Разбор завалов, оставшихся от одного из домов в Бейруте в результате взрыва 3 сентября 2020 года
Фото:

EPA / WAEL HAMZEH

После 4 августа, когда в порту Бейрута произошел сверхмощный взрыв нитрата аммония, жизнь ливанцев полностью переменилась. Всего лишь несколько дней назад спасатели наконец прекратили поиски тел под завалами портовых зданий. Впрочем, похоже, история далеко не завершена — в начале сентября неподалеку от уничтоженного порта ливанская армия нашла еще один склад с тем же взрывоопасным веществом, но в значительно большем объеме — более 4,3 тысячи тонн.

Восстановление пострадавших районов города на фоне экономического и политического кризиса, продолжающегося в стране, тоже может затянуться надолго. Среди тех, чье жилье требует немедленного ремонта, есть и украинцы. За помощью в посольство Украины в Ливане обратились около пятидесяти семей (в основном речь идет о смешанных семьях, где жена — украинка, а муж ливанец). hromadske рассказывает, кто и как поддерживает их и на что идут выделенные Украине средства.

Возвращение к жизни

Наталья Нестеренко живет в Бейруте с конца 2014 года — с мужем и детьми от его первого брака. Во время взрыва она с семьей подъезжала к дому в автомобиле. Тогдашняя их квартира была у моря, в районе Ашрафия, примерно в 10 километрах от эпицентра катастрофы. Когда поднялись в квартиру после взрыва — поняли, что жить там уже невозможно. К счастью, в доме никого не было.

«Из всего, что уцелело в той квартире — это сильно разорванный диван и детская кроватка. Теперь в новом арендованном помещении 15-летний мальчик спит на полу на матрасе толщиной 5 сантиметров, а 8-летняя девочка — на кроватке, которая осталась», — рассказывала Наталья hromadske через две недели после взрыва. Теперь ситуация наконец улучшилась — 8 сентября посол Украины в Ливане Игорь Осташ привез и сам помог установить двухэтажную кровать для детей.

После взрыва пришлось переезжать в другое жилье с доступной арендной платой. Его помогли найти знакомые — в менее престижном районе, почти в горах. Наталья говорит, что были предложения даже вернуться в Украину, однако она отказалась — дети возвращаются в школу, за которую тоже нужно платить (обучение в большинстве школ в Ливане — за счет родителей). Повезло, что приемный сын Натальи учится во французской школе, и после взрыва Франция взяла расходы за обучение на себя.

Наталья объясняет, что самая большая статья расходов для семьи — аренда, на другое средств едва хватает. От Ливана, по ее словам, помощи практически нет.

«Мы ждем документов от нашего бывшего арендодателя, которые должны подтвердить, что мы проживали именно там тогда можно было бы рассчитывать на какую-то компенсацию. Но он сейчас в больнице. Украинское посольство, когда я позвонила туда, заявило, что “пока мы можем предоставить вам только 40 долларов”. А с учетом инфляции это крайне мало. За эти деньги я три пары носков для детей куплю — и все», — рассказывает потерпевшая. Впрочем, она говорит, что в начале посольство очень помогало — дважды привозило наборы продуктов, о которых просила семья.

Посол Украины в Ливане Игорь Осташ
Фото:

Игорь Осташ / Facebook

«Сначала мы оказывали “скорую помощь” — это могли быть продукты, плиты для приготовления пищи (были повреждены линии электропередач, и люди даже не могли готовить), вода, одежда для детей. Это была первая волна, но теперь мы понимаем, что надо помочь как-то системно», — рассказывает hromadske посол Игорь Осташ. 

По его словам, до сих пор ежедневно кто-то из украинцев обращается в посольство за помощью — пока это около 50 семей. Сумма выплат от посольства составляет 160 долларов за два месяца на человека. Это деньги на самое необходимое, кроме того, некоторым семьям помогают с ремонтом или покупкой новой мебели.

«Мы пытались искать пострадавших украинцев, сами ездили в районы, где случилась беда. Продолжаем искать этих людей через Общину украинцев Ливана. Постоянно работает горячая линия. И наши консулы стараются помогать. У нас в общине есть даже дипломированный психолог, которая тоже помогает украинцам — и это крайне важно, ведь многие до сих пор не могут залечить психологические травмы», — говорит Осташ.

Украинцы собрались на праздник в посольстве Украины в Ливане
Фото:

Игорь Осташ / Facebook

Кто и за что платит?

Община украинцев Ливана после взрыва стала своеобразным координационным органом по распределения помощи. Посольство передавало телефоны пострадавших Общине, а она решала и решает сейчас — на что идут собранные средства. 

Екатерина Кабрит, одна из основателей Общины, рассказала hromadske, что потребности у украинцев — очень разного характера. Прежде всего, это зависит от близости домов к месту взрыва и материального положения семей. Большинству помогают с продуктами, как семье Натальи — чтобы пострадавшие хотя могли бы оплатить аренду.

«Я просила сначала самое необходимое — макароны, муку. Во второй раз стала немного наглее и уже заказала колбасу для бутербродов детям. А потом посольство дало мой номер Общине украинцев Ливана — там немного помогли вещами и обувью, и мы хотя бы одели детей», — говорит Наталья.

Но не всем нужны деньги на ремонт или еду. Например, одна пострадавшая попросила всего лишь отвезти ее в больницу на медицинское обследование.

«Через наши контакты мы еще связались и с ливанскими благотворительными организациями, которые согласились предоставить украинцам помощь — продукты, бытовую химию, предметы гигиены, одежду, матрасы, подушки и памперсы для тех, у кого дети. И эту помощь мы распределяли среди пострадавших. Некоторым мы уже сделали и ремонт — хотя и не полностью: мы не можем полностью поменять окна, это слишком дорого. Но мы сделали хотя бы временные — в Ливане делают такие из ткани», — рассказывает Екатерина Кабрит.

Игорь Осташ говорит, что восстановить окна и двери, закупить необходимые мебель — это пока для посольства задача номер один во время помощи так называемой «второй волны». На очереди сейчас — более 20 семей. Кому-то уже помогли, например, семье с самым маленьким пострадавшим украинцем, двухмесячным мальчиком, удалось полностью восстановить детскую комнату и кухню.

Поврежденные склады для зерна в разрушенном порту через месяц после мощного взрыва, разрушившего порт в Бейруте, Ливан, 6 сентября 2020 года
Фото:

EPA / WAEL HAMZEH

Чтобы собрать средства на ремонт, посольство и лично Игорь Осташ начали обращаться к украинским или дружественным Украине организациям — Всемирному конгрессу украинцев, Канадской торговой палате, Ассоциации ветеранов АТО, привлекли мэров украинских городов.

«А еще мы решили, что к этому должно присоединиться и гражданское общество в Украине. Я обратился к лидерам международных организаций, и мы основали общественную инициативу “Друзья Ливана”. В нее вошли люди, которых мы очень ценим, которые действительно являются друзьями Ливана, участвовали в наших проектах, выступали с концертами, участвовали в кинофестивалях украинских фильмов в Ливане. Люди, которые хорошо знают Ливан и ливанцев», — говорит Осташ. 

Среди них, в частности, исполнители — Джамала, Иллария, лидер группы «Без обмежень» Сергей Танчинец, актриса Римма Зюбина, представители крымскотатарской общины, главы двух церквей — УГКЦ и ПЦУ.

«Очень приятно, что помогают многие ливанцы, которые учились в Украине. Недавно завершили вставлять окна в посольстве Украины в Ливане, которое тоже пострадало при взрыве — и вот как раз с этим помогал выпускник одного из украинских вузов», — добавляет Осташ. Впрочем, какую сумму пока удалось собрать — пока не говорит: первые итоги будут подводить только в конце сентября. Уверяет: «На все запланированное точно хватит».

Мужчина проходит перед граффити с надписью «Надежда» над металлическим барьером, установленным перед отелем Le Gray в Бейруте, Ливан, 6 сентября 2020 года
Фото:

EPA / WAEL HAMZEH

Взаимопомощь — наше все

Екатерина Кабрит говорит, что большую роль играет и «человеческая» взаимопомощь.

«Я очень давно в этой общине, и мы постоянно друг другу помогаем, у нас постоянно идет сбор средств — то нуждающимся, то кому-то на билет собираем. То есть это постоянная часть нашей жизни. Но после взрыва я встречалась с девушками из России, из Беларуси, и столкнулась с тем, что они говорят: “О, ваша община так помогала”, или “Ваше посольство даже деньги выплатило”. Уже ходят разговоры о том, что мы действительно отличаемся на фоне других диаспор, других посольств», — отмечает она.

Наталья тоже добавляет, что тесно общается с другими представителями Общины и обменивается необходимым: 

«Когда мне дали вещи для девочки, они не подошли нам по размеру. Мы написали в группу Общины и предложили забрать их кому-то. Заодно я написала и о ситуации с кроватью: “Кто может, пожалуйста, помогите найти двухъярусную кровать, мы отдадим свою”. Обмениваемся чем можем, если можем помочь сами — мы только рады».

Если говорить о помощи на глобальном уровне — Украина была среди нескольких десятков стран, предоставивших Ливану гуманитарную помощь. Для этого из резервного фонда Государственного бюджета по указу Владимира Зеленского выделили 8,4 миллиона гривен. 19 августа груз доставили в Бейрут. Это — лекарства и пшеничная мука, по словам Осташа — две из трех важнейших потребностей Ливана после взрыва. Третье — это стройматериалы, прежде всего стекло, которого из-за взрыва потеряно около 5000 тонн — однако его труднее транспортировать самолетом.

Всю помощь из-за рубежа принимают и распределяют ливанская армия и благотворительные организации. Ведь правительство, хотя и формально еще у власти, официально подало в отставку и не исполняет полноценно свои функции. Политический и экономический кризис хотя и усложняет процесс восстановления Бейрута после взрыва, все-таки является скорее привычным для ливанцев, говорят местные жители.

«В Ливане это постоянное состояние жизни, люди уже приспособились к этому — жизнь восстанавливается мгновенно. Конечно, еще не восстановились те, у кого пострадал бизнес. Особенно пострадавший район — это район ресторанчиков, кафешек, магазинов, и конечно, полноценной торговой жизни там пока нет. Но в районах чуть подальше магазины стоят без витрин, без дверей — и работают, товар лежит открытый, просто на улице. Стоят манекены, хотя и стекла нет, покупатели заходят, покупают. Все возвращается к жизни», — отмечает Екатерина.

Поделиться: