Прокуратура Узбекистана сделала заявление о судьбе дочери покойного президента страны Гульнары Каримовой спустя почти три года после её исчезновения. В 2012 году группа журналистов из нескольких стран начала расследование экономических преступлений одной из самых влиятельных женщин Узбекистана. Сейчас выяснилось, что она арестована, и еще в 2015 году осуждена на пять лет заключения. Почему информации о деле Гульнары Каримовой появляется так мало, Громадскому объяснила Президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева.

Почему именно сейчас появилось сообщение о том, что арестовали Гульнару Каримову? 

Я уверена, что пресс-релиз Генеральной прокуратуры вышел в свет в результате внешнего давления в рамках переговоров Министерства юстиции США и Министерства юстиции Узбекистана по делу о арестованных деньгах Гульнары Каримовой в западных странах. Это резонансное дело, оно получило широкую огласку во всех западных странах. И, пожалуй, трудно назвать другой случай, когда дочь главы государства в 12 государствах смогла совершить экономические преступления с помощью своего окружения. Многие из этих людей уже прошли через следственные мероприятия и находятся в местах лишения свободы. 

Каримову приговорили к пяти годам заключения еще в 2015 году. Почему эта информация доходит до общества какими-то непонятными путями, почему она не разглашается? 

Это все нарушение процессуальных норм узбекского законодательства. С самого начала мы не знали почему ограничивается право Гульнары Каримовой на передвижение. Особенно стало заметно ее отсутствие, когда она не присутствовала на похоронах своего отца. Даже в интервью ее собственного сына нет подробной информации, кроме того, что она находилась под домашним арестом по какому-то постановлению. Генеральная прокуратура только сейчас обозначила ее действия в качестве статей, предусмотренных уголовным правом. До сих пор адвокат Гульнары Каримовой не имеет доступа к ней. 

Скорее всего, вся эта ситуация умалчивалась именно потому, что в преступлениях Гульнары Каримовой принимали активное участие действующие высокопоставленные чиновники. И поэтому сегодня власть пытается отвлечь внимание от себя и сделать главной фигуранткой Гульнару Каримову. Но на мой взгляд, и насколько я понимаю практику Узбекистана, ни одной из тех преступлений, которое ей предъявлено, оно не могло совершаться ею самостоятельно и ее близким окружением. Безусловно, все это совершалось с участием и нынешнего премьер-министра и председателя Службы национальной безопасности и председателя налогового комитета Узбекистана, и министра финансов... 

Гульнара Каримова. Фото: Screenshot с видео

Мы можем перечислять этот список имен высокопоставленных чиновников очень долго. И насколько я понимаю, многие из них именно поэтому были отстранены от занимаемых должностей: как тот же Рустам Азимов (заместитель премьер-министра Узбекистана, ранее занимал посты министра финансов, министра экономики — прим. ред.) и Татьяна Гуськова, его заместитель. 

Мы стремимся к тому, чтобы дело Гульнары Каримовой было прозрачным, чтобы узбекские власти — и в том числе действующий президент Узбекистана — смогли ответить на вопросы, возникающие у любого здравомыслящего человека. Причастен ли он к этим преступлениям сам Шавкат Мирзиёев, если в этот период он занимал должность премьер-министра Узбекистана, был одним из тех, кто очень близко контактировал с первой семьей страны? 

Все, кто участвовал в этих преступлениях, участвовали в них с согласия самого Ислама Каримова, ныне уже покойного президента. И конечно же как ни горько признать — Гульнара Каримова оказалась жертвой режима собственного отца. 

Что происходит сейчас во внутренней политике Узбекистана, что эта информация вышла наружу, какие-то есть причины внутри страны? 

Думаю, сейчас идет небывалое противостояние в правительстве, в исполнительной власти Узбекистана. Мирзиёеву очень сложно и начинать реформы и пока сейчас это такой, косметический, очень поверхностный подход внутри Узбекистана. Я думаю, что тем реформаторам, которые сейчас только начинают появляться в правительстве Узбекистана, не так-то просто. 

И как правозащитница я хотела бы сказать, что меня крайне беспокоит вообще ситуация, в которой оказалась сама Гульнара. Потому что в этом процессе нарушены процессуальные права, прежде всего фундаментальные гражданские права. Мы не имеем доступа к ее приговору. Даже в пресс-релизе Генеральной прокуратуры ничего не сказано о том, как проходил судебный процесс, как проходила оценка доказательств. Никто из наблюдателей не имел пока возможности поговорить с самой Гульнарой Каримовой и узнать ее точку зрения. Судебные органы тут раскрывают свою несостоятельность и полную зависимость от исполнительной власти.

И поэтому объективно оценить эту ситуацию сложно. Мы можем только констатировать факт, что это дело, связанное с настоящим экономическим и коррупционным процессом в Узбекистане, расследуется в нарушение национального механизма и нарушение международных стандартов в области прав человека. 

Мне бы очень хотелось стать свидетелем открытого судебного процесса, активного участия всех правительств, которые объявили о причастности Гульнары Каримовой к преступлениям на территории этих стран. И я очень надеюсь, что этот процесс станет началом реальных реформ в судебной системе. И в правительство придут идейные представители, которые будут защищать интересы узбекского народа.

Поделиться: