Одним из самых обсуждаемых сериалов 2020 года стал «Ферзевый гамбит», который вызвал восхищение миллионов зрителей. И пока фаны сериала, не дожидаясь «черной пятницы», разметают в интернет-магазинах все возможные товары, связанные с шахматами, а в Netflix размышляют, стоит ли на волне успеха снимать второй сезон — хочется задать один простой вопрос.

Повлечет ли интерес к сериалу изменение гендерной ситуации в шахматах, которая существует уже много лет?

Выдающийся эстонский гроссмейстер Пауль Керес когда-то произнес сексистскую шутку: женщины, мол, никогда не смогут играть в шахматы на равных с мужчинами просто потому, что не способны помолчать пять часов. И несмотря на смену эпох (лучшие выступления эстонца пришлись на 1930-60-е годы), подобные высказывания, что женщины просто не способны противостоять мужчинам за шахматной доской, иногда можно услышать и сейчас.

Самое удивительное, что авторами таких высказываний иногда становятся сами шахматистки, причем самого высокого уровня.

Так, россиянка Александра Костенюк говорит, что женщины уступают из-за физиологии, потому что им труднее выдерживать стрессовые ситуации. Индианка Хампи Конеру, которая когда-то побила рекорд венгерки Юдит Полгар, став самой молодой женщиной-гроссмейстером, добавляет, что мужчины просто лучше играют, и это надо воспринимать как факт.

Впрочем, фактом следует считать лишь то, что лучшие результаты женщин уступали лучшим результатом мужчин, а не то, что женщины не способны играть на равных с лучшими шахматистами мира.

Еще первая чемпионка мира по шахматам Вера Менчик побеждала чемпиона мира Макса Эйве и многих других известных шахматистов 1920-30-х. А венгерка Полгар была 8-й в рейтинге ФИДЕ и имеет в активе победы над 11 чемпионами мира по шахматам, включая Магнуса Карлсена и Гарри Каспарова (между прочим, консультанта «Ферзевого гамбита»), которых упоминают ли не в каждой дискуссии о том, кто является лучшим игроком в истории.

Да, в шахматах от 8-го места в рейтинге до титула чемпиона мира достаточно значительная дистанция, однако, как видим, проблема не в каких-то изначальных способностях. Речь не идет о доминировании в стиле Бет Хармон, героини сериала, ведь показанные ею «7 из 7» на турнире топ-шахматистов — почти фантастика. Но, как видим, шахматистки могут не только «играть на равных» с мужчинами, но и побеждать лучших из лучших. Возникает вопрос: что же мешает тому, чтобы такие результаты появлялись все чаще и воспринимались как должное.

Первый фактор, который обычно вспоминают чуть ли не в каждом исследовании на эту тему, это изначально меньшая представленность женщин в шахматах. Лишь 15% шахматистов, зарегистрированных в мире — женщины. Соответственно, эта меньшая представленность приводит к тому, что меньшее число женщин становятся шахматистками топового уровня.

Однако — и это важно подчеркнуть — речь идет лишь об общем количестве. Недавно на авторитетном сайте Chessbase было опубликовано исследование, в котором на примере Индии показано: соотношение шахматистов и шахматисток с одинаковым рейтингом является более или менее близким. То есть, если представить, что в Индии в шахматы будут приходить столько же женщин, сколько и мужчин, то и представленность их среди лучших была бы примерно одинаковой.

Впрочем, эта статистика — лишь один из ключей к ответу и описанию существующей ситуации. Второй — это то, из-за чего возникла такая ситуация, когда в шахматы идет не так много женщин. Несмотря на все разговоры о разрушении «стеклянного потолка», во многих патриархально настроенных странах шахматы все еще считаются недостойным занятием для женщин — мол, они должны думать преимущественно о том, как создать семью. И даже тогда, когда шахматистки уже достигли успеха, они все еще могут прервать карьеру из-за беременности и материнства.

Та же Костенюк однажды сказала, что шахматистка должна завершать выступления после родов, потому что невозможно тренироваться, когда не спишь. Та же Конеру делала перерыв в выступлениях на несколько лет. Представить такой шаг от лучших шахматистов пока невозможно. А теперь подумайте, как влияет на человека — неважно, какого пола — перерыв (или хотя бы бессонные ночи) в профессии, где очень важно постоянно быть в умственном тонусе, анализировать и принимать быстрые решения. 

Конечно, есть исключения из правил, и бывшая украинка Екатерина Лагно (сейчас она выступает за Россию) в 2010 году вскоре после рождения сына стала чемпионкой Европы среди женщин по блицу. Однако даже такой громкий по названию турнир — все же не того уровня, что матч с условным Карлсеном за звание чемпиона мира в «обычные» шахматы.


Третий фактор состоит в том, что многие тренеры просто не заинтересованы работать с женщинами. Этому способствуют две причины. 

Первая — упомянутая выше ситуация, когда твоя подопечная, в которую вложено столько сил и времени, может в один прекрасный момент выпасть из шахмат или снизить уровень игры на неопределенное время. 

Вторая — в «женских» шахматах банально меньше денег, чем в «обычных». Здесь следует отдать должное ФИДЕ, где в последние годы пытаются изменить ситуацию, привлекая новых спонсоров. В этом году чемпионский матч за звание лучшей шахматистки мира имел призовой фонд в 500 тысяч евро. Однако у мужчин еще в 2010 году такой фонд достиг 2 миллионов евро, и в 2021-м планка ниже не станет

Соответственно, выбирая между меньшими и большими потенциальными заработками шахматные тренеры в большинстве склоняются ко второму варианту. К тому же и сами шахматистки, получая меньшие премиальные, имеют худшие возможности приглашать в свои команды лучших тренеров.

Впрочем, иногда выделяют еще один, четвертый — the last but not the least — фактор: сам разделение соревнований на «женские» и «общие».

Не пишу «мужские», ведь формально никакого запрета женщинам играть в «общих» турнирах нет: если ты отвечаешь критериям, заявленным организаторами, то будешь играть. Проблема в том, что это разделение, по мнению, например, той же Юдит Полгар только вредит женщинам. Она считает, что если ты хочешь побеждать лучших, то и играть должна с лучшими, то есть заявляться только на «общие» турниры. «Оранжерейные» условия, в которых шахматистки «консервируются» в «женских» соревнованиях — это фактически тот самый «стеклянный потолок» (как и положено в оранжерее), который они сами помогают строить. Да, в этой «оранжерее» тоже можно относительно неплохо себя чувствовать, но необходимость таких самоограничений выглядит сомнительной не только по мнению Полгар.

Интересно, что Бет Хармон в «Ферзевом гамбите» как раз отказывается ограничивать себя «женскими» соревнованиями, стремясь побеждать мужчин. Хочется верить, что ее пример вдохновит миллионы маленьких девочек по всему миру не только заинтересоваться шахматами, но и разрушить, наконец, все эти «потолки».

Поделиться: