Конкурсная комиссия объявила короткий список претендентов на пост главы НАПК. Transparency International Ukraine проанализировала кандидатов и подытожила, чего ждать от этого конкурса.

Обновления должности главы НАПК ждали давно и с нетерпением. В течение последних двух лет Transparency International Украина настаивала на пересмотре принципов работы Агентства и наконец дождалась. Согласно принятому в октябре закону, теперь именно этот человек будет отвечать за все происходящее в институции течение следующих четырех лет.

Хотя Агентство было создано еще в 2015 году, похвастаться однозначными результатами ему трудно. Система электронного декларирования была запущена вовремя, но до сих пор работает с недостатками. Антикоррупционная стратегия на 2018-2020 годы так и не принята. И это только верхушка айсберга.

Глава сможет сосредоточить в своих руках все рычаги работы Агентства. Он сам подберет себе команду, назначив трех заместителей, с которыми планирует работать. Сам распределит обязанности между этими людьми. Например, кто будет отвечать за декларации, кто — за госфинансирование политических партий, а кому придется работать над антикоррупционной стратегией.

Глава сможет полностью организовывать и контролировать основные процессы по предотвращению коррупции в Украине, и именно поэтому этот человек должен быть, мягко говоря, подготовленным.

Можно ли надеяться на то, что избранный на конкурсе глава будет достаточно компетентным для этих задач? Да, вполне. Правда, проанализировав список, мы уже заметили некоторые нюансы. О них и расскажу.

Кто претендует на должность?

В короткий список, объявленный в минувшую пятницу, не попали несколько кандидатов, которые вполне того заслуживали. По крайней мере, такие выводы напрашиваются, если учитывать их досье. Но поскольку комиссия учитывала совокупность многих факторов, очевидно, эти кандидаты не смогли ее переубедить.

Напомним, что в короткий список вошли восемь человек:

  • председатель правления ОО «Харьковский антикоррупционный центр» Дмитрий Булах;
  • директор Харьковского территориального управления НАБУ Юрий Кравченко;
  • прокурор Департамента надзора за соблюдением законов Александр Новиков;
  • руководитель Управления внутреннего контроля НАБУ Роман Осипчук;
  • антикоррупционный эксперт Программы содействия общественной активности «Присоединяйся!» (USAID/ENGAGE) Иван Пресняков;
  • профессор кафедры уголовного и уголовного процессуального права Киево-Могилянской академии Николай Хавронюк;
  • руководитель Третьего отдела детективов НАБУ Александр Цивинский;
  • заместитель руководителя Управления внутреннего контроля НАБУ Николай Юпатин.

Как видим, будущим главой НАПК точно будет мужчина. Гендерная несбалансированность наблюдалась уже в начале подачи документов — из 32 кандидатов было только семь женщин. Поэтому по теории вероятности, у женщин было меньше шансов попасть в короткий список.

Но комиссия ориентировалась не на математические модели, а на большие объемы информации, чем имели общественные организации. И как бы нам не хотелось гендерной сбалансированности, в дальнейшей в гонке примут участие только мужчины.

Еще до объявления шорт-листа кандидатов Transparency International Ukraine провела тщательный мониторинг претендентов на должность. О четырех кандидатах, а именно — Дмитрии Булахе, Иване Преснякове, Николае Хавронюке и Николае Юпатине, мы не смогли найти информации, которая была бы достаточной для обоснованного сомнения в их добропорядочности.

Но в отношении четырех других все немного иначе.

Вопросы без ответов

В 2018 году НАПК вынесло предписание НАБУ в связи с непредоставлением должностными лицами информации и документов для выяснения обстоятельств о возможном нарушении детективами требований о конфликте интересов.

Среди перечисленных лиц был и Роман Осипчук. В опубликованном мониторинге досье кандидатов мы спрашивали кандидата о невыполнении этого предписания НАПК, и поинтересовались, проводило ли НАБУ служебное расследование по указанным обстоятельствам, и какими были его результаты. Ответа пока нет.

Кроме этого, в декларации Осипчука за 2016 год было указано, что на правах общей собственности он владеет 25% квартиры в Луганске (площадью 69 кв. м). Однако в декларации 2017 года этой квартиры уже не было, тогда как среди доходов была указана прибыль в 130 тыс. грн ($5500) от отчуждения недвижимого имущества. Поэтому мы спросили, за отчуждение какого именно имущества кандидат получил средства, и куда в конце концов делась его квартира.

Юрий Кравченко тоже вызвал вопросы о данных в декларациях. В документах за 2016-2018 годы он указал жилой дом, который является собственностью членов семьи. Но при этом Кравченко не задекларировал земельный участок около этого дома.

Помимо того, в 2018 году жена Кравченко приобрела в собственность другой земельный участок в Полтавской области. Но в декларации стоимость этой земли указать «забыли», что тоже привлекло наше внимание.

Если говорить об Александре Цивинском, то как старший детектив НАБУ именно он направлял запрос в Кабмин о предоставлении информации о премировании членов НАПК. Но такая вовлеченность в дела Агентства не уберегла его от некорректного заполнения своей декларации.

Например, в документе за 2016 года он не указал доходы жены, отметив, что она не предоставила такой информации. Конечно, это могут быть вопросы частного характера. Но оценивая документы потенциального главы НАПК, не учитывать этот факт мы не могли.

Также в декларации Цивинского не указано, где он проживал в Киеве в 2015 году. Из автобиографии кандидата нам известно, что в то время он уже работал в НАБУ, то есть находился в столице. Но кандидат не указал даже квартиры на праве пользования, что, по нашему мнению, тоже требует объяснений.

Еще один небольшой вопрос есть к Александру Новикову. В 2012-2014 годах он, согласно биографии, был прокурором отдела защиты финансово-экономических интересов Генпрокуратуры. Но возникает вопрос, где он жил в столице в то время.

Как видим, к указанным выше четырем кандидатам есть вопросы по заполнению электронных деклараций. Возможно, на это можно было бы закрыть глаза, если бы не должность, на которую они претендуют.

Именно глава НАПК должен будет отвечать за надлежащую проверку электронных деклараций, их автоматическую верификацию и приоритезацию. Поэтому кандидатам следует очень точно разбираться во всех нюансах заполнения таких документов. И, тем более, не допускать ошибок.

Как глава НАПК сможет назначать или увольнять работников аппарата, контролировать работу людей, которые будут проверять электронные декларации, если он сам не может понять, насколько тщательно были заполнены эти документы? Вопрос открытый.

Все восемь кандидатов из краткого перечня уже прошли собеседование с психологом. Это важный этап, потому что специалисты проверили моральную готовность претендентов к такой ответственной работе. И предоставят соответствующие выводы конкурсной комиссии.

Впереди — собеседования с членами конкурсной комиссии 13-14 декабря. Все желающие в прямом эфире смогут увидеть тех, кто претендует на место одного из лидеров антикоррупционной борьбы в Украине. И смогут сделать выводы — как о прозрачности конкурса, так и о компетенции кандидатов.

Возможно, именно тогда мы и услышим ответы на большинство наших вопросов. По крайней мере, надеяться на это нам ничто не мешает.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile