Государственную генерирующую компанию Центрэнерго шесть лет готовили к приватизации. И за два дня до конкурса, 11 декабря, его отменили. Причиной послужили внутренние расколы между Кабмином и окружением Президента.

Любомира Ремажевская

Государственную генерирующую компанию Центрэнерго шесть лет готовили к приватизации. И за два дня до конкурса, 11 декабря, его отменили. Причиной послужили внутренние расколы между Кабмином и окружением Президента.

Продавали-продавали, а продать-то не смогли

Самую большую и последнюю из государственных угольную энергогенерирующую компанию, ПАО Центрэнерго, контролирующую три теплоэлектростанции (ТЭС) — Трипольскую, Змиевскую и Углегорскую, пытались передать в частные руки по меньшей мере трижды за последние несколько лет.

Еще в 2013 году, во времена президентства Виктора Януковича, на рынке предвещали, что компанию продадут структурам, близким к его семье или же к олигарху Ринату Ахметову. Принадлежащий последнему энергохолдинг ДТЭК на тот момент уже практически достиг монопольного показателя на рынке.

Казалось, вопрос решен. Однако, масштабная авария на Углегорской ТЭС в марте 2013 года остановила самую большую станцию ​​Центрэнерго. Это надолго вычеркнуло компанию из списка привлекательных объектов, ведь Минэнерго заявило, что на восстановление работы станции понадобится 5 млрд. гривен ($180 млн).

Разрушенные энергоблоки начали восстанавливать за государственный счет. Тогда в Фонде госимущества заговорили о возможности выделения Углегорской ТЭС в отдельное юридическое лицо. В то же время на рынке говорили о том, что компания без ТЭС-погорельца вслед за проданной в 2013-м «Донбассэнерго» перейдет в «Энергоинвест Холдинга» Игоря Гуменюка, который, по разным источникам, считался близким как к Януковичам, так и к интересами Ахметова. Но власть сменилась, началась война, компанию так и не продали.

К идее разгосударствления возвращались с 2014 года по крайней мере по разу в год. В ноябре 2014-го Кабмин объявил о приватизации Центрэнерго. Интерес проявили несколько компаний, в том числе и иностранных. И в последний момент конкурс отменили. Тогда источники на рынке сообщали, что компанией заинтересовался кто-то, кто бы «финансово не потянул участие в открытом конкурсе и рисковал проиграть». Именно поэтому, по-видимому, правительство приняло такое решение.

Возможности для «сливания» Центрэнерго в 2015-2016 годах:

  • Январь 2015. Фонд государственного имущества (ФГИ) остановил биржевую приватизацию 10% акций Центрэнерго.
  • Февраль 2015. Рекордная девальвация гривны: котировки UAH / USD согласно официальному курсу достигли 28 гривен за доллар.
  • Март 2015. Остановка Углегорской ТЭС из-за дефицита угля.
  • Апрель 2015. Благословение МВФ на продажу Центрэнерго. Кабинет министров подписал меморандум о приватизации в рамках сотрудничества с МВФ.
  • Май 2015. Правительство утвердило список предприятий на приватизацию в 2015 году, среди них и Центрэнерго.
  • Июнь 2015. Вторая остановка Углегорской ТЭС из-за обстрелов во время АТО.

С тех пор как минимум раз в год появлялась информация, что конкурс вот-вот пройдет. Более того, крайний срок, установленный меморандумом с МВФ, истек еще полтора года назад.

Польское дочернее отделение Ernst & Young начало готовить Центрэнерго к продаже зимой 2018-го. А весной компания уже была в приватизационном списке, поэтому эксперты ожидали, что к концу года ее всё-таки продадут. Еще бы — в 2012-м она производила 9% электроэнергии в стране.

Впрочем, меньше, чем за пять лет этот показатель снизился втрое и в прошлом году составил всего 6,3 млрд киловатт-часов. Несмотря на это, инвестиционной привлекательности предприятие не потеряло.

Работник на одном из энергоблоков Трипольской ТЭС Центрэнерго в городе Украинка, Киевская область, 11 февраля 2016. Фото: EPA/ROMAN PILIPEY

Перспектива продажи

Конкурс на продажу самого интересного энергоактива назначали сперва на ноябрь, но потом дата сместилась ближе к концу года — на 13 декабря. Поэтому на момент введения военного положения в Фонде госимущества поспешили заверить, что конкурс проходить нормально, и компанию таки продадут.

До последнего многим хотелось верить, что процедура будет прозрачной, на предприятие придет европейский инвестор, а бюджет получит хотя бы часть денег на выполнение плана поступлений от приватизаций, который в последние годы устанавливается на уровне 17-22 миллиардов гривен ($610-790 млн), но систематически не выполняется.

Но рассчеты были напрасными. Продажа Центрэнерго не состоялась. 11 декабря, за два дня до торгов, Громадскому стало известно, что конкурс отменят. О возможном срыве приватизации написал также и Андрей Герус, бывший член энергетического регулятора — Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). В конце концов, вечером того же дня Фонд госимущества отменил конкурс.

Формальная причина — участники, выразившие желание принять участие в приватизации, неправильно подали документы, поэтому их не допустили. Кроме того, владелец одной из этих компаний — россиянин.

«По информации, предоставленной правоохранительными органами, конечным бенефициарным владельцем одного из претендентов является лицо, также являющееся основателем и контроллером компаний, зарегистрированных на территории РФ, о чем участник не сообщил в конкурсной документации, как того требует соответствующее Положение», — сообщил глава Фонда Виталий Трубаров.

Действительно, конкурс не вызвал ажиотажа среди влиятельных европейских игроков энергетического рынка, несмотря на то, что несколько лет назад Центрэнерго интересовались в французский Engie. Среди заинтересованных называли и депутата Максима Ефимова, который летом выкупил «Донбассэнерго» у компании Игоря Гуменюка. Согласно данным в системе Smida, о намерении участвовать в конкурсе сообщали шесть компаний, которые не назовешь знатными европейскими гигантами:

  • Унитарное предприятие «Нефтебитумный завод» (принадлежит беларусскому нефтетрейдеру ООО «Интерсервис», бенефициарами являются Николай Воробей и Александр Шакунин)

  • ООО «Форбс энд Манхэттен Украина» (Киев, руководителем является Михаил Спектор, член консультационного совета канадского банка Forbes & Manhattan и экс-президент российской VS Energy, уже владеющей долями в ряде облэнерго в Украине);

  • ООО «Укрдонинвест» (Киев, бенефициаром является Виталий Кропачев, которого называют «смотрящим» бизнес-партнера президента Порошенко Игоря Кононенко в энергетическо-угольном секторе, хотя Кононенко и говорит, что не знаком с ним);

  • Georgian International Energy Corporation LLC (компания из Тбилиси, бенефициаром которой является Давид Бужуашвили, совладелец киевской фармацевтической компании «Индара»);

  • ООО «Баланс Групп» (Киев, бенефициаром является экс-нардеп Дмитрий Крючков, которого связывают с братьями Суркисами и Игорем Кононенко, о последнем заявлял в интервью экс-глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк)

  • ЗАО «УК "Укрнефтебурение"» (Киев, бенефициарами являются олигарх Игорь Коломойский и парламентарий Виталий Хомутынник).

Но в результате на конкурс отправились только двое — «Укрдонинвест», которого источники Громадского называли безусловным фаворитом, и «Нефтебитумный завод». Судя по всему, именно последняя компания вызвала недовольство Фонда — «Интерсервис», являющийся владельцем завода, называют одним из посредников в импорте в Украину российского дизельного топлива.

На самом деле источники Громадского, близкие к Кабмину, говорят: есть три причины для отмены конкурса по продаже акций. И ни одна из них не связана с российскими компаниями.

«Российские корни стали лишь формальным поводом, ключевую роль сыграла высокая стоимость актива, формальное отсутствие европейских инвесторов, а основная — политическая война между «надзирателями» одного из основных интересантов конкурса».

Вид на дымовую трубу Трипольской ТЭС Центрэнерго в городе Украинка, Киевская область 11 февраля 2016. Фото: EPA/ROMAN PILIPEY

За что купил, за то и продаю

Цена Центрэнерго — вопрос спорный. И оценки стоимости одного из самых интересных в приватизационном списке объектов очень разнятся. Согласно распоряжению Кабмина о продаже компании, пакет состоит из 289,2 миллионов акций, что составляет 78,2% уставного капитала общества номинальной стоимостью 375,9 млн грн ($13,5), его стартовая цена составляет 5,9 млрд грн ($212 млн). Это оценка, которую рекомендовали как советники из Ernst & Young, так и в компании Baker Tilly, которой заказали предприватизационный аудит Центрэнерго.

Однако эксперты этой отрасли с такой оценкой не согласны. Причем, в «обе стороны». Реальной стоимостью актива опрошенные Громадским эксперты называют около 5,5 млрд грн ($198 млн), то есть немногим меньше названной Фондом госимущества цены. Если посчитать по котировкам актива на бирже — стоимость составит лишь чуть более 4 млрд грн ($145 млн).

Впрочем, есть и другая позиция. Экономист Алексей Кущ считает, что Центрэнерго могли бы продать дороже, минимум за 13 миллиардов гривен ($470 млн). «Можно оценивать объект по разным методикам — по стоимости активов, финансовых потоков и тому подобное. И в любом случае минимальная сумма будет 10 миллиардов гривен ($360 млн). И то с расчетом на то, что в процессе торгов она вырастет», — говорит он. И подчеркивает — низкая цена обусловлена ​​не лучшим временем для разгосударствления, ведь инвесторы учитывают риск выборов, изменения текущей власти и теоретической реприватизации, и в других условиях на Центрэнерго нашли бы гораздо больше желающих.

Следует отметить, что отдельные претенденты на Центрэнерго в предыдущих попытках в частном общении оценивали контрольный пакет акций компании около 1,5 млрд гривен ($540 млн) по тогдашнему курсу, в правительстве, правда, ее оценили чуть дороже — в 200 млн долларов США, что по курсу НБУ в 2014-м составило чуть менее 3 млрд гривен. Например, «Донбассэнерго» была приватизирована за 719 млн гривен, что по курсу 2013 составляло около 90 млн долларов США.

Поэтому, несмотря на не слишком высокую стоимость, претендентов нашлось немного. По мнению руководителя отдела исследований в Concorde Capital Александра Паращия, именно начальная цена объекта могла отпугнуть потенциальных инвесторов.

«Она будто выглядит и невысокой, если смотреть на доходы компании за прошлый год (1,89 млрд гривен, или $68 млн). Но поскольку тот год был для компании исключительным (они почти всю прибыль заработали во время чрезвычайного положения в энергетике, которое ввели весной 2017, и такое вряд ли повторится), а оценивать компанию нужно исходя из ее перспектив, оценка выглядит несколько завышенной».

По оценке Паращия, компанию могли бы продать за 5-6 млрд гривен ($180-220 млн), но лишь потенциально. «Стоимость актива могла бы на конкурсе достичь той цены, которая была определена стартовой», — говорит аналитик.

Такая прибыльность для компании — новинка, ведь годами Центрэнерго слыла убыточным активом. Хотя станции и производили много электроэнергии, но в украинских реалиях доходная компания не обязательно является прибыльной. Полученную за свой товар — электроэнергию — выручку из компании вымывали поставщики угля и оборудования, долги перед компанией со стороны покупателя, компании «Энергорынок», и значительные затраты на ремонт станции-погорельца.

А в прошлом году среди «финансовых достижений» Центрэнерго числились более 2 млрд грн ($72 млн) компенсации за недогруз — это был период, когда ее блоки простаивали. Эксперты говорят:  даже если бы компания работала, то из-за низкого тарифа и схемы отмывания денег она снова оказалась бы в минусе.

В то же время Центрэнерго накопила немало долгов. Из них около 70 млн грн ($2,5 млн) она должна предприятию «Энергосеть» экс-депутата Блока Юлии Тимошенко Дмитрия Крючкова, который это подтвердил. Интересно и то, что другая компания Крючкова тоже претендовала на участие в конкурсе, но документы все же не подала.

Работники на одном из энергблоков Углегорской ТЭС «Центрэнерго» в Светлодарске, Донецкая область, 17 октября 2013. Фото: АНДРЕЙ МОСИЕНКО/POOL/УНИАН

Европе не интересно

«В течение последних трех месяцев, прилагая неимоверные усилия, мне не удалось наладить эффективную работу Центрэнерго. Поэтому я думаю, возможно, стоит привлечь частного инвестора. Считаю, что приватизацию стоит проводить», — говорил весной-2015 министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин. Министр добавил, что зимой к нему обращались европейские компании, в частности GDF Suez (Франция, сейчас — Engie), с инициативой принять участие в приватизации.

Одним из партнеров французской компании является ООО «Энергетические ресурсы Украины» (ЭРУ), управляющий директор которой Андрей Фаворов открыто заявлял о готовности привести в Украину западных инвесторов, и даже участвовал в конкурсе на должность руководителя компании. Но согласятся ли ЭРУ и партнеры участвовать в приватизации Центрэнерго? Сейчас — нет. В недавнем интервью «Экономической правде» Фаворов рассказал о позиции компании:

«Публиковать за месяц условия тендера и дать месяц, чтобы поднять 200 с лишним миллионов долларов в Украине перед выборами, с военным положением, — это нереально. Мы попытались, опросили людей, с которыми раньше работали, по финансированию, но они инвестировали кто в Нигерию, кто еще куда-то, кто вообще на уголь уже не смотрит. То есть те козыри и наработки, которые у нас были, мы не смогли "склеить"».

Но причина не только в сроках, хотя они и значительно повлияли на интерес. Немалое влияние, по словам экспертов рынка, на ситуацию оказывает и непонятная европейцам формула стоимости продукции, производимой Центрэнерго — электроэнергии.

Сейчас, согласно постановлению НКРЕКУ, на ее стоимость влияет формула «Роттердам+», и Центрэнерго является одним из крупнейших получателей доходов вместе с ДТЭК. Следствие детективов НАБУ о коррупционности этой формулы, начатое еще в апреле 2017 года, не завершилось до сих пор. А это не слишком стимулирует европейских инвесторов купить актив.

С другой стороны, сторонники «Роттердама+» утверждают, что именно наличие этой формулы в тарифных расчетах и сможет привлечь иностранного инвестора.

Исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации Анна Деревянко еще летом подчеркнула, что в случае Центрэнерго иностранные инвесторы самом деле ждут от государства больше прогнозируемости в энергетической сфере и именно формульного ценообразования, можно понятного для них.

«Инвесторы понимают, что покупка Центрэнерго — это пропуск к тарифному болоту, с которым станешь заложником противостояния. Фактически это дело сделало сферу тепловой энергетики еще более токсичной для западных инвесторов», — пишет в блоге эксперт по вопросам энергетики Украинского института будущего Адриан Прокоп.

Источники Громадского, близкие к одной из европейских энергокомпаний говорят, что значительно больше инвесторов беспокоит возможность несвоевременного старта работы новой модели энергорынка в Украине, которая запланирована на лето 2019 года.

«Пока мы не видим прогресса в направлении внедрения новой модели, поэтому лучше подождать появления более прозрачной среды», — отметил собеседник Громадского.

Великі купи південноафриканського вугілля, вкриті снігом на терирорії Трипільської ТЕС «Центренерго» у місті Українка, Київська область 11 лютого 2016 року

Большие кучи южноафриканского угля, покрытые снегом на територии Трипольской ТЭС «Центрэнерго» в городе Украинка, Киевская область 11 февраля 2016. Фото: EPA / ROMAN PILIPEY

Схватка двух ёкодзун

Но главной проблемой с продажей Центрэнерго источники Громадского в парламенте называют внутренние ссоры в окружении Игоря Кононенко, которые возникли между Крючковым, сконцентрировавшим долги предприятия, и бизнесменом Кропачевым, планировавшим легализовать свое влияние на актив.

«За Крючковым, кроме лобби Кононенко, к тому же стоят российские деньги, ведь его поддерживал ВТБ Банк», — поделился источник, близкий к окружению экс-нардепа БЮТ. В обеих компаний были планы на приобретение, но фактически до финала дошел только «Укрдонинвест» Кропачева.

5 декабря компания Крючкова вышла с заявлением, в котором говорится о хищении денег в Центрэнерго. В письме прямо указывается на то, что вывод денег из актива происходит в пользу Игоря Кононенко и Петра Порошенка.

Там же Кропачева называют официальным поставщиком топлива. В конце концов, это секрет Полишинеля — по данным «Экономической правды», более 80% угля для Центрэнерго поставляют структуры, прямо или косвенно связанные с бизнесменом Виталием Кропачевым.

Кроме того, компания Кропачева уже является частичным владельцем Центрэнерго. Согласно данным в системе Smida, 0,05% акций уже принадлежат «Укрдонинвесту».

Близкие к приватизационному конкурсу люди, попросили их не называть, рассказали: в ходе торгов планировали пойти на уступки и позволить снижение стоимости актива до 2 млрд грн ($72 млн).

В Фонде госимущества эту информацию Громадскому опровергли, отметив, что «планировалось провести конкурс в соответствии с постановлением КМУ, там четко указано — аукцион с открытостью предложения цены».

О решении вопроса Кропачева писал в своем Telegram-канале народный депутат Сергей Лещенко. «Порошенко с Кононенко уже несколько лет готовились к этой схеме и контролируют менеджмент государственной компании, чтобы потом за украденные деньги выкупить само предприятие. Это — «классическая» схема украинской коррупции. Похожий подход был применен на «Криворожстали», которую в пять раз дешевле реальной стоимости продали окружению президента Кучмы в последний год его руководства.

Неудивительно, что во времена Порошенка власть оказалась неспособной (а точнее — не захотела) провести конкурс и назначить полноценного руководителя Центрэнерго. Несколько лет назад проходил конкурс, но он остановился в шаге от решения — и потом одному из претендентов Кобе Накопия, по его словам, звонил Кононенко и просил его не поднимать бучу из-за отмены».

Вероятно, премьер-министр Владимир Гройсман решил не допускать столь явно подстроенного конкурса. Источники Громадского в Кабмине говорят, что в правительстве не могли позволить покупку предприятия на конкурсе официальному «надзирателю» Игоря Кононенко.

«Гройсман не мог пойти на такой шаг, потому что этот конкурс оставил бы пятно как на его имидже, так и на репутации украинского энергорынка. Отмена нанесла репутационные потери в определенных кругах, но стала меньшим злом».

Так или иначе, компания неформально осталась под контролем группы Кононенко, разве что оно не узаконено. Тем более, что на рынке говорят, что компания Коломойского-Хомутынника «Укрнефтебурение» «попала» в приватизационный поезд едва ли не в последний момент, и готовилась к судебному иску о недопуске к конкурсу. Так вот, удастся ли разгосударствление актива государству в следующем году — большой вопрос, ответа на который эксперты избегают. Ведь следующий год — год политической турбулентности, когда иностранные инвесторы вряд ли захотят рисковать своими деньгами.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile