Видео на украинском языке

Известный шоумен и телеведущий Сергей Притула, 30-й номер в списке партии «Голос», делает первые шаги в политике. Так получилось, что эти шаги он делает на костылях, потому что накануне сломал ногу — танцевал. Кандидатское удостоверение, говорит, положил дома на полочку — как напоминание о новом этапе в жизни, и утверждает, что в политике ему пока нравится все.

Сергей Притула рассказал Громадскому, что думает о своем будущем депутатстве, президенте Зеленском, рейтингах «Голоса», влиянии олигарха Виктора Пинчука и о том, почему не прекратит озвучивать мультики, даже если станет депутатом.

Удостоверение кандидатское с собой?

Оно лежит дома на полочке — как напоминание о том, что есть еще один этап в жизни.

Как уже можете оценивать этот этап? Что нравится, что не нравится?

Пока все нравится. Новая сфера для меня. Я к политике всегда был причастен, но не влезал глубоко, хотя регулярно те или иные силы звали в свои ряды. Но не было никакого ощущения, что это именно те люди, с которыми хочется идти в одном направлении и потом об этом не пожалеть.

Сейчас я оказался в команде тех людей, которым я очень симпатизирую, которые поддерживают меня, с которыми мы смотрим в одном направлении.

А рейтинги сегодняшние нравятся? Социология показывала 8% «Голоса», а вот вчера-позавчера вышли исследования КМИС и «Рейтинга», там в одном 6%, а в другом не дотягивает до проходного барьера.

Я думаю, что это не совсем соответствует реальному положению дел. По крайней мере, это единственный такой рейтинг, который я видел за последний месяц.

Но оба показывают, что динамика пошла вниз.

До выборов еще больше недели, чаши весов будут шататься в разные стороны. Наша задача сейчас — закусить удила, как кузнечики, и дальше делать свое дело. Эти колебания рейтингов меня не очень смущают, потому что я очень уверен в конечном положительном результате.

Если говорить о том, что есть запрос на новые лица. Вот, казалось бы, есть новая партия, нет олигархов, нет старых политиков, все то, что вы хотите. А нет высокого рейтинга. Это не смущает?

У нас просто есть сейчас на выборах одна партия, которая старается максимально удовлетворить спрос людей на новые лица. Правда, эти люди берут не так своей харизмой, своим списком, как харизмой своего безоговорочного лидера Владимира Александровича Зеленского, который на своем авторитете и на своем бренде заводит этих людей.

Мы делаем акцент немного на другое дело. Мы не пытаемся эксплуатировать максимально или мой образ, мою популярность, или того же Вакарчука. Конечно, мы локомотивы этого списка. Но мы стараемся показать людям, что голосовать надо не за лидера, как это у нас всегда принято. У нас всегда именные партии и блоки. Ляшко, Тимошенко, Гройсмана, Порошенко и так далее. Мы пытаемся сказать: друзья, ознакомьтесь, пожалуйста, с нашим списком, посмотрите на наших специалистов.

Возможно, этот путь необычный.

И оказывается, что не так много людей, которым это нужно вообще.

Я считаю, что не надо пытаться понравиться всем. Надо четко выкристаллизовать свою целевую аудиторию, которую ты потом не разочаруешь. Самое страшное, что может быть — не оправдать надежд людей, которые тебя выбирают в парламент. А вот своей работой затем завоевать расположение тех, которые голосовали за другого, — вот это гораздо более интересная история.

Кандидат в народные депутаты от партии «Голос» на парламентских выборах Сергей Притула, Киев, 12 июля 2019 года
Фото:

Громадское

Работа в такой партийной структуре для вас, если сравнивать с работой в медиа, на коммерческих проектах, во многом отличается?

Да. Немножко более рутинно, откровенно говоря. Хотя если говорить о моей работе на телевидении, то само присутствие в кадре при съемке какой-то программы — это вершина айсберга. Например, съемкам шоу «Кто сверху» предшествуют девять месяцев подготовки. Девять месяцев мы работаем, чтобы потом за девять дней это все снять.

Так хорошо накладывается на избирательную кампанию и выборы.

Здесь, на самом деле, то же самое, довольно много рутины, но я рад, что люди, которые у вас за спиной, знают свой фронт работ, что они это делают не скучно. Здесь очень здоровая атмосфера.

А вот эффективность работы?

Эффективность мы увидим после 21 июля. Я точно знаю, что мы не работаем спустя рукава и не выезжаем только на авторитете Вакарчука. У нас каждый день первые 50 человек из списка где-то есть. От Славянска и Краматорска, до Херсона, Николаева, север, восток, запад. Люди постоянно мигрируют, это не броуновское движение (беспорядочное движение микроскопических частиц — ред.), оно не хаотично, оно четко расписано. Люди в полях.

Я, например, вчера был в Переяславе-Хмельницком. Пришли люди, и я по общению с ними понимаю, что в небольшие города к людям, которые годами, десятилетиями ходят на выборы, в принципе никто не приезжает, не видя в них какой-то перспективы. А с этими людьми нужно разговаривать. Нужно дать какую-то надежду на то, что будут положительные изменения.

Приходится учиться воспринимать правильно, что приходит человек, который в тебе видит единственную возможность выговориться, излить всю свою ярость и агрессию на все, что происходит в стране. И хотя я никогда не был во власти, я только претендую на то, чтобы туда попасть, во мне люди уже видят какое-то номинальное зло, на котором надо сорвать свои эмоции.

Вчера был очень показательный случай. Женщина достаточно громко выражала мне свое недовольство жизнью, что у нее такая жизнь из-за таких, как я. «Что ты думаешь, ты такой умный и мы все должны за тебя проголосовать?». Я спросил, почему именно на меня направлена агрессия, ведь я приехал объяснить, что мы, наша команда партии «Голос», собираемся делать в парламенте, чтобы сделать ее жизнь лучше той, которую ей делали те, за кого она голосовала раньше. Знаете, что сказала женщина? Она сказала: а я раньше ни за кого и не голосовала. Я на эти выборы никогда не ходила.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ все о внеочередных парламентских выборах

А вот что отвечать этой женщине? Что вы, Сергей Притула, будете делать в Верховной Раде?

Как минимум, ходить на работу.

Но этого мало.

Вы знаете, этого на самом деле не мало. Если вы посмотрите на присутствие депутатов в парламенте в пятницу...

Я смотрю, я знаю.

У меня, например, есть знакомый депутат, Борислав Береза, который регулярно делает селфи в конце рабочего дня в пятницу, на котором, как правило, 15-18 человек из 423, если не ошибаюсь, которые должны бы быть на рабочем месте. Поэтому мы и предлагаем изменения регламента работы парламента, за которые я буду костьми ложиться. Уже давно можно было ввести ту же сенсорную кнопку для индивидуального голосования, чтобы депутаты не скакали, как зайчики, по залу и не были многоруким Шивой, который успевает за восемь человек проголосовать. Должна быть ответственность за отсутствие на голосованиях. Ты должен ходить на работу.

Но этого все равно недостаточно. Вот вы для себя уже планировали комитет, в котором будете работать?

Вам ответить честно или чтобы понравиться зрителю?

Честно.

Честно — куда партия пошлет, туда Сережка и пойдет.

А так, чтобы понравиться?

Я себя считаю одним из рядовых бойцов партии. У нас в этом смысле достаточная демократия, и многие решения принимаются коллегиально. Я не буду своими индивидуальными предпочтениями ломать партийную стратегию.

Я себя однозначно хотел бы видеть в одном из трех комитетов. Первый — это свобода слова. Второй — это «оборонка». Третий — это, возможно, противодействие коррупции. Но у нас достаточное количество профессиональных людей по последнему направлению. Думаю, что они там могут быть более полезными. Опять же, если Рома Костенко, который однозначно в проходной части списка, будет считать, что он максимально полезен в комитете обороны, то пусть лучше он идет.

Достаточно ли быть просто классным пацаном, приходить на заседание, быть в комитете? Или все-таки в той же «оборонке» надо глубже разбираться? Вот у Вакарчука было два эфира неделю-две назад — с Тимошенко и Гриценко. И оба были, мягко говоря, для него не очень успешными. Потому что Тимошенко его затянула на свою территорию — тарифы, а Гриценко его начал ловить на цифрах — если вы не знаете цифр, нечего идти в политику.

Я понимаю, что у Анатолия Степановича есть большая проблема — он не понимает, какого черта у какого-то музыканта и какого-то комика гораздо более высокие рейтинги, чем у него, такого принципиального, честного офицера. Он не понимает, что любовь и доверие, которое мы завоевывали своей работой, не покупается за деньги и так далее. Она завоевывается годами своим честным трудом.

И когда вы, журналист, мне говорите, что Вакарчук нелепо выглядел в общении с Тимошенко, я хочу спросить у вас: почему вы так же продолжаете манипулировать этой картинкой? Ведь никто не копает немножко глубже, а воспринимает только поверхностно. Вакарчук мог и не знать, сколько стоит тысяча кубов газа, в отличие от человека, который подписывал такие газовые контракты, которые были еще недавно. $450 за тысячу кубов — это не Юлия Владимировна подписывала, которая с 1997 года в парламенте? С 1997-го — 22 года. Да, она на зубок знает — цена на гречку, капусту, картошку, газ и электричество.

Я не пытаюсь манипулировать. Но вы прекрасно видите, что это разошлось и разлетается, и другие партии очень заинтересованы в том, чтобы это распространять. Вы учите сейчас цифры бюджета? Сколько бюджет составляет?

Сейчас я с вами закончу общение, и меня ждут в офисе. Я буду заниматься тем же, чем я занимаюсь каждый божий день. Я поглощаю какие-то гигабайты информации, у меня скоро голова лопнет. Я стараюсь не поверхностно, а немножечко глубже разбираться в том, как функционируют те или иные процессы и в работе парламента, и в вопросах реформ. Юра Бугай, с которым мы вчера ездили — мы всю дорогу проговорили о медицинской реформе, к которой он имеет непосредственное отношение как один из тех людей, которые ее имплементировали в жизнь страны.

Вы недавно из больницы. Что вы думаете о медицинской реформе?

Я думаю, что все хорошее легко не дается. Я знаю, что в обществе сейчас одни поддерживают медицинскую реформу, другие на нее сильно жалуются. У меня свое мнение, что все-таки действия правильные. Другое дело, что они не могут привести сразу к яркому, положительному эффекту.

Нам нужно степ бай степ дойти до какого-то финального правильного результата и дать людям возможность все-таки закончить то, что они начали. Когда я сломал ногу, получил возможность побывать в трех медицинских учреждениях. Сначала мне накладывали гипс в Карпатах, в маленькой больнице, потом я переехал в Киев.

Расскажите, как вы сломали ногу.

Я танцевал. Я всегда плохо танцую.

Настолько?

Я превзошел даже свои ожидания. Я поскользнулся. Короче, неинтересная история, как человек на ровном месте весом своего тела ломает себе ногу и рвет связки.

Знаете, что интересно? Я даже об этом пост хороший написал, направленный в адрес своих хейтеров. Я поздравлял украинцев с Днем Конституции, находясь на больничной койке. Я выставил в соцсети фотку своей палаты, где я лежал в ожидании хирургического вмешательства. И там люди мне написали: «Ты такой-сякой, оторвался от людей. Ты хочешь быть депутатом? Что же ты не лечишься в простой больнице? Зажрался! Надо быть скромнее».

А я в этот момент лежу в тернопольской университетской больнице. Областная больница в Тернополе, на периферии. Просто завотделением, главный врач — они не ждут, когда реформа придет и им что-то сделает. Они самостоятельно, силами своего бюджета, силами городского бюджета, возможно, силами каких-то людей, которые жертвовали какие-то деньги, сделали так, что у них отделение выглядит так, будто мы смотрим «Доктора Хауса». Не надо всегда говорить: вот, медицинская реформа на местах что-то не работает. На местах очень многое зависит от руководителей медицинских учреждений напрямую.

Кандидат в народные депутаты от партии «Голос» на парламентских выборах Сергей Притула, Киев, 12 июля 2019 года
Фото:

Громадское

Вы пришли в партию из телевизионного холдинга олигарха Пинчука. Есть влияние Пинчука на «Голос»?

Я его не замечаю.

Есть или нет?

Я такого не замечаю. Если вы где-то заметите, то скажите. Я как человек, который его в жизни никогда лично не видел и никогда с ним не общался, вообще не знаю, какие могут быть методы воздействия.

Деньги дает на финансирование партии?

В принципах партии «Голос» не лежит желание получить деньги от всех, лишь бы побольше. Есть определенные критерии, у кого мы готовы взять средства на предвыборную агитацию, на функционирование партии, а у кого — нет.

И те люди, которые нам дают, часть из них я знаю лично, большая часть — это те, с кем лично Вакарчук проводил переговоры. Часть из них есть в публичной плоскости.

Вы увидите там людей, которых принято называть selfmade. Это люди, которые зарабатывают на рынке инвестиций. Это люди, которые зарабатывают в IТ-сфере. Борисов, ресторатор — людей кормит. От таких людей не жаль брать деньги, потому что они создали сами себя, у них чистый, прозрачный и успешный бизнес, и они готовы вкладывать свои средства в партию.

А Пинчук создал сам себя? От него поступил такой взнос — его приняли или возвращали?

Пинчук входит в десятку самых богатых людей страны, и за ним закрепилось слово «олигарх». Не только меценат, филантроп, но еще и олигарх. От олигархов мы не берем деньги, потому что потом мы будем вынуждены их отрабатывать. А те люди, которые нам дают сейчас деньги, им не нужно, чтобы мы их потом отрабатывали. Они просто хотят, чтобы в парламенте были люди, которые примут такие законы, которые будут общей территорией и общим правилам для всех, без лишних преференций.

А какая договоренность с телеканалом? Если вы в Раду не проходите, вы возвращаетесь работать?

Я буду продолжать сотрудничать с холдингом StarLightMedia, именно с Новым каналом, даже в случае прохождения в Верховную Раду.

А как вы это видите?

Закон Украины о деятельности нардепа не запрещает мне в свободное от основного места работы время заниматься творчеством.

Но это бесплатно.

Почему?

Вы можете получать за это деньги?

Да, могу. Я могу читать открытые лекции и получать за это деньги. Я могу выпускать книги и получать за это деньги. Я могу вести телепрограммы и получать за это деньги. Это не владение каким-то бизнесом. Это моя голова, мой рот и то, чем я всегда зарабатывал на жизнь.

А получится совмещать?

А у вас есть сомнения в том, что я умею удачно распоряжаться своим временем?

Просто сферы очень разные.

Я в прошлом году отработал 130 концертов с «Варьятами» (украиноязычное юмористическое шоу — ред.), снялся в 70 с лишним программах на трех каналах — ICTV, Новом и СТБ. Я ездил в зону боевых действий.

Но вы не были депутатом.

Если я столько всего успевал, то работа в парламенте не станет для меня каким-то непреодолимым вызовом. У меня даже жена сейчас больше радуется по одной простой причине: она рада, если муж будет с понедельника по пятницу в Киеве.

Но все-таки, согласно нынешним рейтингам, в Раду вы не проходите.

Тот рейтинг, о котором вы сказали, действительно не очень обнадеживает, но это сейчас такое катание на качелях. Я знаю, сколько примерно нужно, чтобы попасть напрямую и чтобы попасть при определенных обстоятельствах. Это далеко не те 13-15%, о которых говорят некоторые псевдожурналисты в своих ютуб-каналах, перемешивая мое имя с матом и манипулируя какими-то неправильными цифрами.

А сколько?

Чтобы попасть напрямую, может хватить в районе 10-10,5% при условии, что партии, которые зайдут в парламент, суммарно наберут менее 80% голосов. Те голоса, которые достались партиям, которые не прошли в парламент, затем делятся пропорционально между партиями, которые зашли. К тому же я сейчас хоть и на 30 месте, но де-факто — на 29-м, потому что у нас один человек из списка выбыл, шансы выросли.

А вы не романтизируете работу депутата?

Я работал на разных работах. Я был посудомойщиком, протирал пол.

Многие депутаты говорят, что она очень скучная и рутинная на самом деле.

Зона комфорта формируется твоим отношением к тому, что ты делаешь. Мой подход к любой работе выглядит одинаково, чем бы я не занимался. Раздели плюсы и минусы между собой, минусы минимизируй, плюсы — гиперболизируй. И тогда все хорошо, тогда все нравится.

Я сейчас с восторгом влился в эту тему, я узнаю для себя очень много нового. Я знаю, что если я прохожу в парламент, мне там скучно не будет. Мне будет очень интересно, и вполне вероятно, что это может быть новый виток в новой карьере.

Относительно эффективности работы. Человек со сломанной ногой, вчера — Переяслав, сегодня — Белая Церковь, завтра — Житомир. Это не связано с проседанием рейтинга? Вот последний козырь — Притула.

Это то, что было запланировано заранее. Мое 30 место — это не только мотивация для избирателя как можно больше голосов отдать «Голосу», чтобы Притула прошел. Это, прежде всего, была мотивация для меня.

Нет ничего проще, чем зайти в проходной список, сесть и ждать, когда тебе на блюдечке принесут мандат. Цель на самом деле не в том заключалась, а в том, чтобы быть максимально полезным той когорте людей, с которыми я в одной команде. И чтобы как можно больше из них прошло, я должен приложить максимум усилий. Поэтому у меня были прописаны разъезды и по востоку Украины, и по югу, и центральная часть, и телеэфиры, и радио, и журналы, и все что угодно.

Но та нога, которая меня в один момент подвела, выбила меня из колеи на две недели. Поэтому я очень много упустил и очень зол на себя. Я очень хотел поехать на восток Украины, о котором почему-то говорят, что у нас там нет поддержки или что мы на них внимания не обращаем. Я знаю, как там люди ждали.

У вас нет ни одного мажоритарщика на Донецкую и Луганскую область.

Это проблема, согласен с вами максимально. Принцип кадрового партийного подбора заключался не в количестве, а в качестве. Я не говорю, что там нет хороших людей, которые могли бы нас представить, которых мы бы хотели поддержать. Я говорю, что быстротечность и просто галоп...

Так вы не успели проверить и отобрать?

Мы не успели проверить и обработать всех и вся. Где-то, в определенных регионах, нам было проще, потому что там были еще предыдущие наработки, была когорта людей, поддержкой которых мы заручились уже давно, заранее — и Вакарчук, и я. Я рад, что и Слава, и номинационный комитет партии, который рассматривал людей и по списку, и на мажоритарке, прислушивались к моим советам о том, кого включить в список, кого поддержать на мажоритарке.

У нас на Херсонскую область один мажоритарщик. Да, это проблема. Но я все-таки сторонник того, что пусть это будет один человек на область, чем мы попробуем своими мажоритарщиками засеять весь регион, а затем у нас будут репутационные риски.

Ну вот согласитесь, что это выглядит, когда мы говорим о новой и ответственной политике, то оставить Донецкую и Луганскую области без всякой альтернативы (а мы знаем, кто там избирается, и кто там, вероятнее всего, пройдет) — немного безответственно.

Я с вами согласен и не отрицаю. На самом деле точно то же, что вы мне сейчас говорите, я говорил штабным. Но я не в составе номинационного комитета. Я даже не знаю, кто туда входит. Я знаю, что там есть Вакарчук. Фамилии других людей даже нигде и никогда не назывались, чтобы избежать влияния на их решения, чтобы ими не манипулировать. Я точно так же, как и любой другой кандидат, которого вы видите в списке, проходил через сито номинационного комитета, через внутреннюю безопасность. Вдруг за мной есть такие грехи, за которые потом партийцам будет стыдно. Слава богу, прошел.

Какая зарплата у депутата?

Если я не ошибаюсь, в пределах 30 тыс. гривен ($1,2 тыс.).

Это много или мало для вас?

Этого слишком много для Атоса, но слишком мало для графа де ля Фер.

А для Сергея Притулы?

Это, очевидно, не тот уровень зарплаты, к которому я привык.

Именно поэтому вы будете работать над телепроектами?

Один из аспектов, почему я сейчас готов баллотироваться в парламент — я финансово независим. У меня нет соблазна голосовать, потому что мне какой-то дядя выпишет за это премию. Я не бедный человек, у меня жизнь, слава богу, сложилось, у меня есть достаточное количество сбережений, какие-то средства вращаются, работают.

Перебьетесь, если что, пять лет?

Да нет, я их безбедно точно проживу. Во-первых, вышеупомянутый закон не запрещает мне озвучивать мультики, которые я так люблю озвучивать. Правда, до этого все деньги, которые я зарабатывал на мультфильмах, я направлял на детей, на благотворительность. Сейчас надо будет задуматься, будет ли мне этих денег хватать, которые я буду зарабатывать в Раде, или, возможно, те мультики направлять уже на своих детей.

Я не хочу терять возможность работать на телевидении, заниматься какими-то сопутствующими творческими процессами, потому что это будет давать мне возможность оставаться финансово независимым. Это очень важно для меня.

Кандидат в народные депутаты от партии «Голос» на парламентских выборах Сергей Притула, Киев, 12 июля 2019 года
Фото:

Громадское

Здесь что ни день, то какие-то новые инициативы от Офиса президента и от самого Зеленского, которые подрывают информационное пространство. Люстрация, визит в Борисполь, где он выгонял чиновника. Вы на это как реагируете?

Я считаю, что Владимир Александрович очень тонко разбирается в общественных запросах, и он их удовлетворяет.

Это игра на публику?

Нет, это попытка показать, кто в доме хозяин. На самом деле, он не первый и не последний, кто себя так ведет. Вспомните Виктора Андреевича Ющенко и его первый визит после избрания президентом в Донецк. Вы помните диалог с Ландиком?

Нет, сейчас не очень.

Загуглите. Виктор Андреевич четко показал одному из столпов Донбасса, кто новый хозяин в доме. Петр Алексеевич Порошенко никогда себе тоже не запрещал какую-то резкость в высказываниях по отношению к людям, которые не воспринимали его слова как аргумент к немедленному исполнению. Про Федоровича я вообще молчу, там была отдельная риторика и поведение.

Ничего нового в действиях Владимира Зеленского на должности я не увидел. Каждый президент, который приходит, сразу пытается понравиться широким слоям населения и сразу показать четкость, резкость, жесткость характера. Если для этого надо выгнать секретаря какого-то горсовета — ну, это выбор президента, он же президент. Что хочет, то и делает.

Идея люстрации всех чиновников, включая депутатов каденции Порошенко — это что?

Я думаю, что так заложены сразу несколько посылов. Во-первых, когда подавали этот законопроект, было понятно, что нынешняя Рада его не рассмотрит, что он обязательно будет возвращен на доработку. Одним словом, это уже будет вопрос следующего созыва.

Я критически отношусь к этой инициативе по люстрации людей, которые работали с февраля 2014 года по 2019-й. Не в последнюю очередь потому, что, конечно, и в окружении бывшего президента, и в Кабмине, и на многих других должностях были люди, которые, возможно, принесли немного больше вреда, чем пользы, обществу и экономике, но есть люди, которые зарекомендовали себя честными реформаторами, и мне лично как гражданину было бы обидно, если бы под эту люстрацию попал, а он имеет все шансы попасть, Макс Нефедов, который недавно возглавил таможню.

Правда, представитель президента в Верховной Раде вселил определенные надежды. Он сказал: мы все так живо обсуждаем проект закона о люстрации, о котором заявил Зеленский, но никто из вас еще не читал этот проект закона. И так оно и есть. Его никто еще в глаза не видел. Давайте мы сначала его рассмотрим, а потом уже будем расставлять точки над «і».

А по поводу самой идеи — это частично не то же самое, что делает партия «Голос», когда не берет к себе в список действующих нардепов?

Если мы приняли для себя принцип, что мы ведем новые лица во власть, по списку как минимум, то мы должны этого придерживаться. Запрос на обновление в обществе присутствует. Мы хотим его удовлетворить и показать — кроме тех людей, которые работали и им не удалось, у нас есть люди, которых мы готовы завести, и у них получится.

Выборы, вы проходите, становитесь народным депутатом. Как вы представляете первый день в Раде?

Не очень полезно, откровенно говоря.

Там мало полезного. Там открытие сессии, хор поет.

Да. То есть это такой парад, фестиваль, все ходят, радуются, ликуют.

Но там уже заходит большая фракция «Оппозиционной платформы — За жизнь», которые отныне ваши коллеги.

Я надеюсь, что она зайдет не в том размере, на который они надеются. И очень хочется надеяться, что они зайдут в глубокую и беспробудную оппозицию, и все эти пять лет просидят себе в уголке, может, за колоннами. У них там намоленное место есть за колоннами, у тех ребят, бывших регионалов.

Если в парламент заходит тот или иной кусок Партии регионов, это означает только одно. Это означает, что внутри страны мы очень плохо работаем с просветительской деятельностью. Социологи показывают, что более 88% сторонников «За жизнь» не считают РФ страной-агрессором. Почему они так считают? Наверное, потому, что их элиты, за которых они голосуют, направляют им подобные месседжи. Очень хотелось бы, чтобы таких людей в парламенте было как можно меньше.

Я очень надеюсь, что руководителям партии «Слуга народа» хватит мудрости не создавать коалицию с такими людьми. Иначе это вызовет очень серьезный резонанс и всплеск в обществе. Это может быть страшно, если снова к власти приведут тех людей, из-за которых начался Майдан.

А «Слуга народа» в коалиции с «Голосом»?

Очень далекая перспектива сейчас говорить об этом. Вы же сами сейчас пытаетесь разбить мою веру в наши рейтинги, называя какие-то непонятные для меня цифры. Давайте мы доживем до 22 числа, посмотрим на результаты выборов. Никто ничего пока не понимает. Вилами по воде писана история.

Возможно, «Слуга народа» зайдет с таким отрывом, что им вообще никто не нужен будет. Возможно, им хватит тех предложений, которые у них уже есть. Юлия Владимировна, мне кажется, там только еще «Чардаш» на аккордеоне не сыграла, чтобы понравиться Зеленскому, намекая, что ему нужен опытный премьер. Два раза она попробовала, еще дно не пробила. Наконец-то в третий раз попробует.

Мы дискутируем внутри команды о различных вариациях работы в парламенте, но мы хотим дождаться все же конкретной конфигурации на парламентской шахматной доске.

Поделиться: