Мама Инны Волковой смотрит на слайд-шоу с фотографиями дочери во время мероприятия, посвященного памяти девушки, которая умерла 20 октября от последствий коронавирусной инфекции, Киев, 23 октября 2020 года
Фото:

Александр Хоменко/hromadske

В группах риска при COVID-19 преимущественно пожилые люди и те, у кого есть серьезные заболевания. Многие пытаются этим себя успокаивать. Мол, коронавирус не так уж и страшен. Но иногда болезнь забирает и молодых и, на первый взгляд, здоровых. 

Так, 16 октября умер заболевший COVID-19 известный блогер Дмитрий Стужук. Ему было 35 лет. Как рассказала его бывшая жена и тоже блогерка София Стужук, у Дмитрия были проблемы с сердечно-сосудистой системой, поэтому его сердце не выдержало болезни. 17 октября в Ивано-Франковской области умер 8-летний мальчик. Врачи рассказали ВВС, что у ребенка было много сопутствующих заболеваний и проблем с дыхательными путями, поэтому когда он заболел COVID-19, пневмония развилась молниеносно.

А 20 октября от COVID-19 умерла 21-летняя Инна Волкова. Ее история отличается и шокирует тем, что до коронавируса, все считали ее абсолютно здоровой. 

В тот день, 3 октября, соседка Инны по квартире Вероника Кобзистая случайно пришла домой раньше, чем должна. Услышав какие-то звуки из Инниной комнаты, зашла и увидела девушку на полу. 

«У нее уже частично не работали конечности, она уже не могла никому позвонить», — рассказывает она.

Соседка Инны по квартире Вероника Кобзистая первой нашла Инну, и затем в течение нескольких недель вместе с другими волонтерами помогала врачам бороться за ее жизнь, Киев, 23 октября 2020 года
Фото:

Александр Хоменко/hromadske

Девушку забрала скорая. После нескольких больниц ее привезли в реанимацию Киевской больницы №9. У Инны парализовало все тело ниже шеи. Ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Тест на коронавирус оказался положительным, КТ показала двустороннюю пневмонию. Впоследствии диагноз поставил невролог — синдром Гийена — Барре. Это редкое аутоиммунное заболевание, при котором иммунная система человека поражает собственные периферические нервы, частично парализуя тело. По данным Всемирной организации здравоохранения, синдрому нередко предшествует бактериальная или вирусная инфекция. Но большинство людей полностью выздоравливает даже от самых тяжелых случаев.

«Родные и близкие предполагают, что Инна где-то подхватила COVID-19, он вызвал у нее аутоиммунное заболевание, и поскольку иммунитет отказал, так быстро развилась пневмония и так быстро ухудшилось состояние», — объясняет Вероника. 

Ни на какие симптомы коронавируса до этого Инна не жаловалась, о синдроме тоже никто не знал — он стал неожиданностью и для друзей, и для семьи. Ранее девушка дважды болела пневмонией — в детстве и три года назад, однако никаких хронических заболеваний не было.

Стол, на котором стоит урна с прахом Инны Волковой, портрет девушки, цветы и свечи, зажженные друзьями, Киев, 23 октября 2020 года
Фото:

Александр Хоменко/hromadske

Первые несколько дней Инна была в сознании — даже реагировала на вопросы, моргая. Для лечения синдрома Гийена — Барре врачи назначили ей дженерик, то есть легальный аналог иммуноглобулина — Биовен 10%. Однако в больнице его не было, надо было приобрести самим. Цена флакона — от 4 тыс. грн, за время лечения Инне ввели около 32 флаконов, рассказывает Вероника. Поскольку семья Инны не могла покрыть такие расходы самостоятельно, друзья девушки собирали средства через соцсети. 

«Люди с синдромом Гийена — Барре полностью приходят в норму в течение 2-4 месяцев, — говорит Вероника, — но поскольку была пневмония... Врачи сказали, что обычно пациенты с такими показателями не проживают более 2-3 дней. Инна держалась две недели».

После первой недели лечения Инне сделали трахеотомию и вставили трубку с кислородом прямо в трахею. 17 октября родным и близким сообщили, что она вышла из комы, реагировала глазами на свет. Однако через два дня у нее начало прыгать давление и утром 20 октября из-за отека головного мозга ее сердце остановилось. 

Инне исполнился 21 год в июне. Она переехала в Киев из Запорожья. Интересовалась языками, изучала английский в КНУ имени Тараса Шевченко. Возглавляла образовательное направление в Фундации региональных инициатив, много волонтерила, организовывала палаточные кэмпы и другие мероприятия для молодежи, занималась киевским Молодежным центром гражданского образования. 23 октября в этом центре друзья с Инной прощались. 

На стенах — полные улыбок фото с различных событий и путешествий, на столах — сладости и чай, на фоне — плейлист, который Инна собирала на какую-то вечеринку. И в углу — стол со свечами, портретом и урной с прахом. В справке о смерти, по словам Вероники, ни слова о синдроме Гийена — Барре, официальная причина — коронавирус. Поэтому тело девушки подлежало кремации. Сделать день памяти именно в таком, а не траурном формате друзей Инны попросила ее мама. Она садится перед проектором и молча смотрит на фотографии дочери. 

«Меня иногда спрашивают: как вы держитесь? — говорит Вероника. Она везде сопровождает маму Инны. — Я не знаю, я не знаю. Наверное, через неделю вам скажу. Меня еще размажет. И маму. Да, она держится. Механически выполняет какие-то задачи. И хочет, чтобы это прощание было таким добрым и светлым, какой была Инна. Знаете, бывают люди, которым в глаза смотришь и кажется, что они не умеют врать — Инна была таким человеком. Она действительно всем помогала и это не просто слова, которые говорят в память об умершем».

Подруга Инны Ольга Антонова запускает слайд-шоу с фотографиями Инны, Киев, 23 октября 2020 года
Фото:

Александр Хоменко/hromadske

Ольга Антонова, другая подруга Инны, вспоминает, что около месяца назад они вдвоем разговаривали о том, куда хотели бы поехать после карантина, когда откроют границы. 

«Точно не помню, куда она хотела поехать, — говорит Ольга. — Я перечислила стран 20 она стран 20. Мы просто перечисляли места, которые хотели бы когда-то посетить...» 

По состоянию на 28 октября, за время пандемии COVID-19 в Украине обнаружили 363 075 случаев инфицирования. 6755 человек — умерли от осложнений. Вероника говорит, что красные циферки количеству инфицированных на странице Минздрава, конечно, ужасают, однако из-за сухой статистики трудно осознать, что происходит.

Зал Центра гражданского образования, где состоялось мероприятие памяти Инны, Киев, 23 октября 2020 года
Фото:

Александр Хоменко/hromadske

«Кроме нашей личной трагедии, это еще и история о том, что от нас ушла 21-летняя девочка, которая была абсолютно здорова. Никто не знает, что может спровоцировать COVID-19,поэтому так важно быть в масках, — говорит Вероника. — Ну и мой личный опыт пребывания в течение этих нескольких недель в реанимации, когда мы передавали препараты, узнавали о состоянии, — ну это жутко. Наверное, я всем неверующим в коронавирус посоветовала бы просто приехать один раз в ту же 9-ю больницу, увидеть очередь из скорых, увидеть количество людей. А потом приехать в крематорий и увидеть очередь там. Там колоссальное количество людей. Поток друг за другом, на церемонию — 10 минут»

Впоследствии родные и друзья Инны хотят сделать фонд помощи для больных  COVID-19.

Поделиться: