Братья-бизнесмены Григорий и Игорь Суркисы посещали Генеральную прокуратуру после того, как в Украину был экстрадирован экс-руководитель компании «Энергосеть» Дмитрий Крючков, который может свидетельствовать против них.

Об этом говорится в расследовании программы «Схемы: коррупция в деталях» «Команда Фи».

Так, машину братьев Суркисов, которая выехала с территории Генпрокуратуры в Киеве, заметили 25 апреля, в период, когда из Германии в Украину экстрадировали Крючкова и были обнародованы записи его телефонных разговоров с Суркисами, а также с ближайшим соратником пятого президента Петра Порошенко Игорем Кононенко.

Крючков вместе с Суркисами являются фигурантами дела НАБУ о хищении сотен миллионов гривен из полугосударственного «Запорожьеоблэнерго».

В свою очередь, в ГПУ отметили, что 25 апреля Суркисы «находились на личном приеме граждан, который осуществлялся генеральным прокурором, по вопросам обеспечения принятия правоохранительными органами скоординированных мер в расследовании уголовных производств о деятельности Федерации футбола Украины».

«В этот день я был на личном приеме граждан генеральным прокурором Украины в связи с уголовными производствами о деятельности Федерации футбола Украины», — подтвердил эту версию Григорий Суркис.

2 мая в день празднования в Вене дня рождения олигарха Дмитрия Фирташа, Григорий Суркис уверял, что «никоим образом никогда не был с Крючковым ничем связан, никоим образом с ним никогда не занимался бизнесом».

В то же время, впоследствии Суркис все же признал, что определенные финансовые отношения между ним и Крючковым были.

«Когда один человек, который является для меня человеком близким, попросил дать фирме господина Крючкова гарантию от моего депозита. Я ее предоставил. Предоставил дважды. То есть, он получал средства под гарантию моего депозита — то есть кредит. Первый раз он погасил этот кредит. А второй — нет. Скажите, пожалуйста, если мы зарабатывали, как вы рассказывали в своей программе о том, что мы зарабатывали огромные средства — если речь шла о 4 миллионах 300 тысячах гривен ($164 тыс.), если я не ошибаюсь, второй раз, когда я предоставил по просьбе своего друга господину Крючкову или его фирме», — сказал Суркис, но не уточнил, какого друга имел в виду.

В то же время, следствие установило, что среди предприятий, которые соглашались платить за электроэнергию не напрямую облэнерго, а именно компании Дмитрия Крючкова, были и предприятия олигарха Дмитрия Фирташа. Последнего братья Суркисы называют своим другом, хотя при этом и отрицают, что имеют с ним какие-то бизнес-интересы.

25 апреля сразу после Суркисов закрытую территорию Генпрокуратуры оставил и народный депутат Александр Грановский, известный своими связями и влиянием среди правоохранителей.

Депутат не смог объяснить, что именно 25 апреля делал в Генпрокуратуре.

«Не помню. Мог быть и на допросе, и мог быть на встрече», — сказал Грановский, добавив, что также «не помнит, чтобы одновременно с Суркисами посещал ГПУ».

В ГПУ же вв то же время ответили, что в тот день Грановский действительно посещал ведомство, «пользуясь правом беспрепятственно посещать органы госвласти», но на «личный прием к генпрокурору не обращался».

Напомним, 28 марта журналисты «Схем» опубликовали расследование о причастности Кононенко к выводу средств с облэнерго. По данным журналистов, соратник президента вместе с олигархами братьями Суркисами через компании-прокладки выводят средства за границу. Контрольные акции облэнерго принадлежат государству, но на самом деле ими управляют миноритарные акционеры Суркисы. Согласно расследованию, в схему был вовлечен бизнесмен Дмитрий Крючков, который сбежал из Украины. С телефонных разговоров, полученных журналистами, известно, что Крючков отвозил в офис Кононенко наличные.

Поделиться: