На первый взгляд, утро 12 декабря в Манчестере отличается разве морозной мрачностью. На самом деле, в этот зимний день решается будущее всего Соединенного Королевства: страна проводит досрочные выборы — вторые за последние три года, которые идет пока безуспешный процесс ее выхода из состава Европейского Союза.

Джеймс неохотно соглашается дать комментарий — спешит на работу, потому что должен был отстоять в длинной очереди на участке.

«Чувствую оптимизм, потому что явка высокая, к участку длинная очередь, — улыбаясь, говорит он на камеру. — Обнадеживает то, что люди приходят, голосуют, принимают собственное решение, и у нас есть шанс положить конец власти консерваторов».

Манчестер — рабочий город на севере Англии — традиционно поддерживает лейбористов. Они несколько десятилетий побеждали на трех местных округах.

Но Джеймса, как и большинство манчестерцев, на следующий день ждали не слишком утешительные новости.

Консервативное монобольшинство

Экзитполы телеканалов BBC, ITV и Sky News спрогнозировали правящей Консервативной партии во главе с действующим премьером Борисом Джонсоном 368 мест из 650. Последний раз такой высокий результат «тори» показывали только при премьере Маргарет Тэтчер. Результаты подсчета голосов на всех 650 мажоритарных округах показали не слишком отличающиеся от экзитполов результаты: у партии Джонсона 364 места, что все равно дает ей убедительное большинство в 78 голосов.

Для сравнения: последний перед днем голосования опрос социологической службы YouGov прогнозировал Консервативной партии большинство в 28 голосов.

Сразу после объявления предварительных результатов Джонсон заявил, что его правительство получило «новый мощный мандат для проведения Brexit».

«Думаю, что эти выборы станут историческими и сейчас дают нам, новому правительству, шанс исполнить демократическую волю британского народа», — заявил премьер.

«Get Brexit done», или «завершить Brexit» — таким был ключевой предвыборный лозунг консерваторов. В отличие от остальных партий, они предложили избирателям понятное и четкое решение проблемы, которая уже более трех лет доминирует в политической и общественной жизни британцев. У Джонсона есть соглашение, которое согласовали 27 стран-членов ЕС. Есть и дата, к которой он пообещал воплотить Brexit — 31 января 2020.

На этих выборах Brexit перевесил все.

Ни нежелание Бориса Джонсона давать интервью и участвовать в дебатах на тему изменения климата; ни отказ публиковать доклад о возможном вмешательстве России в британские выборы; даже дружба с «токсичным» для британцев Трампом — ничто из этого не помешало его Консервативной партии получить рекордное за последние 30 лет количество голосов.

Британский премьер Борис Джонсон со своей собакой Дилайн у избирательного участка в Центральном зале методистов в Вестминстере, Лондон, Великобритания, 12 декабря 2019 года
Фото:

EPA-EFE/FACUNDO ARRIZABALAGA

Поворот не туда

Зато лейбористы во главе с Джереми Корбином потерпели чувствительное поражение. Они останутся второй по величине партией в Палате общин, но потеряют 59 мест по сравнению с парламентом предыдущего созыва. Это худший результат Лейбористской партии за последние 84 года. Проиграли лейбористы даже в некоторых округах, где их традиционно поддерживали, — в районах так называемой «красной стены», расположенных на севере Англии.

Чем дольше затягивался Brexit, тем очевиднее было отсутствие четкой стратегии у Лейбористской партии по его разрешению. Корбин — евроскептик по своим убеждениям — во время референдума 2016 года с неохотой выступил за сохранение членства страны в ЕС, а потом позиционировал свою партию как объединителя интересов обоих лагерей Brexit.

На практике это означало отвержение соглашений о выходе из ЕС, заключенных как Терезой Мэй, так и Борисом Джонсоном, обещание еще одной сделки (непонятно, насколько бы она должна была отличаться от предыдущих) и проведение референдума, на котором Лейбористская партия соблюдала бы нейтралитет — не выступала бы ни за сохранение членства в ЕС, ни за отказ от него.

Конечно, это было не единственной причиной падения и без того низкого рейтинга лично Корбина. Ему не раз припомнили проявления антисемитизма в его партии, в отношении которых расследование ведется еще с начала года. Вопрос вызвало и получения им доступа к секретным документам британского правительства, которые якобы свидетельствовали о желании Джонсона разрешить Соединенным Штатам приватизировать британскую Национальную службу здравоохранения.

После объявления результатов экзитпола Корбин заявил, что на следующие выборы Лейбористскую партию поведет другой лидер. А руководство политической силы будут ждать серьезные изменения.

Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин с женой Лаурой Альварес направляются на избирательный участок в Лондоне, Великобритания, 12 декабря 2019 года
Фото:

EPA-EFE/NEIL HALL

Кроме лейбористов, неудача постигла и проевропейскую Либерально-демократическую партию, которая получит всего 11 мандатов — на один меньше, чем у нее было в парламенте предыдущего созыва. Ее руководительница Джо Свинсон даже не прошла по округу, от которого выдвигалась, и почти сразу объявила о своей отставке с поста лидера политической силы. По иронии судьбы, Свинсон выбрали руководительницей либерал-демократов на следующий день после избрания лидером консерваторов Джонсона. Кроме того, она не скрывала своих премьерских амбиций.

А еще уже точно известно, что в парламент не попадут ни «Партия Brexit», ни «Партия независимости Соединенного Королевства» — две политические силы, которые выступали за «жесткий» выход страны из ЕС без всяких условий.

Мы существуем благодаря вам! Поддержите независимую журналистику — поддержите нас на платформе Спільнокошт и присоединяйтесь к сообществу Друзей hromadske.
Лидер Либерально-демократической партии Джо Свинсон (в центре) во время предвыборной кампании в пригороде Лондона - Уимблдоне, 11 декабря 2019 года
Фото:

EPA-EFE/NEIL HALL

Надежда умирает последней

Кроме консерваторов, свои позиции усилила и Шотландская национальная партия — ее представители побеждают в 48 из 59 округов, где они выставили своих кандидатов. Лидер партии и первый министр Шотландии Никола Старджен, как и Джонсон, заявила о «новом и усиленном мандате» — но в данном случае он касается проведения второго референдума за независимость региона.

«Я не претендую на то, чтобы каждый, кто проголосовал вчера за Шотландскую национальная партия, обязательно поддерживал бы независимость Шотландии, но эти выборы показали значительную поддержку выбора нами своего будущего, а также отсутствие необходимости мириться с консервативным правительством, за которое мы не голосовали, и мириться с существованием нашего государства за пределами ЕС», — заявила она после объявления предварительных результатов.

Премьер Шотландии Никола Старджен с мужем Питером Мюреллом у дверей избирательного участка в Глазго, Шотландия, 12 декабря 2019 года
Фото:

EPA-EFE/ROBERT PERRY

Правда, вряд ли это поможет шотландским националистам повторить референдум 2014 года: Борис Джонсон и раньше категорически отвергал такую возможность для Шотландии, а сейчас, имея достаточно голосов для воплощения своего плана Brexit, — и подавно. Впрочем, Старджен получила дополнительный рычаг влияния на политику в Лондоне и общественное мнение — а значит, «шотландский вопрос», по крайней мере на некоторое время, станет одним из главных на политической повестке дня страны.

Пока шотландцы стремятся остаться в составе ЕС, британский премьер обещает быстро завершить Brexit. А времени действительно мало: после 31 января 2020 года у Великобритании будет меньше года, чтобы согласовать с Евросоюзом будущее торговое соглашение.

«Одиннадцать месяцев для подготовки торгового соглашения с Великобританией — это мало для ЕС. Переговоры с той же Канадой продолжались шесть-семь лет, прежде чем она подписала комплексное торговое соглашение», — говорит в комментарии hromadske британский журналист Стефан Яечник.

Новый глава Европейского совета Шарль Мишель заявил, что ожидает одобрения сделки о Brexit в британском парламенте в ближайшие недели, и добавил, что ЕС готов к торговым переговорам.

***

Наблюдая за объявлением результатов экзитполов и первых итогов выборов, Джеймс очевидно расстраивается. Он, однако, признает, что консерваторы сделали невероятную работу по объединению своего электората и новых сторонников в лице ярых сторонников Brexit.

И у остальных манчестерцев, несмотря на очевидную поддержку лейбористов в городе, больших иллюзий относительно результатов не было.

«Все, с кем я общаюсь, имеют схожие взгляды, схожие приоритеты... Здесь обычно больше голосуют за лейбористов. Но это меняется, когда попадаешь в более состоятельные районы, где проживают в основном консерваторы. Поэтому я не думаю, что мне понравится результат этих выборов», — сказала hromadske жительница Манчестера Лора.

Приведет ли последующее развитие событий к продлению периода турбулентности и поляризации среди регионов, или наоборот, только полученное монобольшинство в парламенте завершит период политической неопределенности, — покажет время. Но если судить хотя бы только по настроениям в Шотландии, уже можно понять, что Brexit, который теперь кажется гораздо более реалистичным, может быть не последним большим изменением в ближайшем политическом будущем Соединенного Королевства.

Поделиться: