Лулу и Нана — псевдоним близняшек, которые в результате эксперимента китайского ученого Хэ Цзянькуя впервые в истории родились с модифицированными генами
Фото:

EPA-EFE/ALEX HOFFORD

Год назад китайский ученый Хэ Цзянькуй объявил, что в результате его эксперимента впервые в человеческой истории родились дети с модифицированными генами. Научный мир почти единогласно осудил Хэ Цзянькуя, а сам ученый пропал.

Сейчас другой ученый, россиянин Денис Ребриков, заявляет, что уже к концу этого года повторит эксперимент Хэ Цзянькуя. А его исследованиями заинтересовались высшие руководители России.

Чем опасны такие эксперименты и зачем они понадобились Путину — читайте на hromadske.

Лулу и Нана

В китайской провинции Гуандун, где-то неподалеку города Шэньчжэнь, живут девочки-близняшки Лулу и Нана. Им почти исполнился год.

Очень вероятно, что девочки за несколько лет умрут от обычного гриппа, от которого большинство их сверстников легко бы выздоровели. Или от более экзотической лихорадки Западного Нила, которая в их случае даст особенно тяжелые осложнения.

С другой стороны, Лулу и Нана якобы обладают повышенной устойчивостью к ВИЧ-инфекции, бубонной чумы, натуральной оспы, а в случае сердечного приступа смогут восстановиться быстрее других людей.

Но никто точно не знает ни первого, ни второго.

Как не знает и настоящих имен близняшек. Лулу и Нана — это псевдоним, которым их ради конспирации наградил их, можно сказать, соавтор — китайский ученый Хэ Цзянькуй.

Тот, кто отредактировал гены девочек перед рождением.

Хэ Цзянькуй

Где находится 35-летний Хэ Цзянькуй и что с ним происходит — тоже неизвестно.

После того, как в ноябре 2018 года о его эксперименте стало известно, ученый исчез. В декабре появилась информация, что он якобы находится под арестом в одном из зданий университета, но дальнейшая судьба Цзянькуя неизвестна.

Хэ Цзянькуй учился в Китае, затем стажировался в Хьюстоне и Стэнфорде, затем вернулся на родину и получил под свое начало лабораторию в Южном научно-технологическом университете в Шэньчжэне.

В 2017 году научная группа под руководством Хэ Цзянькуя открыла новую методику секвенирования генома (то есть определения последовательности генов), которую китайские СМИ провозгласили лучшей в мире.

Очевидно, на Хэ Цзянькуя ждала выдающаяся научная карьера. Но все изменилось, когда 25 ноября 2018 года он поведал миру о существовании Лулу и Наны.

Еще в 2008 году ученые выяснили, что вирус ВИЧ попадает в человеческие клетки с помощью белка, производством которого «руководит» ген CCR5. Мутация именно этого гена помогла Тимоти Рэю Брауну, известному также как «Берлинский пациент», стать первым человеком, который вылечился от СПИДа.

Хэ Цзянькуй получил яйцеклетку, оплодотворенную ВИЧ-позитивным человеком, и в пробирке отредактировал ее геном — с помощью технологии CRISPR-Cas9 (неофициально называют «молекулярными ножницами») удалил часть гена CCR5.

Ранее подобные эксперименты этим и ограничивались. Но Хэ Цзянькуй стал первым, кто осмелился имплантировать «отредактированную» яйцеклетку женщине и, наконец, получить первых в мире детей с модифицированными генами — Лулу и Нану. Близнецы родились здоровыми, а Хэ Цзянькуй был уверен, что создал людей, устойчивых к ВИЧ-инфекции.

Трудно сказать, к какому восприятию в научном мире готовился Хэ после обнародования результатов. Так или иначе, большинство ученых осудили китайского исследователя.

Дело в том, что последствия изменения человеческих генов изучены очень мало. Нет даже уверенности в том, что Лулу и Нана действительно защищены от ВИЧ-инфекции. Они могут быть более чувствительными к другим заболеваниям, также есть предположение, что люди с мутациями гена CCR5 в целом имеют более низкую среднюю продолжительность жизни.

Сама по себе технология «молекулярных ножниц» тоже далека от совершенства: во время «отрезания» одного гена можно случайно задеть другие, что приведет к непредсказуемым последствиям. К тому же весь этот смутный набор качеств получат не только сами Лулу и Нана, но и их потомки.

Кроме медицинских, против изменения человеческого генома есть и много оговорок этического характера. Например, некоторые опасаются возникновения некой генетической неровности — богатые родители смогут закладывать будущим детям желаемый набор качеств, как физических, так и умственных, тогда как дети из бедных семей будут оставаться с тем, что получат от природы.

Примерно такой набор обвинений получил Хэ Цзянькуй от коллег-ученых. Из университета его мгновенно уволили, он стал фактически изгоем в научном мире. Но не менее тяжелые обвинения выдвинули против него китайские правоохранители.

Выяснилось, что эксперимент Хэ проводил нелегально, используя поддельные документы и подставных доноров (в Китае ВИЧ-положительные люди не имеют права принимать участие в подобных исследованиях, и вместо них некоторые анализы сдавали фальшивые волонтеры). Поэтому из-за этих махинаций ему теперь грозит немалое наказание, и его судьбе в авторитарном Китае не позавидуешь.

Но похоже, что эстафету выращивания детей с модифицированными генами в Китае берет другое авторитарное государство — Россия. А того, кто претендует на роль российского «доктора Хэ», зовут Денис Ребриков.

Российский генетик Денис Ребриков
Фото:

Хайтек+

Денис Ребриков

«Все способности, в частности IQ, очень значительной степени определяются генетикой. Сейчас все люди генетически разные. Этот инструмент (редактирование генов — ред.) Как "кольт": он всех уравняет», — говорит Денис Ребриков журналистам.

Он — очень публичное лицо. Охотно раздает интервью, в которых делится научными планами, и читает лекции о чудесах генетики. Редактирование человеческого генома Ребриков, кроме револьвера «кольт», что сделал когда-то равными поселенцев на Диком Западе, уподобляет еще и разработке атомной бомбы: мол, эту технологию можно использовать как во благо человечества, так и для его гибели.

Денису Ребрикову, который размышляет о биологической технологии в таких милитаристских терминах, 43 года. Он проректор по научной работе института имени Пирогова, а также заведующий лабораторией изменения генома Научного центра имени Кулакова.

Год назад, когда близнецы Лулу и Нана уже должны были вот-вот родиться, Ребриков вместе с коллегами опубликовали статью в «Вестнике института Пирогова». Там речь шла об эксперименте, который был очень похожим на тот, что проводил Хэ Цзянькуй — только без рождения генетически модифицированного ребенка. На статью не обратили внимания — подобных экспериментов в мире уже было сделано немало, к тому же «Вестник института Пирогова» — достаточно локальное научное издание.

Собственно, и сам Ребриков, несмотря на должности и звания, человек в мировой науке далеко не самый авторитетный. Об этом свидетельствует, хотя бы, то, что у его более чем ста публикаций достаточно невысокий суммарный рейтинг. Худший (показатель, характеризующий цитируемость работ ученого) — 14, тогда как ученые такого уровня обычно не менее 30 баллов.

Но восемь месяцев назад, когда о скандале с Хэ Цзянькуем начали понемногу забывать, Денис Ребриков в интервью авторитетному изданию Nature заявил, что собирается имплантировать эмбрионы с модифицированными генами женщине еще до конца 2019 года.

Заявления Ребрикова испугали сотрудников Nature, и уже на следующий они день опубликовали редакционную статью с призывом к мировому научному сообществу немедленно вмешаться и остановить «противоречивые планы» русского ученого.

Реакция иностранных ученых на заявления Ребрикова была такой же единодушной, как и на опыты «доктора Хэ». И российские коллеги называли планы Ребрикова неэтичными.

Впрочем некоторые из российских ученых отнеслись к заявлениям Дениса Ребрикова скептически.

«Подозрение, что заявление для Nature сделано ради хайпа, усиливается, когда сами исследователи признаются, что пока не придумали, как использовать это все для решения клинических задач», — заявила в интервью Forbes Екатерина Померанцева, директор Центра генетики и репродуктивной медицины «Генетико».

Она говорит, что в мире много научных групп работает над подобными задачами (модификация генов без дальнейшего рождения ребенка), но только российский ученый провозглашает заявления вроде «Я достаточно сумасшедший, чтобы сделать это» (вырастить генетически модифицированных детей).

По мнению Померанцевой, такие заявления вредят, прежде всего, развитию самой науки: «Из-за таких поспешных, хайповых заявлений может быть введен запрет на редактирование клеток зародышевой линии. Отменить такой запрет потом будет очень нелегко, и все исследования прервутся на многие годы».

После «хайпа», вызванного публикацией в Nature, Денис Ребриков внезапно изменил планы эксперимента. Теперь он хочет исправить мутацию гена GJB2, которая приводит к наследственной глухоте. Ученый планирует помочь двум родителям с недостатками слуха завести здорового ребенка.

Возможно, изменение планов связано с тем, что после дела Хэ Цзянькуя мировое научное сообщество установило более жесткие правила игры — генная инженерия должна применяться к человеку только в случае, если альтернативы нет.

Чтобы предотвратить передачу ребенку ВИЧ-инфекции, можно обойтись без редактирования генов — достаточно просто найти здоровый эмбрион. А вот в случае, если у обоих родителей поврежденный ген GJB2, помочь могут только «молекулярные ножницы». Поэтому помешать Ребрикову провести такой эксперимент будет значительно сложнее.

Но российский ученый, в отличие от своего китайского предшественника, якобы не собирается идти нелегальным путем — по крайней мере, по российскому законодательству. Он неоднократно утверждал, что хочет получить от власти официальное разрешение на опыты. Запрос на получение такого разрешения Ребриков планирует подать в российское министерство здравоохранения уже в этом октябре.

Способствовать получению такого разрешения Ребриков, кажется, хочет в очень характерный способ.

В мире много научных групп работает над модификацией генов, но не провозглашают заявлений «вырастить генетически модифицированных детей»
Фото:

depositphotos

Мария Воронцова

22 апреля 2019 года российский премьер Дмитрий Медведев утвердил программу развития в России генетических технологий. «Цель понятна — это развитие генетических технологий, связанных, в том числе, с так называемым генетическим редактированием», — заявил Медведев. На развитие генной инженерии РФ планирует в ближайшие годы потратить 127 млрд рублей ($1,9 млрд).

А 26 апреля 2019 года президент России Владимир Путин включил в Совет по развитию генетических технологий 34-летнюю Марию Воронцову.

Воронцова — эндокринолог, кандидат медицинских наук. К тому же — совладелец компании «Номеко», которая участвует в крупнейшем в России частном инвестиционном проекте в области медицины. Проект направлен, в частности, на борьбу с раком, его поддерживают многие крупные российские бизнесмены и чиновники.

И напоследок Мария Воронцова (конечно же — «по случайному стечению обстоятельств») — старшая дочь Владимира Путина.

Именно перед Марией Воронцовой, как утверждают источники издания Bloomberg, в августе 2019 года ведущие российские ученые в области генетики (в частности — Денис Ребриков) устроили дискуссию во время тайной встречи где-то на юге Москвы.

В течение трех часов Воронцова слушала аргументы сторонников и противников создания генетически модифицированных детей. Как утверждает издание, она в конце концов не поддержала ни одну из сторон, но согласилась, что научный прогресс нельзя остановить и подобные эксперименты нужно вести исключительно под контролем государства. По мнению журналиста Bloomberg, решение о разрешении спорного эксперимента Ребрикова будет принимать лично Владимир Путин.

Сама Воронцова отказала журналистам в комментариях. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков ответил Bloomberg, что «изменения генов — не президентское дело». А министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что с кейсом Ребрикова будет разбираться комитет по этике.

Детская эндокринолог Мария Воронцова
Фото:

screenshot/Телеканал «Доктор»

Владимир Путин

Авторы Bloomberg в своей публикации высказывают предположение (и одновременно — надежду), что Ребриков, заявляя о готовности получить ребенка с модифицированными генами, просто блефует.

Даже если и так, ситуация понемногу выходит из-под его контроля — несмотря на то, какие ресурсы и личности уже задействованы вокруг.

Можно только догадываться, что именно хочет получить от перспективных и одновременно противоречивых генных исследований российская правящая верхушка.

Не исключено (и это, пожалуй, наименее опасный для человечества вариант), что это — не что иное, как очередное перераспределение государственных средств между «своими».

Также можно предположить, что неизменная российская элита, которая неуклонно стареет (Путину, например, на днях исполнилось 67 лет), как и все стареющие элиты всех времен, хватается за любые новые способы продлить свою жизнь и, как следствие — пребывания у власти.

Здесь можно вспомнить, например, опыты Александра Богданова по переливанию крови, с помощью которого он в 20-е годы хотел улучшить здоровье большевистских вождей. Или профессора Богомольца, на «чудодейственную сыворотку» которого в свое время якобы очень рассчитывал Сталин.

Но и третье, более страшное предположение. В России, которая в последние годы милитаризирована, как говорится — до краев, и заряженная на противостояние с Западом, и руководители которой регулярно угрожают Европе и США новым оружием, генетические технологии также хотят использовать для «холодной» (или даже «горячей») войны.

К счастью, подтверждений этому пока нет. Но как тут не вспомнить выступление того же Путина в 2017 году во время одного из международных фестивалей. Тогда он рассказывал российским и иностранным студентам, что изменение человеческого генома, в частности, может помочь создать идеального военного. Такого, который воюет без страха, боли и сострадания к противнику.

Поделиться: