Ангелина Карякина

Бригадный генерал Дженни Кариньян (Jennie Carignan) — женщина с самым высоким званием в рядах Вооруженных сил Канады. Она участвовала в миротворческих операциях на Ближнем Востоке, в частности, во время конфликта между Сирией и Израилем за Голанские высоты, в Афганистане, в Боснии. При такой активной военной биографии она также воспитывает четверых детей и увлекается танцами. В канадской прессе ее назначение и работу окрестили «эффектом Дженни», — должность Кариньян, по сути, открыла для женщин больше возможностей.

Действительно ли сегодня женщины могут, как уверяют в популярной литературе, «иметь все и сразу» — карьеру, личную жизнь, семью? И надо ли всем женщинам обязательно «иметь все»? О равенстве, ролевых моделях, многообразии, политическом и личном — в новом авторском проекте главного редактора «Громадського» Ангелины Карякиной «Дорогенька моя» (с укр. «Дорогуша моя», название передачи — это отсылка к снисходительному обращению президента Украины Петра Порошенко к журналистке «Детектор медиа» на пресс -конференции 28 февраля 2018 года). 

В первом выпуске — о равенстве в армии, женском и мужском лидерстве среди военных, о силе и материнстве.

Вы — женщина с высочайшим званием в Вооруженных силах Канады. По всему миру, и особенно в Канаде, вы много говорили о своей работе, звании, а также о гендерном неравенстве. Но в одном из интервью вы признались, что хотели бы больше думать и говорить о своей работе, а не о гендерных вопросах. Кажется, что для многих женщин на руководящих должностях это такой двойной труд — с одной стороны, выполнять свою непосредственную работу, с другой постоянно поднимать гендерные вопросы. Как вы к этому относитесь?

Думаю, это наша ответственность — говорить о нашей жизни и наблюдениях. Фактически, это заставило меня глубже задуматься над тем, что я делаю. Мы так сильно фокусируемся на самой работе и управлении, что иногда забываем отойти на шаг и посмотреть на вещи со стороны, объяснить, почему все происходит именно так. Эти обязательства заставили меня пристально взглянуть на то, что я делаю. Думаю, это мне пригодилось — мне, моему руководству и тому, как я работаю со своим формированием, с коллегами.

Бригадна генералка Збройних Сил Канади Дженні Каріньян під час інтерв'ю Громадському, Київ, 18 лютого 2019 року

Бригадный генерал Вооруженных сил Канады Дженни Кариньян во время интервью Громадскому, Киев, 18 февраля 2019 года. Фото: Громадское

Как к вашему званию относятся в Канаде, в частности, в вашем окружении? Все еще как к чему-то экзотическому?

Полагаю, это привлекает внимание, потому что я действительно первая женщина в этом звании. Надеюсь, со временем это станет нормой, и мы привыкнем к женщинам на руководящих должностях в различных профессиональных сферах.

Важно осознать, что все когда-то происходит впервые, и в конце концов становится нормой. Это также создает ролевые модели. Вот у меня в свое время была потребность в примере других женщин, которые были бы для меня моделью поведения. Их не было. Однако у меня были невероятные мужские модели, и я за это очень благодарна. Но это может быть и по-другому. Идея разнообразия военной силы делает ее даже сильнее, потому что тогда можно перенять навыки, возможности и примеры разнообразия.

Насколько решающим стало то, как к вам относились ваши родители, как воспитывали, какие предоставляли возможности, чтобы выбрать военную карьеру?

С одной стороны, всегда нужен кто-то, кто скажет тебе: слушай, ты можешь сделать это — что-то предпринять, посеять семена, так сказать, ведь это об осознании своих возможностей.

В начале моей карьеры, каждый раз, когда я получала новую должность, я задавала себе вопрос: я с этим могу не справиться, зачем тогда они просят меня? Но мне отвечали: нет, мы знаем, что ты с этим справишься, просто пойди, сделай и вернись. Тогда я это делала и осознавала: вау, я это могу. Затем я переходила к следующему вызову и осознавала: вау, так я и это могу! Вот именно так ты со временем выстраиваешь уверенность в себе. Мне всегда везло — я встречала людей, которые меня поддерживали. Они нейтрализовали тех, которые во мне сомневались только потому, что я женщина.

Бригадна генералка Збройних Сил Канади Дженні Каріньян (в центрі), 16 лютого 2019 року

Бригадный генерал Вооруженных сил Канады Дженни Кариньян (в центре), 16 февраля 2019 года. Фото:​ Cavalier Marc-André Leclerc, affaires publiques 5 GBMC

Сколько препятствий вы встречали в своей военной карьере? Какими они были?

Главное препятствие, с которым я сталкиваюсь на протяжении всей карьеры, — это восприятие, в определенной степени стереотипы.

Есть три основных таких стереотипа: первый — что женщины слабы, у них недостаточно сил для армии; второй — женщины неумелы в бою; третий — ты не можешь быть солдатом и мамой одновременно.

Я всегда спрашивала: а почему я должна выбирать между армией и материнством, если моих коллег-мужчин об этом никогда не спрашивали? Кажется, я довольно неплохо справляюсь со своими обязанностями, а вы мне сейчас говорите, что раз я воспитываю детей, то больше не могу быть профессионалом. Для меня это было что-то непоследовательное.

То же касается силы. Существует много видов силы. Не все мужчины имеют одинаковую силу, и женщины тоже не все одинаковые. У всех разные физические возможности. Но мы всегда обращаем внимание на женщин, говорим, что они слабы и не могут справиться с работой. Но я этого не увидела ни на поле боя, ни во время операций в Афганистане или в Боснии. В реальности я этого не заметила.

В конце концов, женщины пригодны для боя. Бой — это просто практика, которую вы повторяете. Контактный бой — это упражнения, которые надо учить и практиковать снова и снова. Использование оружия — это тоже просто практика. Поэтому тренируйся, — и все будет хорошо.

Каковы ваши сильные стороны? Вы говорили, что они разнообразны.

Я не супергерой, не чудо-женщина, не самый быстрый бегун и не отжимаю 180 килограммов лежа. Однако я очень устойчива к стрессу, усталости и к тому, с чем ты можешь столкнуться, когда отправляешься на операцию на много дней. Когда добавляются стресс, погодные условия: жара, мороз, неприятель, — отношения между людьми выравниваются. Когда все уставшие, вдруг все становятся равными.

Все, что вы только что упомянули, во многих странах считают причинами, почему женщины, мол, не могут работать спецназначенцами — потому что есть стресс, усталость, физические нагрузки. Почему это до сих пор так?

Это связано с восприятием роли женщин в обществе. Вот это восприятие, что женщин нужно защищать, что они слабы, не могут справиться самостоятельно, им нужна защита, чтобы что-то сделать. Я думаю, это связано с тем, как мы сконструировали роли женщин и мужчин в обществе.

Исторически мужчины шли на войну, а женщины оставались дома. Но опять же, говоря про силу — то, что будет происходить дома, требует большой физической нагрузки. Осознание того, что роли мужчин и женщин сконструированы и именно так и воспринимаются — думаю, это связано с этим.

Бригадна генералка Збройних Сил Канади Дженні Каріньян під час інтерв'ю Громадському, Київ, 18 лютого 2019 року

Бригадный генерал Вооруженных сил Канады Дженни Кариньян во время интервью Громадскому, Киев, 18 февраля 2019 года. Фото: Громадское

Вы говорили о выборе между армией и материнством, с которым сталкиваются многие женщины-военнослужащие. У вас четверо детей. Как вы пришли к вашему выбору — ведь вы же и мать, и генерал?

Для меня семья всегда была очень важной. Я никогда даже не думала о том, что у меня не будет семьи. И это очень интересно, ведь этот вопрос всегда задают женщинам. Моих коллег-мужчин об этом никогда не спрашивают. Куда бы они ни пошли, никто у них не спрашивает: как вы находите баланс между семейной жизнью и работой? Это бремя, которое всегда ложилось на женщину.

И тут вдруг мы становимся менеджерами дома и на работе одновременно, хотя на самом деле любой военный несет ответственность перед своими детьми. Это дополнительное обязательство — ухаживать за детьми, и эта ответственность делится на двоих.

Мне нравится думать, что у меня дома есть команда, заботящаяся о семье, и на работе у меня тоже есть команда. И я бы никогда не могла справляться со всем, что происходит у меня дома, сама. Мой муж играет большую роль дома, пока я могу отсутствовать в течение 10-11 месяцев. Он сам со всем справляется, у него есть его работа, и он воспитывает детей. Это действительно ответственность, разделенная между двумя родителями.

Но кроме семьи, для женщины возникают еще и физические вызовы. Имею в виду четыре беременности, грудное вскармливание. Как вы справились с этим, строя военную карьеру? Как балансировали между работой, требующей столь многого, часто физически забиравшей вас от ребенка?

Беременность — это не болезнь. Это связано с самодисциплиной — держать себя в форме и заботиться о здоровье. К этому состоянию надо добавлять физические нагрузки. Я тренировалась в течение всех своих беременностей, а чтобы восстановиться после них, выполняла другие упражнения. Так вы возвращаетесь к предыдущей форме. Вот если вы вывихнете себе что-то, будете выполнять специальные упражнения. А как только функция восстановится, вернетесь к привычной жизни.

Для меня это работает так же и с беременностью.

Когда я кормила детей, я брала их с собой на тренировки, потому что я не хотела прекращать кормление. Я звонила своей маме, она приходила, и во время перерыва я кормила ребенка, а потом возвращалась к тренировкам. И никто не догадывался — думали, что я вышла на перекур.

Просто надо научиться жить со своим состоянием. Возвращение в форму после беременности — это просто перенастройка вашей программы тренировок.

Было ли это когда-либо препятствием в карьере — отлучаться на время или быть беременной? Отнимало ли это у вас определенные возможности — участие в каких-то операциях, скажем? Что-то, что вы делали, если бы были мужчиной?

Когда я начинала работать, политику в отношении беременных еще только вводили. Конечно, люди думали — она ​​дома, поэтому ее годичная оценка не будет такой хорошей, какой могла быть, если бы она постоянно была здесь. Я боролась с этой идеей, я не считала, что справедливо относиться так к женщинам, которые возвращаются из декрета. Фактически, я боролась с системой, чтобы изменить ее. Сделала небольшое изменение — и это помогло всем женщинам после меня, ведь они через подобное уже не будут проходить.

Вам это удалось?

Я надеюсь. Но вы не можете изменить все в одно мгновение. Нужно время. Сейчас мы уже прошли долгий путь, но до сих пор должны дальше работать над этими проблемами.

Бригадна генералка Збройних Сил Канади Дженні Каріньян під час інтерв'ю Громадському, Київ, 18 лютого 2019 року

Бригадный генерал Вооруженных сил Канады Дженни Кариньян во время интервью Громадскому, Киев, 18 февраля 2019 года. Фото: Громадское

У вас много хобби. Вы говорите, что одно из ваших любимых занятий — танцы. Вы были танцовщицей в детстве, и теперь это стало вашим хобби. Говорят, что вы «ввели» танцы в армии. Вам удалось сделать так, чтобы вы и ваши сослуживцы могли заниматься танцами?

Да. Мы обучали наших кадетов в военном колледже социальным навыкам и коммуникации. Я имею в виду отношения между мужчинами и женщинами — как правильно себя вести. Для меня инструмент социальных танцев прекрасно подходил для практики. Конечно, когда ты говоришь ребятам: так нельзя себя вести, надо делать вот это, спустя некоторое время они перестают тебя слушать. Поэтому практика — лучший метод обучиться. Именно поэтому ввели социальные танцы в нашу программу для кадетов.

Вы до сих пор танцуете?

Танцую. Танцы всегда были моим увлечением. Здесь есть нечто схожее с армией — это правильный баланс между силой и дисциплиной, и именно это дают танцы.

И спонтанное мышление или возможность принимать спонтанные решения? Это я просто пытаюсь понять, что схожего между армией и танцами. Есть такое словосочетание, которое употребляют в канадских СМИ, «эффект Дженни». Что оно означает?

Я думаю, что они искали кого-то похожего. Думаю, это использовали в контексте вербовки. Вопрос: как мы нанимаем женщин? Делаем ли мы военную карьеру возможной для женщин? Когда я была ребенком, я никогда не думала об армии, как о возможной карьере.

А как вы там оказались?

По всем женщинам, которых я встречала на различных форумах, я видела, что они никогда не рассматривали армию как возможную карьеру. Мы смотрим много военных фильмов, супергеройских, но там никто не выглядит, как я. И у тебя просто не возникает мысли, что это может быть вариантом для тебя. Именно поэтому единственная карьера, которую я рассматривала, — карьера танцовщицы. И только после встречи с кем-то, кто поступил в военную академию, я сказала: хм, возможно, мне бы это понравилось? Я, пожалуй, попробую, ведь это выглядит интересно с точки зрения спорта, лидерства, академической степени, инженерной степени, и это выглядит как вызов. Это что-то больше меня. 

Вклад в защиту моей страны был чем-то, что было больше работы ради зарплаты. Именно так я туда попала и начала этим заниматься уже через год. У меня никогда не было планов стать генералом.

Бригадна генералка Збройних Сил Канади Дженні Каріньян з українськими військовими, 20 лютого 2019 року

Бригадный генерал Вооруженных сил Канады Дженни Кариньян с украинскими военными, 20 февраля 2019 года. Фото: Cpl Richard Lessard, FOI-U / JTF-U

Как вы сами относитесь к этому факту? Как к личной победе? Что это для вас значит? День, когда вы получили звание — как это было?

Думаю, да. Это просто был следующий шаг. Я очень хорошо понимала, что это значит в смысле ответственности. Конечно, твое портфолио моментально значительно расширяется. И я была очень хорошо подготовлена, натренирована, могла получить различный опыт. Мне было очень комфортно погрузиться в это.

У вас была очень интересная мысль о разнице между ассимиляцией и интеграцией — когда в стиле руководства интегрируют разные модели. Есть стиль управления, который воспринимается как маскулинный, а есть тот, что называют женским. Как вы понимаете женское лидерство?

Думаю, что у концепции лидерства нет гендера. Вызов всегда приходит с восприятием. Женщину с очень «мужскими» качествами не обязательно хорошо воспринимают, а когда она демонстрирует некие «женские» качества, ее могут просто игнорировать. Трудно найти правильный баланс.

И я думаю, что фундаментальный принцип лидерства — быть собой. Вы должны быть собой с позиции вашей личности. Вы должны показывать настоящую себя, когда вы — лидер. Вы можете перенять какие-то качества из этого разнообразия вокруг вас и понять свой собственный стиль лидерства. И быть такой.

Бригадна генералка Збройних Сил Канади Дженні Каріньян під час інтерв'ю Громадському, Київ, 18 лютого 2019 року

Бригадный генерал Вооруженных сил Канады Дженни Кариньян во время интервью Громадскому, Киев, 18 февраля 2019 года. Фото: Громадское

Двое ваших детей служат в армии — дочь и сын. Насколько отличается их военная карьера от вашей?

Природа армии не изменилась. Очень интересно наблюдать, как они проходят через такие же вызовы, что и я в свое время. Это часть взросления, часть развития, развития как лидера. Поэтому природа не изменилась.

Интересно видеть, что мы усовершенствовали нашу политику и многое в армии. Мы изменили немало всего в учебе. Сейчас фокусируемся на разнообразии — это очень изменилось за последние 30 лет с тех пор, как я пошла в армию. Думаю, есть много битв, в которых не придется участвовать ни мне, ни моей дочери — поскольку вещи изменились к лучшему.

В украинской армии до сих пор нет женщин-генералов. Что бы вы сказали украинским женщинам, служащим в армии?

Все женщины, которых я встречала в Украине, вдохновили меня своей динамичностью и верой в будущее. Думаю, что этот оптимизм, который я здесь увидела, сделает все для прогресса и большого будущего. Я убеждена, что Украина проведет невероятную работу в плане интеграции женщин в армию.

Этот материал также доступен на украинском языке

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.

Поделиться: