Суд над украинцем Виталием Маркивым в Италии выходит на финишную прямую. 22 марта — уже 11-е заседание по делу. Впрочем, только второй раз показания дает сам нацгвардеец. Маркива обвиняют в причастности к убийству итальянского фотографа Андреа Роккелли, погибшего на Донбассе в мае 2014 года.

Ольга Токарюк

Суд над украинцем Виталием Маркивым в Италии выходит на финишную прямую. 22 марта — уже 11-е заседание по делу. Впрочем, только второй раз показания дает сам нацгвардеец. Маркива обвиняют в причастности к убийству итальянского фотографа Андреа Роккелли, погибшего на Донбассе в мае 2014 года.

Истцы, среди которых родственники Роккелли и Федерация итальянской прессы, настаивают на вине украинского старшего сержанта. Приговор должен быть вынесен в мае-июне этого года. Тем временем в итальянских СМИ разворачивается кампания дезинформации, которая дискредитирует не только Маркива, но и украинских мигрантов в Италии.

«Я ждал этого два года», — так ответил Виталий Маркив на вопрос судьи, не утомился ли он отвечать на вопросы после трех часов допроса 15 марта. В общей сложноти в тот день украинец давал показания в суде около пяти часов. Маркив, с момента ареста 30 июня 2017 находящийся за решеткой, наконец получил возможность изложить свою версию событий перед судом в Павии, где слушают его дело.

Сомнительные аргументы

Павия — родной город Андреа Роккелли, фотографа, погибшего 24 мая 2014 у горы Карачун под Славянском, на контролируемой тогда сепаратистами территории. Вместе с ним был смертельно ранен переводчик, российский диссидент Андрей Миронов. Единственный, кто уцелел — французский журналист Уильям Рогелон, ключевой свидетель по делу. Именно на его словах о том, что в журналистов стреляли украинские военные, и базируются обвинения против Маркива. Однако в своих первых интервью Рогелон утверждал, что не знает, кто именно стрелял. Громадское ранее писало, что показания Рогелона представляются сомнительными и по другим причинам.

Так же неубедительны и показания двух других итальянских журналистов — Иларии Морани и Марчелло Фаучи. Цитаты Маркива, изложенные в статье фриланс-журналистки Морани для Corriere della Sera, и стали поводом для его ареста и обвинений в убийстве. Украинец якобы сказал итальянской журналистке: «Обычно мы не стреляем в направлении города и в гражданских, но когда видим движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так произошло с автомобилем двух журналистов и их переводчика».

Впрочем, во время допроса выяснилось, что сама Морани не разговаривала с Маркивым, а слушала разговор Фаучи с ним через громкую связь. Из информации, полученной из собственных источников, Громадское имеет основания подозревать, что на самом деле Илария Морани вообще не присутствовала при этом разговоре, а слышала ее только в пересказе Фаучи. Косвенным подтверждением этого может служить то, что в зале суда журналисты подали различные версии того, на каком языке велась беседа с Маркивым и где именно она происходила. Фаучи утверждает, что разговаривали по-итальянски, Морани — что на английском и итальянском. Записи этого разговора не существует.

На заседании суда 15 марта украинец заявил, что узнал о гибели Андреа Роккелли из того телефонного разговора. По его словам, он только убеждал журналистов не приближаться к горе Карачун, поскольку там опасно — и не утверждал, что в Роккелли стреляли украинские военные. Маркив сказал, что не имел в распоряжении миномета, от обстрела из которого погиб Роккелли.

Суд на українським військовим Віталієм Марківим, Павія, 15 березня 2019 року

Суд на украинском военным Виталием Маркивым, Павия, 15 марта 2019 года. ​Фото: Наталья Кудрик/РАДІО СВОБОДА

Медийная война

Свидетельство Рогелона, Морани и Фаучи — все, что удалось собрать стороне обвинения, чтобы проиллюстрировать связь Маркива с гибелью Роккелли. Никаких прямых доказательств причастности Виталия к трагедии нет.

Зато во время процесса постоянно демонстрируют фотографии и видео с телефона Маркива, доступ к которым получили итальянские карабинеры. На одной из фотографий изображены украинские военные на фоне сине-желтого флага и флага со свастикой. По словам Виталия Маркива, этот флаг украинские солдаты изъяли у пророссийских боевиков. Еще одно фото, вокруг которого разгорелись споры в зале суда и в итальянских медиа — сепаратиста, лежащего в багажнике авто с мешком на голове. Маркив в суде пояснил: это было сделано для того, чтобы пленник не выдал позиций украинских военных.

Все эти фото и видео сделаны уже после смерти Роккелли. Они не указывают на причастность Маркива к гибели итальянского фотографа. Похоже, демонстрируя их, обвинение пытается сделать акцент на моральных качествах подсудимого. Адвокат стороны обвинения Алессандра Баллерини отказалась разговаривать с Громадским.

«Этот процесс становится все более медийным. Не имея ни одного доказательства, указывающего на вину Маркива, дело пытаются вывести из зала суда в газеты, телевидение», — говорит Громадскому Мауро Воерцио, редактор италоязычной версии сайта Stop Fake. В итальянских СМИ в последнее время появляются публикации, дискредитирующие не только Виталия Маркива, но и представителей украинской общины в Италии, которые приезжают на слушания, чтобы поддержать соотечественника.

Так, в начале марта влиятельный итальянский еженедельник L'Espresso опубликовал статью за подписью известного журналиста Фабрицио Гатти под названием «Очередное надругательство в зале суда над памятью Энди» (Андреа Роккелли — ред.). В ней он называет украинцев, приезжающих на суд поддержать Маркива, «демонстрацией европейского национализма, который нагло пролазит повсюду, даже в дворцы правосудия». Автор пишет о «круглолицых» и «бритоголовых» украинцах, делающих селфи в коридоре суда, якобы не имеющих уважения к семье Роккелли.

«Таким образом создают миф о якобы украинцах-фашистах, проживающих в Италии и опасных, — говорит один из лидеров украинского сообщества в Италии Олесь Городецкий, тоже упомянутый в статье, хотя и без указания имени. — Чтобы это объяснить, принимаются абсурдные аргументы, например приветствие “Слава Україні”, которое присутствующие вполголоса говорят Виталию, наличие вышиванок трактуется как признак фашизма». Городецкий направил письмо с опровержениями в редакцию журнала.

Однако украинцев Италии это не останавливает. На заседании 15 марта зал суда была полностью заполнен. Итальянских журналистов на процессе также становится все больше. Этот процесс медиен не только потому, что расследуют убийство журналиста и главными свидетелями тоже выступают журналисты. А еще и потому, что гражданский иск против государства Украина подала Итальянская национальная федерация печати — несмотря на то, что погибший Андреа Роккелли не состоял ее членом. «Федерация журналистов априори встала на сторону обвинения. Она также требует от Украины крупной денежной компенсации в случае признания вины Маркива», — объясняет Мауро Воерцио.

22 марта Виталий Маркив в суде снова отвечает на вопросы сторон. В апреле заслушают еще нескольких свидетелей защиты, а в мае или июне ожидается приговор. Его вынесет суд присяжных. Адвокаты верят, что Виталий Маркив будет оправдан.

Но, как бы ни закончилось дело, материалы об «украинских фашистах» в итальянских СМИ еще долго придется опровергать.

Этот материал также доступен на украинском языке

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.

Поделиться: