Посол США в ЕС Гордон Сондланд дал показания комитету Палаты представителей Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия, США, 17 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/JIM LO SCALZO

Владелец отелей, который пожертвовал $1 млн в предвыборный фонд Трампа — это о нынешнем после Соединенных Штатов в Европейском Союзе Гордоне Сондланде. 5 ноября обнародовали стенограмму его показаний перед Конгрессом по делу об импичменте американского президента.

Поверхностное прочтение стенограммы может создать впечатление, что Сондланд или сознательно умалчивает детали формирования «теневой» политики США в отношении Украины, или действительно их не помнит. Можно сбиться со счета, сколько раз он употребил выражение «I don’t recall» («Я не помню»).

Впрочем, 4 ноября — за день до публикации стенограммы — юрист Сондланда направил дополнение к его показаниям, которое и наделало так много шума, потому что там почти прямо посол признает факт так называемого «quid pro quo» (с латыни — «услуга за услугу») : для размораживания военной помощи от США Украина должна расследовать дела, связанные с политическим конкурентом Трампа Джозефом Байденом и вероятным вмешательством в выборы в США 2016 года.

Но внимательное прочтение 379 страниц показаний вскрывает ряд интересных деталей — не только американской внешней политики относительно Украины, но и относительно стратегии Республиканской партии в контексте импичмента Трампа. Hromadske коротко пересказывает важнейшие моменты из стенограммы показаний Гордона Сондланда.

Украинское направление — основное... но не для Трампа

Может показаться странным, что вопросом внешней политики США в отношении Украины занимается американский посол в ЕС. Впрочем, Сондланд объясняет: свою «украинскую» деятельность считал главной для продвижения отношений США и Евросоюза, поскольку у них было удивительно мало противоречий по этому вопросу.

Кроме того, Сондланд еще и поддерживал американо-украинские отношения во время отсутствия посла (Мари Йованович покинула Украину в апреле 2019 года и официально ушла с должности в — «чтобы украинцы и дальше были довольны и поддерживали контакт с США».

Также посол фактически подтвердил слова как Тейлора, так и Волкера о существовании неформального канала американской политики в отношении Украины. Его начало было положено 23 мая, когда члены делегации США, присутствовавшей на инаугурации Владимира Зеленского, встретились с Трампом в Белом доме.

Сондланд говорит: между ним, экс-спецпредставителем США по Украине Куртом Волкером и министром энергетики Риком Перри был консенсус, что Трамп должен как можно быстрее лично поговорить с Зеленским, в идеале — встретиться. Но не у президента США.

«Если бы была воля Трампа, мы бы все оттуда ушли и ничего так и не сделали по Украине. Ему не была интересна Украина», — уточняет Сондланд.

По словам посла США в ЕС, Трамп «скептически относился к серьезности Украины в вопросе реформ и борьбы с коррупцией». Поэтому на той же встрече американский президент направил Сондланда, Волкера и Перри к своему личному адвокату Рудольфу (Руди) Джулиани для решения этих вопросов.

«Джулиани изменил мнение Трампа относительно Украины»

Значительная часть свидетельств касается роли Джулиани в координации украинского направления американской внешней политики. Сондланд отзывается о нем преимущественно нейтрально, говорит, что не интересовался его интересами относительно Украины. Но еще во время вступительного слова замечает: «Ключевым лицом, которое изменило мнение Трампа относительно Украины, был Джулиани».

Когда речь заходит о заявлении относительно борьбы с коррупцией, которое должна была сделать украинская сторона, Сондланд фактически подтверждает, что процесс его согласования с представителями США происходил «исключительно из-за привлечения Джулиани».

Также Сондланд говорит, что считал личного адвоката Трампа выразителем пожеланий американского президента:

Вопрос: Так Вы все еще находились под впечатлением, частично из-за встречи 23 мая, что то, чего хотел Руди Джулиани относительно Украины, было тем, чего хотел президент [Трамп] относительно Украины?
Ответ: Это единственный логический вывод, который я мог сделать.

А в другом фрагменте Сондланд говорит о бессилии целого Государственного департамента перед волей Джулиани.

Вопрос: А как насчет Руди Джулиани — вы обсуждали его [с помощником Государственного секретаря]?
Ответ: Возможно. Опять же, люди часто улыбались, когда слышали имя Руди, потому что он вечно везде вертелся.
Вопрос: Да, но он был источником серьезных проблем в отношениях США с Украиной. Поднимли ли Вы этот вопрос перед...
Ответ: Слушайте, Государственный департамент прекрасно знал об этих проблемах, и он мало что мог с этим сделать, если президент [Трамп] захотел привлечь туда своего адвоката.
Президент США Дональд Трамп (справа) со своим адвокатом Руди Джулиани в клубном доме Международного гольф-клуба Трампа, Бедминстер, Нью-Джерси, США, 20 ноября 2016 года
Фото:

EPA/PETER FOLEY

«Что ни звонок — все Украина»

Посол США в ЕС в течение всего периода свидетельств будет уверять: во-первых, он был заинтересован исключительно в организации встречи Трампа и Зеленского (потому что они «сразу же поладят»), а, во-вторых, в силу специфики своей работы он очень мало был вовлечен в процесс принятия решений относительно Украины, в отличие от Волкера или Тейлора.

Сондланд даже начинает жаловаться, что все разговоры относительно Украины как с ее должностными лицами, так и с американскими коллегами «сливаются в одно целое, это было похоже на „День сурка“. Что ни звонок — одна и та же тема». Но определенная хронология событий из показаний посла США в ЕС все же вырисовывается.

Сначала как телефонный разговор, так и встреча Трампа и Зеленского рассматривались как события, которые не должны ставиться в зависимость от действий Украины. Кстати, телефонный разговор должен был состояться не 25 июля, а 20-го, и против него, по свидетельствам Сондланда, категорически выступал Совет национальной безопасности США (мол, в то время «было нечего обсуждать»), в том числе директор по вопросам Европы Александр Виндман, который тоже свидетельствовал в Конгрессе.

Перед 20 июля (когда и должен был состояться разговор Трампа и Зеленского) Сондланд говорил украинскому президенту, что тот должен сказать Трампу во время телефонного разговора — «сделать какое-то заявление о коррупции».

Директор по вопросам Европы Александр Виндман (справа) готовится дать показания комитету Палаты представителей Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия, США, 29 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/SHAWN THEW

«В принципе, „услуга за услугу“ — это неправильно»

После привлечения Джулиани тот начал требовать, чтобы Украина сделала какое-то публичное заявление относительно борьбы с коррупцией. Трамп, по словам посла, «был разочарован тем, что [украинцы] всегда обещают и никогда не выполняют. Это одна из причин, почему он так настойчиво хотел, чтобы Зеленский... публично обязался сделать то, что собирался» —бороться с коррупцией.

В какой-то момент — когда именно, Сондланд вспомнить не может — Джулиани начал конкретнее говорить о форме публичного заявления. В нем президент Зеленский должен был вспоминать два конкретных расследования: относительно компании Burisma и относительно якобы вмешательства Украины в президентские выборы 2016 года. Что интересно, Сондланд тогда не узнал ничего о Burisma, а всю информацию, связанную с вышеупомянутыми расследованиями, знает из недавних материалов в СМИ.

Как сам Сондланд относился к этим расследованиям? Во-первых, он не знал на тот момент, что дело Burisma касалась политического оппонента Трампа Байдена. Сейчас же, с учетом этого факта, посол считает такое расследование «неуместным». Во-вторых, хотя Сондланд и хотел бы организовать встречу президентов США и Украины без каких-либо условий, «законные предпосылки» были бы «приемлемыми». А в упомянутых расследованиях посол не видел тогда ничего незаконного.

Хотя, как он понял из общения с Волкером, в представлении Джулиани заниматься этими расследованиями должна была исключительно украинская сторона — без привлечения американских правоохранителей.

18 июля Сондланд узнал от Тейлора о задержке военной помощи США Украине. Дипломат заверил: не знал ни о задержке, ни об условиях предоставления военной помощи вообще. Но в принципе «задерживать помощь для давления на иностранное правительство... — неправильно».

В конце концов, Тейлор прямо сказал Сондланду о якобы зависимости военной помощи от расследования. Тогда последний позвонил Трампу и спросил: «Чего Вы хотите от Украины?»

Ответ был такой: «Я не хочу никакой „услуги за услугу“. Я хочу, чтобы Зеленский сделал правильную вещь» — воплотил в жизнь то, «с чем он баллотировался». Очевидно, имеются в виду обещания Зеленского бороться с коррупцией.

Кстати, упомянутое заявление о борьбе с коррупцией так и не было принято — как говорит Сондланд, «мы так и не дошли до момента, когда бы у всех было общее мнение» относительно него.

Временный поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор дал показания в следственном комитете Палаты представителей Конгресса, Вашингтон, США, 22 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/MICHAEL REYNOLDS

Во всем виноват ЕС и при чем здесь Fox News

Интересную информацию можно получить из вопросов, которые задавали Гордону Сондланду преимущественно республиканские члены Палаты представителей.

Например, Девин Нуньес, глава республиканского меньшинства в Комитете по делам разведки, вспоминает о так называемом досье Кристофера Стила — бывшего офицера британской разведки.

«Досье», сделанное накануне выборов 2016 года в США, содержит якобы обличительные факты относительно Трампа и, как считает Нуньес, оно было сделано с участием «Украины, политиков из Украины», что и стало причиной заинтересованности Трампа в расследовании «украинского вмешательства» в выборы 2016 года. Сондланд отказался высказывать свои соображения по этому поводу.

Другой, не менее странный момент возник, когда Сондланда как посла в Евросоюзе начали расспрашивать об особенностях предоставления ЕС помощи другим странам — ведь там тоже выдвигаются требования. Вопрос, кстати, задавал Марк Медоуз, который считается одним из крупнейших сторонников Трампа в Конгрессе.

Вопрос: То есть Вы имеете в виду, что у ЕС есть практика «quid pro quo» относительно помощи Украине?
Ответ: Не думаю, что это «quid pro quo». Думаю, это [борьба с коррупцией] — только одно из условий.
Вопрос: То есть у них есть условие на предоставление дополнительной военной помощи. То есть Вы говорите... что есть еще кто-то,... кроме Дональда Трампа, кто беспокоится из-за коррупции, и на основе этого этот кто-то может задержать иностранную помощь.

Еще раньше Сондланд сказал тому же Медоузу, что Трамп недоволен тем, как ЕС помогает Украине.

И смешной факт: когда у Сондланда спросили о форме публичного заявления Зеленского, он ответил, что оно должно было быть сделано «там, где президент Трамп его точно увидит» — на телеканале «Fox [News]», в программе «Tucker [Carlson Tonight ]». «Пусть протокол зафиксирует, что комната полна смеха», — сказал тогда демократ Джим Макдермот.

Конгрессмен-республиканец Марк Медоуз возле двери в ограниченную зону заседаний Палаты представителей США, Вашингтон, округ Колумбия, США, 26 октября 2019 года
Фото:

EPA-EFE/MICHAEL REYNOLDS

Что Сондланд думает об Украине?

Трижды за время свидетельств упоминалась компания Нафтогаз. По словам Сондланда, «о Нафтогазе говорят еще с начала моей работы с Украиной. Люди всегда говорят о проблемах с Нафтогазом». Но посол не знает, интересовала ли эта компания непосредственно Джулиани.

Дважды речь шла о Коломойском. Сондланд сказал, что знает о Коломойском из слухов, что тот — «плохой парень» и «помог Зеленскому в свое время или с бизнесом, или с предвыборной кампанией, но Зеленский пытался дистанцироваться от Коломойского, поскольку знал, что для страны это было самым лучшим вариантом».

Во второй раз Коломойского вспомнили, когда Сондланд комментировал слова Волкера об «отдельных кадровых вопросах» в их переписке — тогда речь шла о приближенном к Коломойскому человеке в команде Зеленского, без уточнения, кто это был.

Еще посол США в ЕС вспоминал несколько раз о серьезных проблемах Украины в борьбе с коррупцией, в том числе при власти . которая была до Зеленского.

В то же время Сондланду было жаль, что встреча Трампа и Зеленского зависела от все большего количества условий:

Ответ: Мы смеялись над Украиной, и мне это не нравилось.
Вопрос: Что Вы имеете в виду?
Ответ: Мы постоянно выдвигали новые условия для встречи, которая и так должна была состояться, потому что уже было отправлено безусловное приглашение (имеется в виду письмо Трампа от 29 мая — ред.).

А цель оказания помощи Украине Сондланд описал так: «Россия — это проблема. России надо противостоять. Что крепче мы держим в своих объятиях Украину, тем меньше влияния у России».

Поделиться: