Следователи Государственного бюро расследований проводят обыски в Музее Ивана Гончара в Киеве, 26 мая 2020 года
Фото:

Палинчак Михаил/POOL/УНИАН

22 мая в десять утра Государственное бюро расследований обнародовало видео с тревожной фоновой музыкой, в котором рядом с портретом Петра Порошенко говорилось: «Срочное сообщение о вызове ныне действующего народного депутата Украины, гражданина Порошенко П.А. в Государственное бюро расследований в качестве свидетеля в одном из ряда уголовных производств».

Было отмечено, что Петр Порошенко фигурирует как свидетель по делу «о незаконном перемещении через границу Украины 43 картин всемирно известных художников». Время и дата вызова — 26 мая 11:00 утра.

В этот же день (или на следующий — об этом далее) Порошенко обращается в Национальный центр народной культуры «Музей Ивана Гончара» с предложением организовать выставку картин мировых художников из его частной коллекции. Именно эти картины фигурируют в деле.

26 мая утром десяток телекамер ждет Порошенко возле офиса ГБР. Он не приходит (уже потом объяснит, что ему сообщили ненадлежащим образом — через видеообращение). А через час Петр Порошенко выходит в прямую трансляцию из своей ФБ-страницы в музее Гончара на презентации своей коллекции. Судя по присутствующим СМИ, анонс мероприятия получили почему-то только «5 канал», который принадлежит Порошенко, «Эспрессо» и «Прямой», которые не раз замечали в открытой поддержке экс-президента.

Порошенко делает заявление: «Мы разочаровали тех, кто пытался склепать очередное уголовное дело ... Они пытаются хоть что-то найти против меня. Сегодня это потерпело очередное поражение, картины ввезены законно, декларации сохранились, но для этого достаточно было посмотреть в базу данных таможенной службы и не оговаривать лидера оппозиции в своих «видосиках». У вас это не получилось».

Пятый президент Украины Петр Порошенко (второй справа) с женой Мариной, директор музея Гончара Петр Гончар (второй слева) во время открытия выставки художественных работ из семейной коллекции Порошенко в музее Ивана Гончара в Киеве, 26 мая 2020 года
Фото:

Палинчак Михаил/POOL/УНИАН

Сергей Лещенко — бывший нардеп от БПП, а ныне оппонент Порошенко, оценил эту презентацию как попытку экс-президента обойти обыск в собственном доме, который якобы планировался. И поэтому предмет обыска он просто перевез в музей под предлогом выставки.

«Уважаемые работники правоохранительных органов, которые пытались склепать дело, уважаемые работники Офиса президента, которые давали незаконные поручения, уважаемые сотрудники Генеральной прокуратуры, выполнявшие незаконные поручения, придите без всяких лишних хлопот, без повесток ознакомиться и насладиться высоким искусством. Добро пожаловать», — пригласил в прямом эфире Порошенко, хотя выставка из-за карантина для музеев начнет работать только с 10 июня.

И они пришли. Уже через несколько часов сотрудники «ГБР» требовали их пропустить в помещение музея. Но руководство отказывалось это делать, требуя судебное решение о разрешении на проведение следственных действий.

Тогда спецназовцы выломали двери, изъяли декларации на картины, о которых Порошенко упоминал в видео. Также они вручили письменную повестку его жене Марине о вызове на допрос 29 мая. Самого Порошенко на месте уже не было.

Однако приехало несколько депутатов от «Европейской солидарности», которые охарактеризовали события как «разбойное нападение» и «попытку похищения частной коллекции» и обратились к Владимиру Зеленскому с просьбой «немедленно вернуться в правовое конституционное поле и прекратить использование правоохранительной системы для охоты на оппозицию».

В ГБР свои действия объяснили неоднократными неявками Порошенко на допрос.

Украинский национальный комитет Международного совета музеев (ICОМ) назвал действия сотрудников ГБР «недопустимыми». Музейщики, приравняв действия ГБР к «акту вандализма», требуют от ГБР служебного расследования и извинений перед директором музея.

Hromadske поговорили с Петром Гончаром — директором музея Гончара — о том, как готовилась выставка, знал ли он о допросе Петра Порошенко и не считает ли, что музей подставили.

Директор Национального центра народной культуры «Музей Ивана Гончара» Петр Гончар, Киев, 25 сентября 2019 года

Что с картинами сейчас?

Мы их храним под сигнализацией, они висят на месте. Сейчас будем формировать выставку, которая откроется после 10 июня (после очередного ослабления карантина — ред). Мы не все будем выставлять, а лишь то, что считаем целесообразным.

Вы усилили охрану?

Обязательно. Укрепляем двери металлическими решетками. И еще возьмем дополнительную единицу государственной службы охраны.

То есть вы опасаетесь, что ГБР снова может ворваться?

Это, скорее, согласовано с владельцем коллекции. Просто мы много шума наделали — все может быть, и не только со стороны ГБР. А от любого, зная, какая здесь коллекция.

То есть это Петр Порошенко попросил усилить охрану? И оплатил эти дополнительные решетки на двери?

Да. Будет оплачивать решетки и охрану.

Вы не опасаетесь, что выставка под вопросом, и картины ГБР может все-таки изъять?

Я не думаю, потому что они могли это сделать и 26 мая, когда ворвались. И с какой целью их изымать? Но это все они должны согласовать с владельцем. Должно быть какое-то решение суда, какие-то правовые решения. Но я слышал, что следствие по этому вопросу завершено.

Но вчера не было решения суда про обыск, однако сотрудники ГБР все равно зашли и забрали декларации на картины.

Ну, по-моему, это было незаконно, поскольку не было проведено через судебное решение как конфискация. Или это был обыск? Это выглядело как кража, не знаю иначе, как назвать. Наши юристы объясняют, что без моего разрешения они не имели права заходить внутрь.

То есть декларации они сами взяли? Не вы им их отдали?

Я не давал. Декларации были отдельно под двумя витринами. Они легко сняли стекло, вытащили и положили это стекло обратно. Они обвинили нас в том, что были вынуждены взломать дверь, поскольку директор их не пустил. А я это сделал только потому, что у них не было распоряжения или решения суда, что можно заходить в помещение.

В помещение, в котором хранится частная коллекция, я могу пустить, если это позволяет ее владелец. Я позвонил, мне сказали, что пока они (владельцы — ред.) не приедут, никого не пускать. А потом те взломали дверь и зашли. Якобы в связи с тем, что есть какая-то угроза повреждения этих произведений, и они ворвались, чтобы этому помешать.

Сколько времени вы держали оборону?

Где-то час-полтора. Но там война шла — я сидел в своем кабинете и не знал, что там собрались депутаты, прямые эфиры и др.

Вы считаете, что все-таки должно начаться производство по факту незаконного проникновения?

Я хотел бы, чтобы это все происходило публично. Я не хочу воевать. Хочется строить культурное пространство, а не заниматься судебной волокитой. Думаю, общественность свое дело уже сделала и осудила их действия (ГБР — ред.).

Вы не считаете, что музей просто подставили? Именно 26 мая Петра Порошенко вызвали на допрос, а он в это время у вас представляет картины, которые и были предметом допроса.

Мне о допросе никто не говорил. Мне предложили сделать презентацию из частной коллекции Петра Порошенко. И я согласился, потому что это интересно. Мы ее завезли в понедельник утром (25 мая), чтобы начать монтировать и готовить экспозицию до 10 июня (когда откроют музеи после окончания карантина — ред.).

А владелец захотел сделать презентацию для прессы. Ну, мы не можем запретить. Тем более, были соблюдены все требования карантина.

Картины с выставки художественных работ из семейной коллекции Порошенко в Музее Ивана Гончара в Киеве, 26 мая 2020 года
Фото:

Богдан Пошивайло/Музей Ивана Гончара (Ivan Honchar Museum)

А когда именно вы получили предложение сделать эту выставку?

Где-то 22-23 мая, насколько я помню (то есть после обнародования со стороны ГБР видеоповестки — ред.). А поскольку у нас сейчас экспозиций нет, потому что ждем средства на ремонтные работы после затопления, то не планировали никаких длительных выставок. Из-за такой ситуации мы в последнее время экспромтом такие выставки делаем. То есть мы на это пошли, потому что нам теперь не нужно думать, какую выставку делать. В общем, показывать частные коллекции — это наша традиция. Потому что сам музей рожден из частной коллекции Ивана Гончара.

То есть вы всего за один день подготовили выставку к презентации для медиа?

За день и ночь.

Насколько эта выставка ценна для Украины?

Она интересна тем, что мы нашему народу возвращаем ценности украинской культуры, людей, связанных с украинской культурой и этой землей. Он (Порошенко — ред.) мне рассказал о контексте этой коллекции, и мне это стало интересно. То есть когда сказал, что там есть художники, связанные с нашей историей и землей — Айвазовский, Репин, Тропинин, то я сразу сдался. Потому что это все актуально.

Вы, наверное, уже слышали критику, что там есть картины российского художника Ильи Глазунова, который в 2012 году был доверенным лицом Владимира Путина, а на одной из его картин в коллекции Порошенко, в частности, изображена женщина в кокошнике.

Эта коллекция формировалась в 2006-2007 годы. Глазунов в советское время был очень известным, а коллекционеры — не искусствоведы. Но я бы его (Глазунова — ред.) картины не подавал на выставку. И не хочется говорить о Глазунове, там есть другие имена.

Сколько продлится выставка и оплачивает ли Петр Порошенко аренду зала?

Где-то две недели. Музей предоставил свои услуги бесплатно. Это благотворительный проект, вход бесплатный. Он имеет целью показать наследие мировых классиков, связанных с Украиной.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: