Освобожденные из плена украинские моряки Денис Гриценко, Андрей Артеменко и Андрей Опрыско во время пресс конференции в Киеве, 12 сентября 2019 года
Фото:

Ратынський Вячеслав/УНИАН

12 сентября состоялась первая пресс-конференция освобожденных из плена украинских моряков, которых российские военные захватили около Керченского пролива 25 ноября прошлого года. Военные рассказали о своем самочувствии и деталях перехода, а также единогласно заверили, что решили оставаться на службе в Вооруженных силах. На пресс-конференции присутствовали капитан второго ранга и командир похода Денис Гриценко, командир буксира «Яны Капу» Олег Мельничук, старший матрос катера «Бердянск» Андрей Артеменко, и старший матрос катера «Никополь» Андрей Опрыско.

hromadske собрало их главные цитаты.

О переходе

По словам моряков корабли должны были передислоцировать еще летом, впрочем, задержали из-за обучения.

«Переход из города Одесса в порт Мариуполя был плановым: получили боевое распоряжение, ребята выполняли задачи по назначению. Был инструктаж, относительно возможных действий Российской Федерации? Да. Мы знали, куда мы идем, нас предупредили, что возможно будут и какие-то провокации и действия, я был к этому готов. Мы туда шли с мирными целями», — Денис Гриценко, капитан второго ранга, бывший военнопленный

По предварительной информации, для прохождения через пролив моряки должны были взять на борт лоцмана с российской стороны. Говорят, поняли, что его не будет, не сразу.

«Когда мы уже пришли в Керченский пролив, после того, как "Берег-25", Керчпортконтроль определил нам точку для ожидания прохода в Азовское море, мы встали в этой точке. Я вышел на Керчь, сказал, что это опасно, так как продолжаются попытки нападения на мои судна. Они сказали: «Идите на эти точки, мы вас трогать не будем». Мы пришли туда, и Береговая охрана РФ находилась рядом. Тогда, на мой взгляд, для РФ данная ситуация была непонятной, и они в неофициальной обстановке просили нас выйти за предлы 12-мильной зоны и ждать. А часа через 3-4 все переговоры завершились. Они, на мой взгляд, выработали стратегию и готовы были действовать по своему сценарию. Они, я думаю, уже понимали, что будут делать».

Моряки рассказали, что слова Береговой охраны РФ и Керчпортконтроля отличались. Последние взяли координаты моряков и давали подтверждение прохода, Береговая охрана тормозила его.

«Диалог был. Но, чтобы вы понимали, мы пришли ночью, они нас не заметили. На рейде было очень много вопросов — "Откуда взялись?". Давай туда другие силы подтягивать. И планово за четыре часа я вышел в эфир, дал координаты, когда мы будем заходить, дал точку, когда мы будем проходить 12-мильную зону, какой будет караван, какие суда будут идти. Нам поступили подтверждения, они есть до сих пор. И начали двигаться. Там были судна Береговой охраны, которые подчинены ФСБ РФ, а Керчпортконтроль — это как другое государство. Я говорю с Керчпортконтролем. Мне говорят: "Да, да, да. Какая у вас длина, ширина судна?". А параллельно по другому каналу Береговая охрана РФ говорит, что запрещает нам проход в 12-мильную зону, и нам нужно вернуться. Когда мы шли, Береговая охрана говорила, какие статьи мы якобы нарушили, что мы несвоевременно предупредили их о проходе и не берем лоцмана. А я сказал, что мы предупредили своевременно за четрые часа, и лоцмана я готов взять в любое время, в любой точке. Все, у них не прошло это. Через полчаса они вышли с другими предложениями — сейчас якобы временно закрыт район в связи с погодными условиями, поэтому мы вам не разрешаем движение. Хорошо, я попросил дать номер, которым был закрыт район, чтобы мы проверили и двигались. И в результате было сказано прямо: "Мы вам запрещаем проход! Не идите". И это говорили по связи люди из Береговой охраны. Кто там был, я не знаю, кто там сидел: представители власти, ФСБ или простые люди. А именно юридически "Берег-25", Керчпортконтроль, "Кавказ" — они нам ничего не говорили. Они запросили наши данные непосредственно для прохождения, дали нам точки, где нам ждать мирного прохода по каналу».

Командира похода Денис Гриценко объяснил, почему они не открывали огонь.

«Мы шли туда не с целью применения оружия, это был мирный переход. Нормы международного права, договор между Украиной и Россией. Эта ситуация, по моему мнению, не была предусмотрена ни одной стороной, ни другой. Это очень нештатная ситуация. Решение нужно было принимать на месте — здесь и сейчас. Да, я принял такое решение, если вы хотите это услышать».

Моряки поняли, что действия российских военных принимались ситуативно на месте:

«Когда все началось, мы вышли из Керченского пролива, и нам было еще 12 миль идти в нейтральные воды, были подготовлены аудиозаписи: "Вы нарушили государственную границу РФ". Когда мы шли на вход в пролив, нам просто говорили вернуться, никаких угроз, что будут применять оружие, не было. А после выработки стратегии, у них появилась команда — остановить нас всеми способами. Услышав этот записанный голос, я понял, что с ними нужно играть по тем же правилам. Я включил все станции по всем каналам, я знал, что там рядом находятся суда, там район якорной стоянки. И я в течение длительного времени говорил, что мы такие и такие корабли, идем на выход, никаких агрессивных намерений не имеем, выходим из Керченского пролива, оружие не применяем, то есть то, что они и просили — выходили. Но это было немножко не по их сценарию, и где-то в течение получаса были сбои. Но потом, насколько я понимаю, они повторно запросили, что им делать, и задача была одна — остановить нас».

О российской тюрьме, «судах» и уголовном «деле»

«Там есть время для размышлений и переоценки ценностей. На многое я посмотрел с другой стороны, переоценил. Не дай бог кому-то попасть в такую ситуацию, но она тоже научила немножко другой жизни».
«В настоящее время дело, которое завела Российская Федерация, оно продолжается. То есть фактически РФ выполнила условия трибунала, что она должна отдать моряков и корабли. Но там ничего не говорится о том, чтобы прекратить следствие. Оно продолжается, но без моряков. Насколько мне известно адвокаты продолжают там работать. Как это будет происходить, я не скажу, потому что это не мой уровень компетенции. Если потребуется — будем свидетельствовать. На территории РФ нас никто не ждет уже. Поэтому, если и будет что-то, наверное в режиме онлайн».
«Что до первого времени после задержания. Это было психологической нагрузкой — давили всеми возможными способами. Выводили ребят, говорили, что вас уже посадили, вас послали на убой. Были психологи, которые говорили, что нужно кланяться в ноги судье, целовать мантию, говорить, что вы невиновны и тогда вроде будет хорошо. Но после того, как пришла коллегия адвокатов, была выработана стратегия, ситуация была стабильной и ребята понимали, что есть щит».
«Насколько мне известно, сейчас ведутся переговоры о возвращении катеров назад — это исполнение решения Трибунала. Мы их не отдавали РФ, они должны вернуть. У меня есть небольшой опыт 2014 года, когда мы перегоняли корабли из оккупированного Крыма, я в то время шесть единиц катеров перегнал. Я думаю, это будет экипаж для перегона. Будет приезд в РФ, досмотр судов, они будут буксиром выведены за 12-мильную зону, за пределы территориальных вод, и там уже будут переданы, наверное, как это было в 2014 году».

О поддержке

Моряки выразили слова благодарности украинской власти, а также российским волонтерам, которые занимались ими в РФ. В частности, поблагодарили недавно арестованного на 4 года Константина Котова, который регулярно передавал морякам передачи в СИЗО «Лефортово»:

«Этот человек помогал каждому из нас. Когда был апелляционный суд, мы с ним в одном автозаке ехали, и он говорил "Денис, привет! Ромка, привет!", Мы сначала не поняли, а только потом узнали что это наш активист, собрат»

Не забыли моряки и о поддержке со стороны журналистов:

«Я еще хочу поблагодарить средства массовой информации, потому что вы были для нас... Как говорится, "если к нам придут с мечом, мы ответим мечом и щитом". Вы были для нас нашим щитом. Сначала это была агрессия, по отношению к нам, как к людям, после того, как это уже было освещено в СМИ, ситуация изменилась на глазах и относиться к нам стали, так сказать, с опаской».

О получении жилья

После захвата моряков государство выдало родственникам ордера на квартиры, впрочем, они до сих пор их не получили. Ребята говорят, что их заверили — жилье предоставят в течение месяца:

«Вчера была встреча с начальником генерального штаба, этот вопрос был озвучен, и в течение трех недель вопрос будет решен, и ребятам вручат ключи непосредственно от этих квартир. Эти квартиры будут там, где находятся военнослужащие — в Одессе», — Денис Гриценко, капитан второго ранга, бывший военнопленный

О лечении

Раненый во время российской агрессии Андрей Артеменко рассказал, что первую медицинскую помощь ему оказали члены экипажа, а затем их направили в Керченскую больницу:

«Во время обстрелов я получил ранения нижних конечностей, руки и травму глаз. Первую медицинскую помощь мне оказали члены моего экипажа. Потом мы были направлены на один из катеров Береговой охраны РФ, где нам тоже была оказана первая медицинская помощь, дальше были транспортированы, так как у нескольких из нас были тяжелые ранения, в Керченскую больницу. Там оказывали помощь, не в полном объеме. Но первичную предоставили» — Андрей Артеменко, старший матрос катера «Бердянск».

О дальнейшей службе в ВМС Украины

По словам моряков все единодушно решили продолжать службу в море:

«Мы являемся военнослужащими ВМС Украины, и я этим горжусь. И другими ребятами. Если нужно будет сейчас поехать и выполнять задание — я готов это сделать и уверен, что другие ребята тоже. На сегодняшний день все 24 военнослужащих готовы продолжить службу в рядах ВСУ», — Денис Гриценко, капитан второго ранга, бывший военнопленный.
Поделиться: