Видео на украинском языке

Украинская сторона в Трехсторонней контактной группе в Минске согласовала текст так называемой «формулы Штайнмайера». Она предусматривает введение особого статуса на оккупированных территориях в день местных выборов. Если ОБСЕ признает их соответствующими стандартам организации, то статус будет закреплен на постоянной основе. Однако при каких условиях такие выборы могут состояться — стороны не согласовали.

В Нью-Йорке мы поговорили с генеральным секретарем ОБСЕ Томасом Гремингером и спросили у него, как будет проходить имплементация «формулы Штайнмайера» и как он оценивает шаги новой власти по урегулированию конфликта на востоке.

Как вы оцениваете первые шаги украинской власти относительно войны на Донбассе?

Очень положительно. На политическом уровне мы уже увидели реализацию мероприятий, которые придают уверенности — это обмен удерживаемыми лицами. Я считаю, это могут быть попытки наладить украинско-российские двусторонние отношения. На месте мы увидели на 75% меньше нарушений режима тишины с момента последней договоренности о таком режиме.

В общем, режим тишины больше уважают, чем в предыдущие разы. Мы увидели, что с 26 июня началось разведение войск в Станице Луганской — можно сказать, наконец! Это, в свою очередь, позволяет начать восстанавливать известный мост в Станице Луганской.

Мы также видим более позитивный и конструктивный настрой в Трехсторонней контактной группе, где встречаются пять подписантов Минских договоренностей. И я считаю, мы также близки к началу разведения войск в зонах II и III, это Золотое и Петровское.

Но чтобы сохранить эту положительную динамику — необходима постоянная политическая воля.

Можно ли было сделать эти шаги раньше?

Я считаю, изменения в правительстве дали новый сильный толчок, положительный импульс и политическую волю, которая вам необходима. Но сразу добавлю, что вам необходима политическая воля с обеих сторон, если вы хотите прогресса.

И я вижу сейчас эту волю у ключевых участников процесса — двигаться в направлении выполнения Минских договоренностей. Для меня это действительно свет в конце тоннеля.

Можно ли говорить, что смена правительства и является причиной, почему это произошло?

Вам всегда нужны проинформированные политические лидеры, у которых есть политическая воля к продвижению в мирном процессе. Это, среди прочего, означает идти иногда на уступки, которые необходимы для обратных шагов вперед. И я считаю, это именно то, что мы видим сейчас.

Как вы понимаете «формулу Штайнмайера» и какова роль ОБСЕ в ее имплементации?

Что ж, «формула Штайнмайера» — это действительно предложение о порядке выполнения определенных мер, предусмотренных Минскими договоренностями. Она определяет, что специальный статус вступает в силу после того, как пройдут местные выборы. Сначала на временной основе, а затем, после признания выборов соответствующими международным стандартам ОБСЕ и украинскому законодательству, закон вступит в силу на постоянной основе.

БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека — ред.), экспертный центр ОБСЕ, должен предоставить выводы — отвечали ли выборы стандартам.

Какими должны быть предпосылки для этих выборов?

Я начну с безопасности. Я считаю, вам необходимы честные условия безопасности, нужен стабильный режим тишины. Но этого явно недостаточно. Нам необходима свобода передвижения, нам нужна свобода собраний, свобода слова — это все необходимые элементы для создания условий, в которых выборы можно будет рассматривать как свободные и честные.

В отчетах специальной мониторинговой миссии ОБСЕ мы продолжаем видеть, что доступ к территориям, контролируемым боевиками, блокируется. Почему? Что они хотят помешать вам увидеть?

Я бы не хотел спекулировать относительно будущего, но я уверен, что ограничение свободы передвижения останется в нашей будущей работе.

Это всегда препятствие прозрачности. И если я вижу такие препятствия, у меня сразу возникает подозрение, что это попытка что-то скрыть от нас и от международного сообщества.

автор: Кристина Бельските
Поделиться: