Кадр из немецкого пропагандистского фильма Feldzug in Polen, снятого во время вторжения в Польшу в сентябре 1939 года. Пожар в лесу у военного склада на Вестерплатте

Вторая мировая продолжалась уже неделю. Немецкие войска подошли вплотную к Варшаве, в войну вступили Франция и Великобритания, а СССР готовил оккупационную армию, чтобы атаковать Польшу со своей стороны. Тем временем 200 отчаянных поляков, чья единственная пушка давно уже была подорвана, которым не хватало патронов, воды и медикаментов, в тылу немецких войск продолжали удерживать маленький полуостров в устье Вислы.

Как они выстояли целых семь дней против бомбардировщиков, немецкого флота, артиллерии, огнеметов, морской пехоты и войск СС, и что в итоге привело к их капитуляции — в 80-ю годовщину начала Второй мировой войны рассказывает Громадское.

Историки окончательно не определились, где и кем были сделаны первые выстрелы Второй мировой войны. Некоторые исследователи, например, считают, что их сделал немецкий бронепоезд Panzer Zug 3, который атаковал в ночь на 1 сентября польскую железнодорожную станцию Хойнице.

Но классическая версия — первыми в войне, которая унесла жизни более 70 миллионов человек и навсегда изменила представление человечества о добре и зле, были выстрелы устаревшего немецкого броненосца «Шлезвиг-Гольштейн» в гавани Вольного города Данциг.

Вольный город Данциг

После Первой мировой войны Польша, которую еще в конце 18 века разделили между Россией, Австрией и Пруссией, снова получила независимость.

В то же время государства, которые победили в мясорубке 1914-1918 годов, желалаи, чтобы в Европе появился новый мощный антигерманский игрок — и всячески поддерживали образовавшуюся Польскую республику. В том числе — помогли ей получить выход к Балтийскому морю через крупный портовый город Данциг (сейчас — польский Гданьск).

Судьбу Гданьска-Данцига в чем-то можно сравнить с судьбой украинского Львова. Основанный в глубине веков на территории тогда еще славянской Померании, он побывал под властью Тевтонского рыцарского ордена, Речи Посполитой и Пруссии (впоследствии — Германской империи).

По Версальскому мирному договору, который завершил Первую мировую, Данциг, 97% населения которого в то время составляли немцы, был отобран у побежденной Германии и провозглашен «свободным городом». Фактически — городом-государством вроде древнегреческих Афин или средневековой Венеции. Но — со специальными экономическими привилегиями для Польши.

Польша с Данцигом образовала таможенный союз, ей подчинялась местная железная дорога, она пользовалась местным портом. Также Польскому государству было разрешено открыть в Данциге собственное почтовое отделение и держать в вольном городе небольшую воинскую часть.

Базировалась эта часть на полуострове Вестерплатте.

Военные читают газеты в солдатском зале военного склада на Вестерплатте, 1930 год

Что такое Вестерплатте

Вестерплатте — это узкий (200-500 метров в ширину и 3 километра в длину) полуостров в устье Вислы. Он отделяет так называемую Мертвую Вислу от Гданьского залива Балтийского моря. До Первой мировой здесь был популярный городской пляж.

После провозглашения Данцига свободным городом Лига Наций (тогдашний аналог ООН) позволила Польше построить на Вестерплатте транзитный военный склад и держать здесь немногочисленный гарнизон для его охраны.

На Вестерплатте поляки построили, в частности, маяк, собственную электростанцию, железнодорожную станцию и даже казино для офицеров.

С 1933 года, когда к власти пришел Гитлер, и внешнеполитическая риторика Германии стала гораздо более агрессивной, Польша начала укреплять оборону Вестерплатте.

Здесь построили несколько скрытых бункеров, бытовые помещения переоборудовали и укрепили на случай обстрелов. По расчетам польского командования, в случае германского нападения защитники Вестерплатте должны были продержаться 12 часов, в течение которых им на помощь должен был прийти специальный интервенционный корпус, который в то же время должен был захватить и Данциг.

Силы поляков

Но сконцентрировать на Вестерплатте мощные силы полякам не удалось.

Лига Наций позволяла Польше держать здесь только 82 человека. В марте 1939 года, когда мимо Данцига проходил немецкий флот, поляки все же смогли срочно перебросить сюда еще около 130 человек, часть из которых, правда, были инженерами и другими гражданскими. Также удалось тайно привезти по железной дороге устаревшую гаубицу и четыре миномета.

Комендантом Вестерплатте был майор Генрик Сухарский. В 1939 году ему исполнилось 40, он успел послужить еще в армии Австро-Венгрии, и затем присоединился к войску независимой Польши.

Охраной складов командовал 35-летний капитан Франтишек Домбровский.

Генрик Сухарский (справа) и Франтишек Домбровский
Фото:

Ośrodek Dokumentacji i Studiów społecznych (ODiSS), Warszawa

Силы немцев

Вольному городу Данцигу было запрещено иметь собственные вооруженные силы. Поэтому из «силовиков» в городе существовали только отряды полиции.

В 1933 году на местных выборах, как и в Германии, победили нацисты. Здесь ввели так называемые «Нюрнбергские рассовые законы», периодически вспыхивали еврейские погромы.

Антипольские настроения в Данциге тоже достигли наивысшего уровня. К тому же местные немцы постоянно боялись, что поляки оккупируют город.

Подстрекали такие настроения и чиновники Третьего рейха. Так, в октябре 1938 года министр иностранных дел Германии Риббентроп требовал, чтобы Польша вернула Данциг (который ей фактически и не принадлежал) «на родину».

А в начале 1939 года в вольном городе тайно создали отряды самообороны — «хаймвер». Когда в августе того же года об их существовании заявили официально, оказалось, что записались в хаймвер уже более полутора тысяч человек. Конечно, эти отряды, которые после начала Второй мировой войдут в дивизии СС «Мертвая голова», заранее получили из «ближайшего военторга» и оружие, и оснащение.

25 августа в Данцигском порту, всего в 150 метрах от Вестерплатте, бросил якорь немецкий броненосец «Шлезвиг-Гольштейн». Это был устаревший к тому времени корабль (построили его еще в 1904 году), но вооруженный более чем 20 пушками. К тому же, на его борту, как потом выяснилось, находился батальон немецкой морской пехоты.

Вместе немецкие силы вокруг Вестерплатте насчитывали около 3,5 тысяч человек (морская пехота, хаймвер, местная полиция и саперный батальон Вермахта, который подошел на помощь позже). Неподалеку в Балтийском море дежурил немецкий флот, на ближайших немецких аэродромах были сконцентрированы бомбардировщики.

Учитывая это поразительное преимущество, немецкие руководители были настроены пренебрежительно.

«Нам хватит 10 минут, чтобы взять Вестерплатте», — был уверен капитан «Шлезвиг-Гольштейна» Густав Кляйкамп.

«Возьмем его за несколько часов», — возражал командующий немецких сухопутных сил вокруг Вестерплатте Фридрих Эберхардт.

Немецкие солдаты, полицейские и таможенники Данцига разрушают польский барьер, 1 сентября 1939 года
Фото:

Hans Sönnke/public domain

Первые выстрелы

Первые выстрелы Второй мировой для майора Генрика Сухарского и его подчиненных могли бы прозвучать уже 26 августа. В этот день «Шлезвиг-Гольштейн» неожиданно для поляков снялся с якоря и начал двигаться в сторону Вестерплатте. Сухарский поднял гарнизон по тревоге.

Немецкие морпехи уже были готовы десантироваться на остров, но вдруг пришел приказ из Берлина: операцию немедленно прекратить. Гитлер только что узнал, что накануне, 25 августа, Польша заключила с Великобританией военный союз. Несколько дней спустя этот союз и заставит англичан вступить в войну.

А вот 1 сентября остановить начало немецкой атаки на Вестерплатте было уже некому — Германия начала полномасштабное вторжение не только в Данциг, но и вообще в Польшу.

За последние дни августа Гитлер, судя по всему, пришел к выводу, что Великобритания и Франция все же не решатся вступиться за Польшу. Более того — он знал, что Советский Союз уже готовится атаковать Польшу со своей стороны. И уж наверняка Гитлер не рассчитывал, что война, которую он начинает, войдет в историю как Вторая мировая.

Не рассчитывали на это и артиллеристы «Шлезвиг-Гольштейна», когда в 4:45 утра 1 сентября 1939 года получили приказ обстрелять польские позиции на полуострове Вестерплатте. В 4:48 приказ был выполнен, майор Сухарский срочно связался с польским гарнизоном на полуострове Хель и сообщил о нападении. Вторая мировая началась.

Немецкий броненосец «Шлезвиг-Гольштейн» обстреливает польские позиции на полуострове Вестерплатте, сентябрь 1939 года
Фото:

Imperial War Museum (IWM Licence)

Семь дней обороны

Через восемь минут после залпа из «Шлезвиг-Гольштейна» немецкая морская пехота высадилась на Вестерплатте. Немцы ожидали легкой победы, но плана польских укреплений у них не было, и сразу после высадки они попали под плотный огонь. Морские пехотинцы потеряли 16 человек и отступили, с другой стороны на Вестерплатте попытались высадиться полицейские и бойцы хеймвера, но оказались на минном поле и тоже вынуждены были ретироваться. Немецкое командование поняло, что Вестерплатте так просто не взять.

Следующие семь дней позиции 200 поляков обстреливали орудия «Шлезвиг-Гольштейна» и миноносца Т-196, полевая артиллерия, минометы. Десятки тяжелых бомб на Вестерплатте сбросили бомбардировщики Ю-87, которые пикировали на польские укрепления с бешеным воем. 4 сентября на помощь немцам подошли саперы, вооруженные ручными огнеметами. Через день немцы попытались поджечь лес возле польских позиций, используя железнодорожную цистерну с нефтью.

К тому же всю эту неделю вермахт и местные «ополченцы» не прекращали пехотные атаки с суши и попытки высадиться на остров с воды.

Уже в первый день обороны поляки потеряли единственную пушку. Она сделала только 28 выстрелов, разрушила несколько пулеметных позиций на другом берегу Вислы, но быстро была уничтожена огнем из «Шлезвиг-Гольштейна». На второй день немцы с самолетов разбомбили все четыре польских миномета. Защитники Вестерплатте постепенно теряли бункеры — в один из них попали две 500-килограммовые бомбы, другой сожгли огнеметами, некоторые уже просто не было возможности и сил защищать.

Заканчивались патроны, гранаты, еда и питьевая вода. 20 поляков погибли, в полевом госпитале находились 50 раненых, которым не хватало медикаментов. 12 часов, за которые в Вестерплатте должна была добраться помощь, давно прошли, до защитников доходили неутешительные новости с фронта — немцы захватили Поморье, Силезию и подходили к Варшаве.

Польские военнопленные из Вестерплатте под охраной немецких солдат у одного из бункеров, 9 сентября 1939 года

Капитуляция

Впервые майор Сухарский отдал приказ о капитуляции еще 2 сентября. Тогда на него произвела гнетущее впечатление немецкая бомбардировка, в частности — гибель целого бункера со всеми защитниками, в который попали две тяжелые авиабомбы.

По приказу Сухарского старший легионер Ян Гембура вывесил белый флаг над штабной казармой. Но Франтишек Домбровский ослушался своего начальника и капитуляцию отменил. Гембуру и еще нескольких солдат он приказал расстрелять на месте, флаг снять, а Сухарского отстранил от командования.

В последующие дни отстраненный майор еще дважды пытался убедить сослуживцев, что свой долг они выполнили сполна, что дальше защищать мало кому нужный склад нет смысла, и что жизнь и здоровье солдат важнее всего. Но Домбровский и большинство офицеров придерживались мнения, что Вестерплатте, которое уже который день оставалось фактически наедине с немецкой армией, флотом и авиацией — это важный пример для всей непокоренной Польши. Каждый день в радиоэфире польские радиостанции после новостей об очередных поражениях на фронте с гордостью повторяли: «Вестерплатте продолжает защищаться».

7 сентября в 4 утра немцы совершили генеральный штурм. В 7 утра его тоже отразили, но поляки потеряли еще один бункер. Силы бойцов, которые оставались на позициях, подходили к концу. Майор Сухарский четвертый раз попытался убедить офицеров капитулировать, и на этот раз, кажется, никто не был против.

Над казармами снова подняли белый флаг, Сухарский надел парадный мундир и саблю, и под объективами немецких фото- и кино-корреспондентов торжественно сообщил генералу Фридриху Эберхардту, что Вестерплатте капитулирует. В ответ генерал снисходительно позволил Сухарскому оставить себе парадную саблю даже в плену.

Польские жители Данцига, захваченные немцами во время оккупации города, стоят с поднятыми руками, 9 сентября 1939 года

Дальнейшие судьбы и коммунистический миф

Генрик Сухарский до конца Второй мировой просидел в немецких лагерях для военнопленных (где ему все же пришлось расстаться со своей знаменитой саблей). После освобождения в мае 1945 года он получил под свое командование стрелковый батальон, который был расквартирован в Италии. Там он в следующем году и умер от перитонита. 1 сентября 1971 года его тело перезахоронили на территории Вестерплатте.

Франтишек Домбровский тоже оставался в плену до конца войны. Затем еще пять лет отслужил в польской армии. Написал мемуары об обороне Вестерплатте. Умер в 1962 году от туберкулеза.

В послевоенной Польше возник большой культ обороны Вестерплатте.

Большую популярность приобрела «Песня о солдатах Вестерплатте» на слова известного поэта Константы Ильдефонса Галчиньского, которая была написана сразу в 1939 году. Правда, из песни можно сделать вывод (и это хорошо иллюстрирует мифы, которыми обросла героическая оборона в дальнейшем), что большинство защитников Вестерплатте погибли.

За несколько дней до смерти Сухарского у него взял интервью известный польский журналист Мельхиор Ванькович, который сделал майора главным героем своей новеллы.

В 1967 году Станислав Ружевич снял классический черно-белый фильм «Вестерплатте», который получил серебряную медаль на Московском кинофестивале. В фильме представлена «идеологически правильная» для коммунистической Польши версия событий. В частности, несколько раз подчеркивается, что защитники Вестерплатте ждут помощи именно из Данцига, хотя на самом деле город был почти полностью на стороне немцев.

Но ни поэты, ни кинорежиссеры, ни историки до сих пор не могут прийти к согласию, кто же был прав в те сентябрьские дни — сторонник почетной капитуляции, простой польский крестьянин Генрик Сухарский, который понимал бесперспективность дальнейшего сопротивления и хотел сохранить жизнь своих подчиненных, или Франтишек Домбровский, потомственный шляхтич, который отстаивал борьбу до самого конца.

...А старый броненосец «Шлезвиг-Гольштейн», который выстрелами своих пушек возвестил миру о начале самой кровавой войны в истории человечества, в декабре 1944 года был потоплен британскими самолетами возле польских берегов. После войны советские моряки его подняли, отремонтировали и еще двадцать лет использовали как учебную мишень.

Возможно, это было посмертное наказание за все те беды, которые «Шлезвиг-Гольштейн» принес в этот мир.

Поделиться: