В Москве на фестивале документального кино Артдокфест радикальные активисты движения SERB (организация позиционирует себя как «Русское освободительное движение,ранее известное как «Юго-восточный радикальный блок», South East Radical Block — ред.) сорвали показ фильма «Полет пули» Беаты Бубенец. Этот фильм рассказывает о войне в Украине.

До этого на фестивале были также сорваны показы двух других фильмов об Украине. Это картина «Мустафа» — о лидере крымских татар Мустафе Джемилеве и лента «Война ради мира» о событиях на Донбассе.

Директор Артдокфеста российский режиссер Виталий Манский рассказал Громадскому об угрозах физической расправы, которые получала дирекция, о том, кто, по его мнению, стоит за срывающими кинопоказы маргиналами, о том, почему, несмотря на все сложности, важно и дальше проводить этот фестиваль в России, и о «русском мире», который кардинально отличается от принятого кремлевскими идеологами.

Об угрозах расправы

Угрозы поступают как на телефон дирекции, так и в соцсети. Обещают вспороть животы и подвесить за ноги. Но эти угрозы имеют скорее теоретический характер. А вот звонки, которые поступают от людей с грубыми голосами, к ним нам стоит более внимательно прислушаться. Мы обратились к правоохранителям. Что они говорят? Нанимайте охрану. (смеется)

О тех, кто сорвал фильм «Полет пули»

Отчасти ими кто-то управляет. Их задевает сам факт того, что в России показывают картины, отражающие независимую, неофициальную точку зрения на происходящее в Украине, на присутствие там российских граждан, оказавшихся, как тут утверждают, в своих плановых отпусках.

Они тоже своего рода жертвы. Им задурманили голову. Они не понимают, что происходит, где они живут. Не хочу говорить, что они «несчастные», потому что если они воевали в Украине, то на их руках кровь украинских людей. Но они тоже отчасти жертвы, они не ведают, что творят.

Российский режиссер Виталий Манский на фестивале документального кино «Артдокфест», Москва, Россия, 6 декабря 2017 Фото: Михаил Белоцерковский

О том, кто стоит за срывами фильмов

За тем, что Россия участвует в войне в Украине, конечно, стоит Кремль. Без Кремля у нас не назначают директора общественного туалета, а здесь отправляются танки оружие, живая сила.

А кто управляет этими людьми, которые приехали оттуда и ходят с флагами...

Какие-то департаменты Администрации президента, общественные организации, получающие от правительства гранты. Не представляю, чтобы это делалось безвозмездно. Хотя всякое бывает. Людей не может задевать фильм, которого они не видели.

О реакции зрителей

Очень стойко, уверенно и мужественно себя проявили зрители (при попытке сорвать показ — ред.). И женщины, и молодые ребята, которые могли пострадать от ворвавшихся людей в камуфляже. Когда эти ворвавшиеся стали обзывать «фашистами», «предателями родины», «укропами», они достаточно четко им в ответ задавали вопросы: «Зачем вы пришли в Украину?». Зритель четко и ясно формулировал свое отношение к происходящему.

О фильме «Полет пули»

Не уверен, что показ фильма «Полет пули» вызвал бы позитивную реакцию в Украине. Это документальная картина, которая предъявляет реальность войны. Эта реальность очень груба и жестока. Я бы не сказал, что украинские военные, в данном случае речь идет, видимо, о батальоне «Айдар» (видимо, потому что там нет опознавательных знаков). Я бы не сказал, что они ведут себя бело-пушисто, что они такие деликатные люди.

Российский режиссер Виталий Манский на фестивале документального кино «Артдокфест», Москва, Россия, 5 декабря 2017 Фото: Olga Bagration

О войне на Донбассе и военных двух стран

Мне кажется, если мы хотим окончить войну, то должны увидеть все ее ужасы. И понять степень катастрофы, которая происходит в нашем обществе. И диалог нужен с двух сторон. Картина Беаты Бубенец не только не романтизирует украинских военных, но показывает их жесткими людьми.

Я бы хотел присутствовать на показе этого фильма в Украине и посмотреть на реакцию (зрителей). Я считаю, что в Украине так же, как мы в России пытаемся показать фильмы, представляющие украинскую сторону, тоже было бы важно показать ленты о русских, которые пошли воевать в Украину. Почему эти люди оставили свои дома, близких, жен, детей и поехали в чужое государство убивать? Ради каких таких идей, ради каких высших целей?

Это не значит, что их нужно героизировать, но нужно пытаться понять, (сделать это) возможно только благодаря таким киносвидетельствам. Потому что в реальной жизни противоборствующие стороны видят друг друга исключительно в прицел. А для прекращения войны нужно вступить в фазу если не переговоров, то хотя бы осмысления происходящего.

В этом смысле моя позиция не принимается людьми в Украине, которые испытывают агрессию, которые пережили несправедливость войны, боль, утраты. Но без преодоления этого двигаться дальше тоже невозможно.

О показе сорванных сеансов на других площадках

Когда авторы фильма «Мустафа» узнали о срыве его показа в России, они с нами связались, и мы приняли решение, что картину выложат в интернет (речь об официальном сайте Артдокфеста). По состоянию на 12 декабря фильм посмотрело более тысячи человек, а в зале, где он должен был идти, было около 200 мест. Запрет расширил аудиторию. Думаю, что интернет — единственная возможность для предъявления альтернативной точки зрения в РФ, где официальные средства подконтрольны государству.   

На Артдокфесте была мировая премьера картины. Ее еще не отправляли ни на один фестиваль. Не будучи продюсером фильма, но я со своей стороны, конечно, поговорю с организаторами (украинского) фестиваля Docudays. Хотя знаю их жесткую позицию, это наши внутренние споры, они отсекают определенного рода фильмы. Но я попробую их убедить.

Российский режиссер Виталий Манский (слева) на фестивале документального кино «Артдокфест», Москва, Россия, 11 декабря 2017 Фото: Dima Lavr

О необходимости проводить Артдокфест в России

С 2014-го года мы проводим фестиваль в Риге. Но я считаю, что крайне важно этот фестиваль делать в России, потому что мы, к сожалению, являемся одной из немногих площадок, где все-таки существует принцип свободы авторского высказывания, зрительского восприятия, дискуссии, диалога. Если мы прекратим поддерживать этот небольшой островок свободы на территории России, это будет большой удар.

Мы представляем «русский мир» не в том его кремлевском формате, а в настоящем, реальном. В том числе и «русский мир» Украины. В Украине многие говорят на русском языке и при этом являются патриотами Украины. И многие погибшие во всех этих «иловайских котлах» ребята последние слова в своей жизни произносили на русском языке. «Русский мир» — это куда более объемное, куда более благородное понятие, нежели его пошлая трактовка от кремлевских идеологов и политологов.

О сложностях в организации фестиваля

Сложности были всегда в той или иной степени. Но основной накал возник в момент, когда в Киеве уже стоял Майдан. И проявился в полном объеме, когда произошла аннексия Крыма и началась война в Украине. И каждый год уровень сопротивления властных и околовластных структур проявлялся в полном объеме. Тогда было отказано в финансировании, тогда нам сказали, что мы ведем предательскую по отношению к России политику.

Мы уверены, что делаем правильное и нужное дело, и что у нас еще будут силы, а в России не все еще будет к следующему декабрю закатано в асфальт. И вера в то, что не все будет закатано, дает нам надежду, что мы будем продолжать проводить Артдокфест в России. Хотя эта вера, надежда и любовь, кстати, так называется один из фильмов на фестивале, они постепенно теряют свои цвета и насыщенность, сталкиваясь с реальностью.  

Поделиться: