Россия ограничила экспорт в Украину (на фото — Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, 9 ноября 2007 года)
Фото:

Виталий Данильченко/УНИАН

18 апреля глава российского правительства Дмитрий Медведев заявил, что Россия запретит поставки нефти и нефтепродуктов в Украину с 1 июня. Также под ограничения попал другой энергоноситель — уголь. Эксперты же уверяют — это не должно существенно отразиться на рынке бензина и угля в Украине, и в случае необходимости у страны есть другие пути импорта энергоносителей.

Нефть под запретом, бензин — нет

Нефть, битумные нефтепродукты, асфальтовые смеси, действительно, Россия запретила экспортировать. Но нефть Украина у России не покупает давно, с 2012 года — свои потребности мы покрываем за счет импорта морем (в 2018 году доля Азербайджана в нефтяном импорте превысила 85%, Иран дает около 8%, Казахстан — около 4%), поэтому такой запрет для нас несущественен. Об этом в материале «Новой газеты» говорит и Сергей Кондратьев, заместитель руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов Российской Федерации.

«Кременчугский НПЗ, который, как и раньше, находится под управлением группы «Приват» — он покупал нефть в Азербайджане и даже в Иране. Ну и конечно, нефть «Укрнафты». Российская нефть (еще задолго до 2014 года) в Украине в значимых объемах не перерабатывалась. Могли быть какие-то небольшие объемы в рамках «серых» схем, но все равно это несущественно даже в масштабах украинского рынка».

После появления запрещающего документа в сети стало понятно, что угля, бензина и дизельного топлива запрет не коснулся. Для экспорта этих товаров установили режим специальных разрешений. Выдавать их экспортерам будет Министерство экономического развития России. Кому оно их сейчас выдаст — неясно. То есть в целом эксперты-топливники говорят — без паники, бензинового кризиса не будет.

Практика специальных разрешений используется не впервые. «На дизтопливо и сжиженный газ будет установлен новый режим выдачи разрешений на экспорт. Подобный режим действует и сегодня. О запрете поставок речь не идет, а кому дадут разрешение — посмотрим», — уверяет Громадское эксперт топливного рынка, директор консалтинговой компании« А-95» Сергей Куюн.

Несмотря на это, рынок бензина до сих пор находится в зоне риска, ведь специальный режим дает больше пространства для маневрирования — россияне могут просто не разрешить экспорт. Так чего ожидать при наихудшем сценарии?

«В последние несколько лет Украина импортирует 85% дизельного топлива, 50% бензина и 60% сжиженного газа. При этом 40% дизельного топлива мы покупаем в России, в Беларуси — 33%, 10-15% выработали самостоятельно, а остаток получили по поставкам моря, например, из Румынии и из Литвы. На рынке бензина ситуация несколько иная: Украина произвела 50% бензина, 30% купили в Беларуси и 20% — у Литвы», — рассказывает Сергей Куюн. То есть в группе риска — дизельное топливо и сжиженный газ.

В прошлом году, по данным ГФС, Украина импортировала нефтепродуктов на $5,54 млрд. Всего — более 38% — из Беларуси, не более 37% — из России, 10% — из Литвы. Остальные проценты распределились между другими странами (например, Румынией).

В I квартале 2019 года топлива импортировали на 12% больше по сравнению с январем-мартом 2018 года: из России в денежном эквиваленте привезли нефтепродуктов на $460 млн, или 41,5%, из Беларуси — $413,5 млн, или 37,2%, а из Литвы — $117,6 млн, или 10,6%.

Таким образом, при условии прекращения поставок из РФ, Украина может остаться без 40% бензина и «дизеля» на заправках.

Помогут Беларусь и море

Но эксперты в этом вообще проблемы не видят.

«У нас очень диверсифицированная система снабжения, мы поставляем из России и из Беларуси, но у нас есть и запасной вариант — это морские порты, через которые мы можем поставлять топливо, если с российскими и белорусскими поставками что-то случится», — рассказал Сергей Куюн.

Эксперт предполагает, что российский «дизель» заменит рост поставок из Беларуси и морским путем, а в сегменте сжиженного газа замещение произойдет за счет моря, Казахстана и западной границы. Однако, по словам Куюна, возрастет переработка и на отечественном заводе в Кременчуге. «Но для переключения на новые источники поставок нужен месяц. В течение этого месяца будет наблюдаться ценовая турбулентность с непрогнозируемым изменением цены. Но не факт, что рост цен вообще будет: сейчас, например, котировки нефти и нефтепродуктов идут вниз», — говорит эксперт. В среднем, по его прогнозам, «дизель» и бензин могут подорожать на 1-1,5 гривны за литр, а сжиженный газ — на 2 гривны.

Куюна поддерживают и коллега из Dixi Group Тарас Ткачук и эксперт коалиции «Энергетические реформы» Геннадий Рябцев. «Мы ожидаем, что трейдеры на украинском рынке переориентируются на поставки нефти и нефтепродуктов из стран ЕС, Азербайджана и других стран-экспортеров», — отмечают они в аналитической записке. Однако, они видят и другой аспект: здесь не исключают, что российская сторона использует ситуацию для продвижения на топливном рынке дружеских бизнес-групп — через предоставление им или аффилированным импортерам отдельных разрешений на ввоз топлива в Украину.

Значительно большую угрозу авторы записки видят в возможных проблемах с поставками из Беларуси. Ткачук и Рябцев обращают внимание на нарастающий кризис в отношениях РФ и Белоруссии, когда в ответ на торговые ограничения со стороны РФ Беларусь закрывает на ремонт трубопровод «Дружба», по которому Россия поставляет нефть в западные страны. Реакцией на такие действия может стать ограничение поставок нефти на белорусские НПЗ, а затем — снижение производства и поставок в Украину.

В то же время эксперты видят Беларусь и крупнейшим выгодоприобретателем от ограничений со стороны северного соседа: по словам российского энергетического аналитика Михаила Крутихина, у белорусов есть технологический ресурс для наращивания поставок нефти на Новополоцком и Мозырском нефтеперерабатывающих заводах и возможность транзитом поставлять российскую нефть в Украину (в частности, на Кременчугский НПЗ).

Черноморский морской порт — один из немногих портов, которые способны принять большие корабли-сухогрузы с углем в Черном море (на фото — баржа в порту, 3 июня 2015 года)
Фото:

Кравцов Алексей/УНИАН

Угольный дефицит

А вот с углем ситуация несколько труднее. По данным Госстата, Украина в 2018 году импортировала из Российской Федерации более 15 млн тонн угля на сумму в $1,8 млрд. Это более 70% от всего угольного импорта. В то же время, угроза остаться без угля нависла скорее над металлургической промышленностью, чем над электростанциями — антрацита закупили в прошлом году 3,6 млн тонн (это 94% импорта), а вот других видов угля, в том числе коксующегося, который нужен металлургам — 11 4 млн тонн (около ⅔ импорта).

«Украинские металлургические комбинаты зависят от поставок угля из России. Для них это ограничение будет болезненным. Придется переориентироваться на поставки морем угля из Австралии, Бразилии, США. А это дополнительные расходы», — отмечает аналитик инвестиционной компании Dragon Capital Денис Саква. По его оценке, больше всего от таких ограничений пострадает рынок стали.

Коснуться дефицит может и энергетики. Проблема с дефицитным в Украине углем марки антрацит, на котором работает почти половина теплоэлектростанций, в том, что его добывают в ограниченном количестве стран — США, Австралия, Вьетнам, Южная Африка и Россия. Поэтому покупать и заказывать его надо заранее — с этой проблемой Украина столкнулась в 2014-2015 году, когда часть шахт оказалась на неконтролируемой территории. Тогда пришлось срочно искать угля в ЮАР, чтобы обеспечить станции топливом на зиму.

Небольшую часть такого угля для производства электроэнергии Украина импортирует морем. Теоретически весь объем угля антрацитовой группы, необходимой для теплоэлектростанций, можно было бы завозить оттуда, если бы не ряд ограничений.

Уголь перевозится морем большими кораблями-сухогрузами, что удешевляет доставку (но она все равно дороже, чем по железной дороге по суше). На Черном море такие корабли могут принять только Николаевский (с трудом), Черноморский порты и порт «Южный». В Администрации морских портов Украины говорят — общая мощность перевалки сухих грузов в портах составляет около 3 млн тонн. Но это не только уголь, но и руда. Для угля есть мощности всего в 450 тыс. тонн в месяц (то есть чуть меньше 11 млн в год), но в случае углубления дна в портах и расширения железнодорожной инфраструктуры этот показатель может вырасти: только в терминале ТИС-Уголь, который принадлежит частной компании «ТИС », проектная мощность составляет 12 млн тонн угля и руды в год. Учитывая, что фактическая стоимость доставки морем заложена в тарифе на электроэнергию (в частности, благодаря «Роттердам +»), эксперты уверяют — на тарифах это не должно отразиться. Энергетический эксперт Андрей Герус в эфире программы «Право на власть» отметил, что действующая в Украине формула ценообразования на уголь, которая используется импортерами этого ресурса из России для зарабатывания «больших денег», позволяет наладить альтернативные поставки. Он указал, что в настоящее время уголь подешевел в Южной Африке и на бирже в Роттердаме.

Еще один путь импорта — по железной дороге из Европы: уголь будут привозить в порты Румынии, Болгарии или Польши, а затем по железной дороге он будет ехать в Украину. Но здесь Украина может завозить импортный уголь в черноморские порты Болгарии и Румынии, а затем по железной дороге доставлять его в Украину. Такая доставка обойдется дороже, кроме того, придется проводить перевалку угля из вагона в вагон на границе, ведь в Украине и Европе разная ширина колеи, и вагоны просто не смогут без проблем пересечь границу. Например, на границе с Польшей есть три железнодорожных пропускных пункта: Изов, Ягодин и Мистка. Все три могут перевалить в сутки около 400 полувагонов, или 23,6 тыс. тонн угля. А это влияет на скорость доставки.

И если для других станций проблем с логистикой не должно возникнуть, то больше всего может пострадать Луганская ТЭС, которой технически неоткуда взять уголь, кроме как из России. «Если правительство РФ введет запрет на поставки, эта ТЭС может быть остановлена. Но это возможно лишь при условии, что министерство экономического развития Российской Федерации откажется дать российским компаниям-поставщикам разрешение на поставки в Украину. Однако России выгодно продавать уголь в Украину», — говорит Саква. Поэтому проблем с поставками энергоносителя не должно возникнуть.

А Андрей Герсу считает, что у Украины достаточно времени до 1 июня, когда Россия ограничит поставки угля, нефти и нефтепродуктов, чтобы наладить альтернативные поставки этих энергоресурсов, однако этим вопросом надо заниматься. «Эти все вопросы решаются, если за них браться. Я уверен, что здесь можно четко выработать пути, и в июне у нас будет достаточно спокойная стабильная ситуация», — говорит Герус.

Поделиться: