Оппозиционный активист Алексей Навальный во время митинга в центре Москвы в поддержку кандидатов от оппозиции на выборах в Московскую городскую думу, Россия, 20 июля 2019 года.
Фото:

EPA/SERGEI ILNITSKY

Немецкие врачи заявили, что у российского политика Алексея Навального отравление веществом, принадлежащим к группе ингибиторов холинэстеразы. Какое именно это вещество, они пытаются выяснить. Объясняем, что это означает с точки зрения биохимии и медицины.

Версия об отравлении оппозиционного российского политика появилась почти сразу после того, как он внезапно заболел во время авиаперелета из Томска в Москву на прошлой неделе. Но врачи в российском Омске, где самолет совершил экстренную посадку, ее отвергли.

Главный врач омской больницы скорой помощи настаивал, что отравляющих веществ в организме Навального не обнаружено. Его версия заключалась в том, что политик мог впасть в кому не из-за отравления, а «из-за нарушения углеводного баланса», к которому могло привести резкое снижение сахара в крови.

Зато на сайте немецкой клиники «Шарите», куда Навального позже перевезли, 24 августа появилось короткое сообщение, которое подтверждает версию отравления. Исследования показали, что организм политика отравлен каким-то из веществ, принадлежащим к группе ингибиторов холинэстеразы. Это важный момент, поскольку именно к этой группе принадлежит «Новичок», которым, по утверждению британских властей, в 2018-м отравили бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля.

Бокс с российским оппозиционным активистом Алексеем Навальным, который находится в коме, загружают в медицинский самолет в Омске (Россия) перед вылетом в Берлин (Германия), где Навального будут лечить в клинике Charite, 22 августа 2020 года.
Фото:

EPA/KIRA YARMYSH

Холинестераза и ее ингибиторы. Это вообще что?

Для начала надо разобраться, что такое «ингибиторы холинэстеразы». Холинэстеразы — это группа ферментов, то есть сложных органических молекул, которых много в человеческом (и не только человеческом) организме. Они отвечают за те или иные химические и биохимические процессы, в частности играют ключевую роль в передаче нервных сигналов.

Ингибитор — это термин, который означает вещество, «тормозящее» тот или иной химический процесс. Например, ингибиторы коррозии замедляют коррозию металлов. Таким образом, «ингибиторы холинэстеразы» — это те вещества, которые «мешают» важному ферменту холинестеразе делать свое дело в организме, в частности блокируют передачу импульсов через нервную систему.

Яд, лекарство или средство от вредителей?

Проблема в том, что ингибиторов холинэстеразы известно много, и не все они существуют специально для того, чтобы травить людей, так же как и не все они созданы людьми.

Например, среди них есть лекарственные препараты. Вещества этого класса используют для лечения болезни Альцгеймера. В частности, это такие препараты, как донепезил, ривастигмин и галантамин. Последнее вещество, кстати, содержится в некоторых видах подснежников. Подобные препараты также назначают людям с болезнью Паркинсона и некоторыми другими диагнозами. Естественно, передозировка веществ, действующих на нервную систему, может иметь серьезные побочные эффекты, такие как судороги, нарушения дыхания и тому подобное.

Дихлофос и карбофос, которые используют как средства от вредных насекомых, также являются ингибиторами холинэстеразы.

Однако есть среди этого класса веществ и те, что были созданы вовсе не ради лечения людей или борьбы с насекомыми. Препарат, обнаруженный в организме Навального, относится к той же группе, что и боевые вещества, которые использовали во время терактов или в качестве химического оружия.

Одно из самых известных — зарин — боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия. Его создали в Германии в 1939 году, а в 1993 году Конвенцией о химическом оружии запретили использовать. Печальную «рекламу» этому веществу в новейшей истории сделала религиозная секта «Аум Синрике», которая применила его для совершения террористических актов в токийском метро в середине 1990-х годов. Такие вещества среди ингибиторов холинэстеразы, как зоман и табун, также являются химическим оружием.

Но в последние годы едва ли не «самыми популярными» из соединений этого класса стали представители семейства «Новичок». Именно с ними связывают покушение на убийство бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в позапрошлом году в британском Солсбери и последующее отравление еще нескольких случайных жертв.

Офицеры убирают скамью в парке Солсбери, Уилтшир, возле которой были найдены без сознания Сергей Скрипаль и его дочь, Великобритания, 23 марта 2018 года. Кроме Скрипалей, от яда "Новичок" тогда пострадало еще несколько человек.
Фото:

EPA/WILL OLIVER

Яд против яда

Отравление ингибиторами холинэстеразы можно лечить по-разному. Это зависит от конкретного вещества, состояния пациента и других факторов. Из сообщения «Шарите» известно, что Навальному дают широко распространенный препарат атропин. Это вещество, принадлежащее к классу алкалоидов, и куда кроме него входят никотин, кофеин, стрихнин и др. Атропин содержится в растениях семейства пасленовых, например в белладонне.

Его применяют в офтальмологии, психиатрии, а также при язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки и других заболеваниях. Именно атропин как антидот (противоядие) дают при лечении отравления зарином, зоманом, карбофосом и другими ингибиторами холинэстеразы. Как известно, им лечили Скрипалей и его же начали давать Навальному еще в Омске.

Конечно, лечение пациента в сложном состоянии не может сводиться к применению одного препарата. Врачи в Омске ввели Навального в искусственную кому и проводили мероприятия для спасения его жизни, в частности подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

В «Шарите» говорят, что их пациент продолжает находиться в искусственной коме, его состояние тяжелое, но угрозы жизни нет. Пока невозможно сказать, как сильно пострадал его организм, в частности нервная система. Очевидно, что от этого будет зависеть дальнейшая стратегия лечения.

Какой именно из ингибиторов холинэстеразы стал причиной отравления Навального и каким будет его дальнейшее состояние, пока говорить рано. Ответ на этот вопрос должны дать дальнейшие исследования немецких медиков. А при каких именно обстоятельствах это вещество попало в организм российского политика, это вопрос уже за пределами компетенции врачей — и немецких, и русских.

Поделиться: