеране стоит бороться так, как «мы боремся во имя Дейс и Брайса». Также Робби добавляет, что всячески поддерживает Украину.

«Эта ситуация — почти такая же (как и сбивание МН17, — ред.)... Бессмысленная война теперь развязалась из-за эго Трампа и амбиций Ирана. А гражданское население должно страдать. Сложные обстоятельства — самолет МАУ и жертвы на иранской земле. Ирану стоило отдать украинцам бортовые самописцы и не врать. А они намеренно лгали, потому что с самого начала знали, что виной всему ракета, а не неисправность двигателя».

Робби Олерс, родственник погибшей в катастрофе МН17

Силейна Фрейдрикс, мать погибшего Брайса Фрейдрикса, говорит, что кроме опустошения от того, что произошло с украинским самолетом, чувствует еще и дежавю.

«Вопрос был не в том, случится ли такое снова, а в том, когда это произойдет снова. Снова нет закрытия воздушного пространства, снова перелет над зоной конфликта. Снова столько семей в отчаянии», — написала Силейна на своей странице в Facebook. А когда появилась информация о том, что Иран признал свою вину, отметила, что эта весть заставила ее плакать. «Мы же ждем того, чтобы услышать те же слова от России — через пять с половиной лет после трагедии МН17».

Спрашиваем у Робби Олерса, верит ли он, что когда-нибудь Россия прибегнет к такому «жесту». Он говорит: «Пока Путин у власти — точно нет. Вероятно, лет через сто, а то и больше».

Мы существуем благодаря вам! Поддержите независимую журналистику — помогайте нам на Спильнокоште и присоединяйтесь к сообществу Друзей hromadske.
Поделиться: